Ксения Костина в гостях у «Берись и делай»

0
18 september 2012
14747 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А.Шарков: Здравствуйте! Меня зовут Андрей Шарков и вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай!». И сегодня у меня в гостях Ксения Костина. Ксения, здравствуй!

К.Костина: Здравствуй, Андрей!

А.Шарков: Мне очень сложно кратко описать то, чем ты занимаешься, потому что список настолько большой твоих достижений, да, и вот я смотрю на тебя. У нас сейчас пишется и видео версия тоже. И слушатели, и зрители могут оценить, что, казалось бы, хрупкая красивая девушка, но, тем не менее, сделала все то, о чем мы сегодня будем говорить. Поэтому, наверно, в твоем случае будет правильнее, если ты сама скажешь, что ты успела сделать, сотворить к данному моменту.

К.Костина: Да, спасибо, Андрей, за столько комплиментов. Если говорить о сегодняшнем дне, то я наиболее активно занимаюсь двумя проектами. На первый взгляд, они разные, но позже мы поймем, в чем их сходство. Первая, наверно, и основная деятельность для меня, это компания «ЛипГид» это КПА сеть, по сути, интернет продукт, партнерская сеть, которая позволяет рекламироваться в интернете, и платить за результат.

А.Шарков: А можешь прояснить, что такое КПА? Потому что не все знают. Честно говоря, я сам забыл.

К.Костина: КПА это вид рекламы в интернете, когда мы платим за действие. То есть, расшифровывается это с английского, как кост пер экшен — плата за действие. То есть, в случае, допустим, с рекламой в Директе, пользователь, покупая рекламу, он платит за клики. Когда мы размещаем баннерную рекламу, мы платим за показы этого баннера. В нашем случае, мы предлагаем клиентам вид рекламы, когда рекламодатель платит за конкретные действия. Допустим, за заполнение какой-то формы на его сайте, за регистрацию, за заявку.

А.Шарков: Я думаю, что многим пользователям интернет магазинов, в том числе и мне, это направление безумно интересно, потому что наши бюджеты на Яндекс Директ, на какое-то размещение на других площадках, оно сжирает немерянно денег. Что уж говорить, есть недобросовестные конкуренты, которые скликивают это все дело. Сейчас я даже видел уже услугу продают, скликаем весь бюджет вашего конкурента. Я сейчас озвучил сценарий моей другой программы «Антология кидалова». Это ближе к той теме. Поэтому, конечно, плата за конкретные действия, что является конечной целью любого перехода или просмотра, это очень интересно. Второе направление?

К.Костина: А второе направление, это ателье «Бант». Собственно, это ателье индивидуального пошива, в основном, женской одежды.

А.Шарков: А вот ты сказала о сходстве этих двух проектов. Мне действительно будет уже интересно услышать, в чем же их сходство. Потому что казалось бы онлай бизнес, оффлайн история, да. И как они кореллируются. Мы об этом узнаем в середине выпуска, я думаю. Ксения, вот я уже заранее знаю, а слушатели еще пока не знают, что твой вход в бизнес состоялся не совсем ординарно, как у всех. И твой путь реально один из самых интересных, которые я мог только представить и которые я знаю. Расскажи, пожалуйста, с чего все начиналось именно у тебя.

К.Костина: Ой, ну, действительно, если сравнить начало пути и конец пути, то сходств никаких, логики не прослеживается.

А.Шарков: Ну, конец еще далеко, я надеюсь.

К.Костина: Ну, сегодняшний момент. Наверное, мое такое первое серьезное. Я сама из Таллина, то есть, я родилась в Таллине.

А.Шарков: То есть, ты гастарбайтер, практически.

К.Костина: Нет, нет. Вполне легальный житель Петербурга, теперь уже давно. Мое, наверно, первое серьезное место работы в Таллине, это было рекламное агентство Ди Зи Би. Наверное, многие знают эту международную рекламную сеть. Я была там аккаунт директором, собственно, вела таких крупных клиентов, как МакДональдз, ФольксВаген. Тогда это было безумно интересно, но параллельно я уже с 17 лет занималась политической деятельностью, и на муниципальных выборах 2005 года была избрана, собственно, депутатом Таллинского горсовета.

А.Шарков: Это тебе было по прежнему 17, или уже хотя бы сколько?

К.Костина: Когда я впервые участвовала в выборах, мне было 18, я была самый молодой кандидат во всей Эстонии. Но в тот момент я не избралась, я избралась только в административный совет одного из районов. А через три года, соответственно, в 21 год меня наконец избрали депутатом Таллинского горсобрания.

А.Шарков: Ты первый депутат здесь в этой студии.

К.Костина: Ой, очень здорово, да, иностранный.

А.Шарков: Так, а дальше?

К.Костина: А дальше, собственно, ну, мне хотелось как-то развиваться. Мне нравилась политическая деятельность, но, наверное, я не видела себя в ней целиком и полностью. В то же время, мне нравился маркетинг, мне нравилась реклама, но мне хотелось развиваться как-то дальше. Потому что на тот момент, я уже два года проработала в агентстве. И в общем то, на самом деле, следующей ступени там уже и не было. Потому что после аккаунт директора следует только директор. И совмещать эти два направления было сложно, потому что, скажем, политический фон в Эстонии таков, что если ты занимаешься политикой, то тебе надо этим действительно заниматься, и работать именно с утра до вечера. А если ты занимаешься бизнесом, то не приветствуется какая-то политическая привязка. А мне вроде нравилось и то и то. На самом деле, так сложилось, что я смотрела в сторону России, мне интересно было вообще поехать, поработать в Россию. И так сложилось, что мне предложили место в новой структуре, в агентстве прямых инвестиций. Это на тот момент создавалась структура для комитета по инвестициям и стратегическим проектам, для того, чтобы продвигать комитет и инвестиционный климат Санкт-Петербурга на внешних рынках. И меня, конечно, такая вакансия очень привлекла, потому что, с одной стороны, это не совсем политика. Но, тем не менее, деятельность такая, связанная с работой на город, а с другой стороны, это маркетинг. Потому что меня позвали на должность заместителя генерального директора по маркетингу. Я с радостью собрала чемоданы и переехала на своей машине.

А.Шарков: Слушай, а как это получается, тебя заметили из Питера от туда, или хэдхантеры охотились за кем то именно в ближнем зарубежье? Это уже европейское зарубежье, практически.

К.Костина: Получилось так, что просто приехала делегация из Санкт-Петербурга на дни Таллина и мы плотно общались. То есть, депутаты Таллинского горсобрания, депутаты ЗАГСа и ряд сотрудников комитетов. И вот как-то речь зашла, для них было немного странно, что работа депутатов в Таллине не фул тайм джоб, как здесь. Это больше такая общественная деятельность внагрузку. И вот как-то мы к этому пришли. Они сказали, а вот у нас есть, давай.

А.Шарков: Вот я смотрю на твою биографию, и работа в комитете практически последнее место работы до собственного бизнеса. Как был переход?

К.Костина: На переход повлияло несколько факторов. Первое, это кадровые перестановки в самом комитете и уход непосредственно моего руководителя. Второе, это кризис восьмого года, в связи с которым, естественно, сократились не только маркетинговые бюджеты компаний, но и, собственно, бюджет города, который предназначался на продвижение. И третий немаловажный фактор, это беременность.

А.Шарков: Вот, я хотел чуть позже об этом сказать, что одно из достижений. Это, пожалуй, номер один, я считаю, достижение, что ты молодая мама. И тем не менее, бизнес не мешает этому, и ребенок не мешает бизнесу. Это очень интересная история, мне всегда интересно общаться с девушками, которые совмещают роль мамы и бизнес вумен.

К.Костина: Да, у меня уже сейчас дочке два года. Несомненно, это накладывает какие-то ограничения, что уже нет возможности ходить на те же тусовки молодых предпринимателей каждый вечер. Но это большая радость, ответственность, совершенно другой взгляд на вещи.

А.Шарков: Я тебя прекрасно понимаю, не буду раскрывать, почему, но сейчас это понимание у меня уже есть. И на самом деле, у меня была в самом начале записей программы «Берись и делай!» одна из гостей. Алена Кришевич, она из Хабаровска, точнее, она из Петербурга, но работала в Хабаровске, а сейчас вернулась. И у нее практически та же ситуация. И она совмещала роль мамы и бизнес вумен. И, ты знаешь, бизнес не страдал. Более того, она умудрялась за три часа сделать то, что она делала раньше за десять часов. Потому что понимала, нужно уделять время ребенку. И она стала в три раза эффективнее. Сейчас, наверно, раз в десять эффективнее. Я так понимаю, у тебя была прекрасная мотивация работать над продуктивностью и избавляться от всякой лирики, а получать результат конкретный.

К.Костина: Да, конечно. Это очень дисциплинирует, когда ты понимаешь, что у тебя нет больше возможности сидеть на работе до девяти или до десяти, у тебя какие-то четкие рамки.

А.Шарков: Итак, твой первый бизнес проект. Как и с чего он начался?

К.Костина: Нельзя сказать, что это был какой-то резкий переход, потому что, когда я ушла из агентства, я сразу же пошла учиться. Я поступила на МБА в высшую школу менеджмента. И параллельно основала компанию. Головной офис вместе с моей приятельницей Катей Ольхович мы больше для каких-то знакомых выполняли проекты по Пи Ару, по рекламе. Просто вот сидя дома и встречаясь в кафе. Мы наработали определенное портфолио. И где то в течение года это продолжалось. То есть, будучи беременной и родив, мы постоянно вели какие-то проекты. И в общем то, за этот год получили много обратной связи. И сформировалось наконец понимание рекламного рынка не скажу, что России, но Санкт-Петербурга. Поэтому, если в начале пути у меня были планы по прямо вот созданию агентства, его развитию, посвящению себя полностью этой деятельности. То по прошествии какого-то времени, после работы по различным проектам, стало понятно, что не так то просто это сделать. На самом деле по трем причинам. Во первых, рекламный рынок Санкт-Петербурга ужасно неструктурирован.

А.Шарков: О, да.

К.Костина: Если, допустим, в Эстонии. Понятно, что Эстония маленькая, но тем не менее. Есть, допустим, пять агентств топовых, они входят в международные сетки, они получают лучших клиентов. И есть, допустим, еще там 10-15 креативных агентств небольших, которые за счет шустрости, за счет креатива, за счет свежих идей, получают какие-то там разовые проекты. Вот и собственно все. Есть ассоциация, которая их обьединяет, там есть рейтинги и обратная связь от компаний. И все клиенты плавно перемещаются между этими компаниями. Периодически кто то отваливается, кто то новый приходит, но тем не менее, это нормальные рекламные агентства в том понимании, в котором они должны быть, в классическом.

А.Шарков: Но они обслуживают и больших и маленьких заказчиков?

К.Костина: Да.

А.Шарков: Это очень важно, потому что в Петербурге примитивнейшее структурирование, оно есть. Либо те, кто обслуживает мега монстров Мегафон, Балтику и все остальное. И те, кто работает с заказчиками, кто заказывает небольшие сайты, визитки, буклеты, ну, такие, подсобные больше структурки.

К.Костина: Я бы сказала, что еще все хуже, потому что рекламным агентством называют себя все, кому не попадя.

А.Шарков: Я называл в свое время себя также.

К.Костина: То есть, если у тебя два пиарщика, и вы проводите Пи Ар мероприятие, то вы рекламное агентство. Если ты размещаешь рекламу в метро просто или в бизнес центре, то ты рекламное агентство. Если у тебя типография, в которой есть один дизайнер, ты рекламное агентство.

А.Шарков: Тем более, я скажу, если ты знаешь, где типография, ты знаешь, кто размещает, ты знаешь, кто делает дизайн. Ты уже один рекламное агентство. Это моя ситуация.

К.Костина: А, кстати, таких ситуаций, Андрей, много. Потому что помимо рекламных агентств, есть еще куча просто молодежи, к которым кто-то обращается, они находят фрилансеров.

А.Шарков: И как правило, знаешь, как это происходит. Ты сделал какую-то там работу, обслужил одного двух заказчиков. И пошла молва. И когда ты особенно молод, студент. Говорят, слушайте, вон там парень студент, он нормально делает. Клише уже, вот парень студент, который сделает за 200 долларов быстро и качественно до сих пор работает. До сих пор так формируются, знаешь, такие, ну, не то, чтобы однодневки, одногодки может быть. Вот ребята, которым надо как-то жить, нужно что то зарабатывать. Фотошоп изучил, Корел изучил, с типографиями познакомился, да, а почему бы мне этим не заняться. Как правило, с сайтами это еще проще, каждый второй у нас сайты делает, но кто то идет дальше и занимается сувениркой и так далее. Отсюда мы получаем вот эти сотни, тысячи, десятки тысяч агентств. У тебя европейский взгляд на этот вопрос, и вот всегда интересно мнение европейца. Очень часто общаюсь с европейцапи, буквально недавно вернулся из Брюсселя. Побывал и в Голландии, и в Бельгии по рабочим вопросам. Как раз таки по производству шоколада, в том числе по дизайну общался с представителями рекламных агентств. И для меня это нечто неординарное. Я так понимаю, как и для тебя стал российский рынок.

К.Костина: Именно так, именно так. Вот вторая, да, причина, которая меня смущает во всем этом бизнесе, это дистанция власти. Не секрет, что в России очень большая дистанция власти, это мешает всем, в том числе и бизнес процессам. Объяснить, да, слушателям?

А.Шарков: Объясни, а то я сам так не до конца понял, что ты хотела сказать.

К.Костина: Дистанция власти это индекс, который измеряет ряд иностранных агентств. Он показывает то, каким образом подчиненные относятся к руководителю, насколько они его боятся, насколько они открыты перед ним и так далее. То есть у нас вот это вот, наверно, еще из покон веков есть восприятие начальника, как царя батюшки. И в итоге получается, что тот человек руководитель, который принимает решения, он на самом деле изолирован от информации. Он получает ее порционно от своих подчиненных, подчиненные боятся ему, не дай Бог, там что то донести, что может ему не понравится, что он может не понять. И поэтому никакого улучшения бизнес процессов не происходит. Хороший пример в рекламном бизнесе. Есть крупная компания, есть у нее Пиарщик, который, вроде бы, все понимает, хороший, профессиональный. Но у нее есть четкий рекламный бюджет. Она его сливает весь на Яндекс Директ и покупку баннеров на определенных порталах. Каждый месяц одно и то же. Каждый месяц ее вызывает руководитель и просит ее доложить о результатах. Она ему показывает, вот заплатили Яндексу, вот потратили сюда, вот баннеры были здесь, вот здесь была листовочка, столько-то человек зашло на наш сайт и, собственно, все. И рядом лежит статистика по продажам. На самом деле, они никак не взаимосвязаны, никто не может доказать, что ее рекламная кампания повлияла как-то на продажи. Вроде, все происходит, все понятно, и ей не нужно ничего менять. Потому что она свою зарплату в любом случае получает. Если она как-то пытается оптимизировать этот процесс, то ее голова оказывается на плахе, ей рисковать никакого смысла нет. И таким образом все происходит в любой крупной компании.

А.Шарков: Ты знаешь, мне кажется, что природа этого явления, она лежит достаточно глубоко. Просто вот на системе образования даже. Обрати внимание, ты училась в Таллинской школе?

К.Костина: Да.

А.Шарков: Ну, вот я общаюсь с американцами, европейцами. О многом мы говорим, ну, как обучаются. И вот лично я, как и многие мои знакомые друзья и коллеги, мы в школе, задача была оценку получить. Можно было списать, работу чужую сдать, задача получить какую-то оценку. Ты знаешь, что в мировой практике списывание, оно даже не понятно. Люди, которые понимают, что их уровень ниже, чем других сокурсников, они не будут списывать, они не будут скрывать, по крайней мере, этого. Не будут стараться казаться лучше, чем они есть во многом. Соответственно, они какой показывают результат, такой показывают. Он может быть плохим или хорошим, но он такой. У нас, зачастую, цифровой результат, показатель значений каких-то не соответствует никаким качественным нормам. И вот, как со школы мы списывали и подбивали какие-то показатели, точно так же это происходит и у людей на работе. Точно так же они показывают статистику, привязывают ее к данным, но вот здесь эта изворотливость, ушлость. Что скрывать, я в свое время, когда только начинал, точно так же делал. Показывал вот мы сделали это, а вот здесь это произошло, вот не просто так. Скорее всего, потому что мы постарались. А вот работа на результат, когда ты работаешь на себя и уже и сотрудников настраиваешь, вот ребята, любая, пусть горькая, но правда. Как есть, так есть. Лучше признать, что мы неэффективно сделали, что мы облажались, давайте по-другому сделаем. И что-то исправим, проэкспериментируем, я готов всегда к экспериментам. Слава Богу, ну, по крайней мере, у меня есть ощущение, что мои сотрудники, они тоже так работают. Они конкретно показывают как есть на самом деле. С агентствами ситуация та же самая.

К.Костина: Ну, вот и, собственно, третья причина, которой мы не коснулись. Вот ты, наверно, сам уже знаешь на своем опыте, что это, на самом деле, большая коррупция в компаниях, в частном бизнесе у нас, к сожалению, есть. Она присутствует, об этом уже говорят открыто. И работать в таких условиях было не интересно.

А.Шарков: Откаты. Ты знаешь, признаюсь, что у нас это настолько редкое исключение, вот в моем бизнесе по производству шоколада корпоративному, что, ну, вот из трех тысяч клиентов, которые есть за все это время, было три случая. То есть, один на тысячу, и то два не криминально, а один нормально. Ну, как бы, нам не в ущерб, но, понятное дело, что в ущерб компании. Ты идешь на это, ты понимаешь, что нужен бюджет. В принципе, они могут сделать так, что ты и не узнаешь, как поставщик, вот. Я на них не обижаюсь, но я бы не хотел оказаться на месте их работодателей. Надеюсь, что этого не произойдет, хотя, кто знает. Может это и происходит, а я и не знаю. Сейчас можно все так подтасовать, что просто не придраться будет. Особенно, если оно там в день по 40 транзакций, ты не поймешь, что к чему. Ладно, вернемся к твоим бизнесам. Я понял причины, по которым ты решила свернуть проект, хотя я помню твою визитку на прозрачном материале, с головой, с этим мозгом. Визуально, конечно, было все очень красиво у вас сделано.

К.Костина: На самом деле, это не совсем так, что я свернула проект. Проект существует, его развивают. У нас есть планы по дальнейшей трансформации, пока не буду их раскрывать. Надеюсь, что смогу уже через полгода прийти к тебе с новой историей. И что касается рекламного бизнеса, на самом деле, что я еще сделала, это я открыла свое мини агентство в Таллине.

А.Шарков: О, вот очень интересно. Слушай, а расскажи, пожалуйста, в чем разница между открытием агентства в Петербурге и в Таллине? Как открывать компании в Питере, в принципе, уже многие гости нам рассказали, да. Я думаю, если сейчас ты начнешь рассказывать, то во многом он повториться с остальными. А вот, как открывать агентство в Таллине, и вообще, в Евросоюзе, об этом еще пока у нас не было разговора.

К.Костина: Что касается основания компании, то это я не обманываю, это ровно 15 минут занимает. Я сидела у себя в офисе в Петербурге, вставила в свой компьютер ридер для Ай Ди карты электронной, вставила свою электронную карту. Ай Ди карта у всех есть.

А.Шарков: Это типа паспорта в Евросоюзе.

К.Костина: Да, зашла на портал госуслуг и, собственно, там есть уже все предзаполненные шаблоны, тебе нужно только кликать мышкой в нужные окошки, он сам тебе даже устав генерирует. 15 минут. И зарегистрировали они мне ее, через 5 дней пришло не е-мейл подтверждение, что она зарегистрирована, что нужно внести уставной капитал.

А.Шарков: А сколько это стоит?

К.Костина: Ой, если честно, почему-то я забыла. Боюсь соврать, но меньше 100 евро однозначно.

А.Шарков: Вот да, категории интересно было понять. А уставной капитал нужно вносить деньгами, или как у нас, можно принтер прописать или телефон Нокия в качестве уставного капитала, в размере десяти тысяч?

К.Костина: Нужно вносить деньгами, но можно его внести не сразу, а после. По-моему, его можно внести в течение полугода.

А.Шарков: А есть минимальное значение уставного капитала?

К.Костина: Мне надо подготовиться, Андрей. Да, есть минимальное, минимальное есть.

А.Шарков: Ну, опять же, категории, это сотни или тысячи евро?

К.Костина: Сотни.

А.Шарков: Этого достаточно вполне.

К.Костина: По-моему, 700 с копейками.

А.Шарков: И они должны лежать там где то на депозите, либо просто на расчетном счете, как такое НЗ, или как?

К.Костина: Нет, ты можешь их потом снять.

А.Шарков: Интересно. Счета, я так понимаю, открываются в банках примерно так же оперативно?

К.Костина: Да, ровно за пять дней.

А.Шарков: У тебя получается двойное гражданство, да? То есть, у тебя есть АйДи карта и российское гражданство?

К.Костина: Нет, у меня не российское гражданство, у меня вид на жительство.

А.Шарков: Нет, ну, то есть, россиянин не сможет это сделать, пока он не будет иметь АйДи карту какую-то.

К.Костина: Очевидно, нет. Если кому то будет интересно, как это можно сделать, то в теории можно написать мне, я обязательно выясню.

А.Шарков: Отлично. Ну, я предлагаю даже посвятить этому отдельную программу. Сегодня у нас такой выпуск ознакомительный, потому что всех аспектов твоей деятельности сложно коснуться в одном выпуске, поэтому мы так по чуть-чуть каждое затронем. И затем по вопросам наших слушателей мы запишем еще одну программу, если, опять же, тебе это будет интересно и удобно.

К.Костина: Хорошо.

А.Шарков: Хорошо, смотри, юрлицо зарегистрировано через интернет. Я так понимаю, документы потом нужно приехать и забрать, каким образом они живые на руках появляются? Или в этом нет необходимости вообще?

К.Костина: Я взяла на работу генерального директора, поэтому, собственно, он этим занялся. А так, они даже могут послать их по почте.

А.Шарков: Куда угодно вообще, в любую точку земного шара? Или в рамках Эстонии это только происходит?

К.Костина: У меня не было такой задачи, потому затрудняюсь ответить. Наверняка, можно через консульство как-то перевести.

А.Шарков: Понятно. После регистрации юрлица что?

К.Костина: Все было просто, потому что рынок Эстонии настолько маленький. Это три ежедневных деловых издания, одно еженедельное, все в Фейсбуке. Стоило только написать парочку пресс-релизов о том, что мы открылись, мы запустились. Поскольку у меня уже был определенный такой паблисити. Очень быстро информация разошлась, буквально за пару дней стали звонить эстонские газеты, просить прокомментировать ситуацию на российском рынке, рассказать, как сюда выходить, рассказать про специфику. И до сих пор постоянно. То есть, как то за один день я стала специалистом по российскому рынку в целом, не то, что по рекламе.

А.Шарков: Так что готовься, теперь ты будешь для наших слушателей специалистом по эстонскому рынку. И такие же вопросы будут поступать тебе в обратном направлении. Очень интересная позиция.

К.Костина: Да.

А.Шарков: Заказчики то обращались?

К.Костина: Да, конечно. К нам постоянно поступают обращения. Самое интересное, что к нам стали обращаться эстонские органы власти, с целью проведения социальных кампаний по всей Эстонии для русскоязычной аудитории. Собственно, мы уже сделали кампанию для эстонского МЧС. Очень смешная, креативная получилась. Они на ура ее приняли.

А.Шарков: То есть, госзаказ, в общем.

К.Костина: Да, и сейчас вот уже с рядом структур мы ведем похожие переговоры, причем они обращаются сами, у них потрясающие брифы, они прекрасно понимают ситуацию, они мониторят статистику. По итогам кампании, которую мы для них провели, будет буквально через неделю презентация результатов. Отличная была замечаемость.

А.Шарков: Ну, вовлечение такое.

К.Костина: Рекламу заметили, она сработала.

А.Шарков: Слушай, а эстонские госзаказчики, они как российские платят в последнюю очередь, не все, не сразу, хорошо, если заплатят. Или они, как обычный коммерческий заказчик, работают по предоплате?

К.Костина: Нет, слушай, по предоплате они не работают, но платят они очень четко и вообще, коммуникация, конечно, с ними отличная. Не только с госзаказчиками, но и с компаниями в целом. Ты же знаешь, во-первых, по российскому рынку, попробуй ты найти, не знаю, е-мейл руководителя какой-нибудь компании, написать ему. И каков процент, что ты получишь ответ, да. В принципе, вот в Эстонии, я могу сказать, что, наверно, 99% е-мейлов, которые мы посылаем. Будь то госструктуры или частные компании, мы всегда получаем очень хорошие вежливые ответы. И как правило, люди готовы сразу встречаться, обсуждать.

А.Шарков: Это ты говоришь про руководителей или про сотрудников тоже?

К.Костина: Про руководителей либо людей, занимающих соответствующие должности, директора по маркетингу.

А.Шарков: Вот у меня такая проблема есть, мне очень сложно отслеживать корреспонденцию. Ее прям настолько много, поэтому я делегирую сотрудникам, но, к сожалению, все равно, часть писем проходит мимо меня.

К.Костина: Могу советовать активнее пользоваться Линк эд ином, пользуешься?

А.Шарков: Зарегистрирован, но ничего там еще не делал.

К.Костина: Очень эффективно.

А.Шарков: Да, интересно, попробую. Хорошо, слушай, перейдем тогда к твоим российским проектам, а то мы так ушли в Эстонию. Хотелось бы это отложить на отдельный выпуск. Ведение бизнеса за границей, потому что лично мне даже очень актуально. Я думаю, что часть наших слушателей, тоже заинтересованы в развитии в Евросоюзе, поэтому это будет отдельный выпуск. Вот сейчас к тому, чем ты занимаешься каждый день, что загружает тебя больше всего сейчас?

К.Костина: Давай я еще немного пару слов скажу, как я к этому пришла.

А.Шарков: Вот, вот.

К.Костина: То есть, это не так, что я бросила рекламную деятельность. Я все время пыталась найти какую-то вещь, какую-то фишку, которая бы, ну, новые технологии, которые отличали бы нас от других. Естественно это цифровые технологии, понятно, интересуют сейчас нас всех. И я поехала в шведский университет Хайпер Айленд он называется, на курсы, которые безумно хвалят все руководители агентств и крупные маркетологи. В Лондоне, в Нью-Йорке, и в Швеции, собственно, это мастер класс, который кардинально меняет сознание маркетологов и руководителей компаний на происходящее в цифровом мире, скажем так. То есть, они помогают понять, как бизнес трансформировать, исходя из новых реалий. Вот я очень советую эти курсы всем, кто может себе позволить туда съездить, потому что я, наверно, неделю ходила под впечатлением после этого.

А.Шарков: Сколько длятся курсы?

К.Костина: Три дня.

А.Шарков: Три дня, да ты что. А сколько стоят?

К.Костина: Три дня фул тайм, к сожалению, они не очень дешевые, они стоят, по-моему, 5 тысяч евро.

А.Шарков: Ну, вполне нормально.

К.Костина: Ну, вот, во-первых, там подбираются отличные группы. То есть, как правило, группы из 20 человек со всего мира, на самом деле. И, как правило, это либо собственники каких-то своих агентств, либо люди на очень хороших позициях в крупных компаниях. Очень интересно пообщаться между собой, очень интерактивные мастер-классы, которые действительно позволяют заглянуть в будущее. Вернувшись, я была действительно под впечатлением целую неделю, и я поняла, если я ехала туда с каким-то убеждением, что сейчас я там что-то такое узнаю, чего у нас нет, и, наверно, буду это развивать, и как-то применять. То я вернулась, я поняла, что елки-палки, даже крупные компании ничего об этом не представляют, никто не занимается цифровыми коммуникациями и СММ на том уровне, на котором занимаются те же шведы. Для того, чтобы это делать, это нужно, наверное, импортировать сюда шведов, либо взять несколько специалистов и отправить туда их на два года в Хайпер Айленд, чтобы они поняли суть. И я стала искать уже там что то другое, может быть какую-то готовую технологию, вести переговоры с западными компаниями различными. И вот наткнулась на эту ЦПА историю, на ЦПА маркетинг, почитала, что происходит на американском рынке. Это направление там бешенными темпами растет, как, собственно, уже растет и у нас. И сначала я попробовала сотрудничать с европейской компанией, быть их представителем здесь, но не очень хорошо это работало. Потому что технологии были у них. У нас были клиенты. Мы клиентов то могли находить, но мы не могли влиять на конечный результат. И в этом процессе, собственно, я познакомилась с Петром Цветковым, он тоже из Эстонии, он работал в ЦПА бизнесе долгое время. И поскольку, он сам русский, но из Эстонии, с богатым опытом на эту тему. То мы решили соединить мои компетенции и его цифровые компетенции в этой сфере. И, собственно, с начала этого года мы уже плотно занялись развитием своего проекта. И в мае этого года мы презентовали его на рынке, запустили, собственно ЦПА сеть.

А.Шарков: И скажи, кто ваши клиенты, прямо конкретно, если это открытая информация.

К.Костина: Наши клиенты абсолютно разные. На данный момент, у нас есть такие клиенты, как КФС, до каких-то маленьких интернет магазинов. Наши клиенты это онлайн игры, это компании, которые предоставляют какие-то массовые услуги. Это банки, которые, в основном, прибегают к услуге по кредитованию, это какие-то онлайн курсы. То есть они совершенно разные, как маленькие, так и очень большие из всех сфер деятельности.

А.Шарков: Мне вот сложно пока представить, как и сколько можно на этом зарабатывать. Это работа по предоплате, это постоплата, где деньги?

К.Костина: Э, где деньги. Ну, ЦПА рынок в России, он только начинает формироваться, не так много игроков, и только начинают вырабатываться какие-то правила игры, скажем так. Поэтому объем рынка оценить очень сложно, никто пока не берется это делать. Есть надежда, что к концу этого года будут какие-то данные, пока проводится общее исследование. Поживем, увидим. Давай, может быть, я объясню, как это работает?

А.Шарков: Давай, объясни, пожалуйста.

К.Костина: У нас есть ЦПА платформа, то есть, это по сути софт, который мы арендуем, он американский, но мы его дописали. Добавили туда свои фишечки. Это как не знаю, с чем можно сравнить. Наверно, можно сравнить это с биржей. С одной стороны, мы подключаем к ЦПА сети так называемых паблишеров, или аффилиатов, по другому называются. То есть, тех людей, у которых есть трафик. Упрощенно, это могут быть как владельцы популярных сайтов или блогов, до просто гуру трафика, которые могут покупать трафик в Яндекс Директе, и потом его продавать, чтобы самим зарабатывать. У нас на данный момент тысячи таких паблишеров. Есть наша инфраструктура. И с другой стороны, есть клиенты. Допустим, есть Шокобокс. Если ты к нам придешь, мы можем с тобой договориться, что ты нам будешь платить какую-то фиксированную сумму, мы оговариваем ее с тобой индивидуально, потому что это зависит от бизнеса. Ты нам будешь платить определенную сумму за входящую, например, заявку на изготовление шоколада. Ты предоставляешь нам баннеры, описание продукта. И мы твое, так называемое, предложение выставляем в свою сеть, закрытую. Мы пишем, что Шокобокс готов платить 50 рублей за входящую заявку. Мы оставляем себе, естественно, какой-то процент.

А.Шарков: Какой примерно?

К.Костина: Он может быть от 10 до 50.

А.Шарков: 50 это верхняя планка?

К.Костина: Ну, да. 50 редко когда бывает.

А.Шарков: Вполне справедливо, ну, я структуру рынка не знаю, но 50. Я просто привык работать с нашей розницей, поэтому для меня 50% наценка продавца это нормально.

К.Костина: Вот, мы выставляем это в сеть, собственно, это твое предложение видят наши паблишеры, они сами решают насколько оно аттрактивно, насколько они готовы твое предложение дальше рекламировать на своих сайтах, или при помощи директ мейла. Если они оценивают эти шансы, как положительные, они начинают этим заниматься. Во все материалы встроен так называемый трекинг пиксель. То есть наша система видит, когда определенный пользователь привел кого-то к тебе на сайт, то есть, мы видим все переходы на твой сайт. И соответственно, видим, в какой момент совершается конверсия, непосредственно, например, заполнение формы или заявки. Ты также получаешь доступ в свой личный кабинет, ты все это можешь видеть в онлайн режиме. Ты не видишь, откуда к тебе пришли эти клики и конверсии, но при наличии желания с твоей стороны, если тебе кажется, что что-то странное происходит, мы всегда это можем выяснить.

А.Шарков: Скажи, пожалуйста, как это интегрируется в систему клиента? Вы работаете с определенными СМС системами или вообще любая платформа поддерживает эту технологию? Как вот, например, знаешь, есть онлайн консультанты, которые раньше были громоздкие, ставились на сайт очень сложно. Сейчас это просто строчка кода в любой абсолютно исходник, в качестве какого-нибудь хедера, футера и так далее. Либо скрытого текста, и он появляется на любом, даже самом сложном или самом простом сайте.

К.Костина: Мы, по сути, тоже даем определенный код, который нужно встроить в сайт. Обычно, это элементарно, то есть, тот, кто делал сайты, в этом легко разбирается. Главное, чтобы вы имели возможность как-то номеровать ваши входящие заявки, чтобы при случае какого-то недопонимания. Допустим, приходят какие-то не те заявки, мы могли бы отследить, откуда они пришли. Как правило, это элементарно. Главное, чтобы твоя, так называемая, целевая страница, то есть, та страница, куда попадает пользователь, она отвечала элементарным требованиям.

А.Шарков: Понял, то есть, например, в случае интернет магазина, такой код встраивается на раздел оформления заказа, например, да?

К.Костина: Да.

А.Шарков: И туда попасть невозможно, не нажав кнопку заказать, грубо говоря. Или наоборот, при совершении оплаты. То есть это маркер, который фиксируется, да?

К.Костина: Он встраивается в так называемую сенк ю пейдж. Это та страница, которая появляется, спасибо за заказ.

А.Шарков: Интересно, слушай, работа начинается по предоплате? Или мы, допустим, договорились, пошел трафик, пошли деньги. И с этого идет какой-то процент комиссионных?

К.Костина: Наша структура бизнеса такова, что мы делаем выплаты своим паблишерам стабильно всегда два раза в месяц, что бы не случилось. Там есть определенный лимит. Есть лимит в 4 тысячи рублей. То есть, если они сгенерировали трафик меньше 4 тысяч рублей, то выплата переносится на тот период, когда они доберут минимум. Это сделано для того, чтобы на не приходилось платить кому-то три рубля, а кому-то двадцать.

А.Шарков: Ну да, Робокаса так же делает, это агрегатор платежей. Они, пока не аккумулирована сумма в размере, по моему 8 тысяч, ее нельзя перевести на счет чаще, чем раз в неделю, примерно так.

К.Костина: Вот, а с клиентами происходит абсолютно по-разному. У нас есть практика, когда мы просим сделать какую-то минимальную предоплату в виде там 20-50 тысяч. Это зависит от клиента, и зависит от продукта. Потому что, все-таки мы еще, не смотря на то, что мы уже такие большие, мы уже подтянулись. Все-таки, не всегда мы можем гарантировать заказчику, что мы доставим ему нужный трафик, просто потому что бывают специфические истории. В таком случае, когда мы не уверены, что работа пойдет быстро, мы отказываемся от предоплаты.

А.Шарков: Ну, я понимаю, да.Если у вас будет продавец зубочисток для геев. Понятное дело, что этот товар и целевая аудитория уже, чем запчасти какие-нибудь для жигулей.

К.Костина: Да, если это довольно понятный и массовый продукт. И еще, допустим клиент хочет определенное количество лидов получить. Говорит, что я вот хочу получить пять тысяч заявок в течение какого-то времени. А мы понимаем, что мы их предоставим, то мы берем предоплату.

А.Шарков: На мой взгляд, правильно, конечно, брать предоплату. Это как припейд система. Покупаешь там минуты, грубо говоря, покупаешь лиды. И пока они не исчерпаются. Они могут быть исчерпаны за месяц, могут за два дня, а могут за полгода. Но вы тогда по любому не в накладе, потому что работа идет, ваши действия очевидны, да, но оплата есть заранее.

К.Костина: Я с этим абсолютно согласна, особенно в условиях нашего рынка. Так как ты выразился, периодически бывает кидалово, но я прекрасно понимаю маленькие компании, с каким то специфическим бизнесом, для которых предоплата в 50 тысяч, она тоже существенна. И иной раз, когда мы не можем гарантировать, что они получат. Допустим, заплатят 50 тысяч и получат результат через месяц на все эти 50 тысяч, то мы можем отказаться от этой предоплаты, чтобы они не расстраивались, скажем так.

А.Шарков: Да, вполне справедливо. Интересная тема, хочется ее развивать, но времени очень мало и хочется еще поговорить о твоем втором направлении, как оно кореллируется с предыдущим?

К.Костина: Да, ателье. Ну, идея того, что, собственно, нет у нас в городе приличного ателье, она возникла у меня во время беременности. Потому что я все равно работала, ходила на встречи, мне хотелось одеваться хорошо, а непонятно было, что носить. Потому что какие-то комбинезоны, балахоны, которые продаются в магазинах для будущих мам, однозначно не подходили. Тогда я нашла портную, которая стала мне шить по моим эскизам. Мне казалось, что это такая очень хорошая тема. Потому что, в целом, ты сам знаешь, рынок одежды у нас какой есть. То есть, либо это бренды, которые итак дорогие, но еще и с наценкой чуть ли не в два раза. Либо это масмаркет, который тоже, на самом деле, не такой качественный, как он есть, не знаю, в том же Лондоне.

А.Шарков: Ну, да.

К.Костина: Да, и став шить, я поняла, что получила потрясающую возможность. Потому что все ткани есть, все возможно шить за две недели, любую модель. Можно даже выбрать что-то в журнале и сшить почти такое же, только именно под себя. И никогда ты никого не увидишь в таком же платье, или таком пальто. И мне казалось, что как бизнес ниша, она не занята. И у меня вот эта мысль засела, что надо бы сделать такое ателье, которое бы специализировалось на индивидуальном пошиве одежды, но качественной, которая была бы примерно в два раза дешевле, чем одежда известных брендов. У меня все время эта мысль была, но я не могла никак найти, я же сама не дизайнер, я не портной, я не очень понимаю производственные процессы, которые там должны происходить. И я все время находилась в поисках какого-то компаньйона, который в этом разбирается. Я подбивала эту портную, дизайнера практически, которая мне шила. Она не хотела рисковать, потому что она привыкла сама на себя работать, и никуда она вкладываться не хотела. И так получилось, что жизнь меня свела с практически идеальным для меня сотрудником, с девушкой, которая работала в сети ателье в Москве несколько лет. И когда я с ней познакомилась, я подумала, о, вот это шанс наконец-то открыть ателье. В общем, она занялась организационной частью, а я тем, что я умею, созданием бренда, маркетингом и так далее. Почему это ателье кореллирует с остальным бизнесом. Потому что по сути все, чем я занимаюсь всегда, оно связано с оптимизацией каких-то процессов. Лип Гид это оптимизация рекламных процессов, ателье это оптимизация затрат на качественный гардероб. И оптимизация временных затрат на поиски того, что тебе нужно. Ателье, кстати, мы выпустили буквально две недели назад, состоялся релиз приложения для Айфона ателье.

А.Шарков: Да ты что.

К.Костина: Мы выпустили свое приложение, ателье Бант оно называется, в Эйпл стор его можно найти и скачать. Оно позволяет либо выбрать из такой обширной галереи любой наряд, который понравится. Либо сфотографировать то, что нравится тебе и послать в онлайн режиме нам эту картинку. Мы просчитаем количество ткани, требуемой на пошив такой модели, и сразу же сообщим цену, через пару часов.

А.Шарков: Очень интересно. Знаешь, всегда любопытны примеры, когда рекламщики или пиарщики запускают производственные проекты. Это потрясающая площадка проявить всю свою компетенцию либо доказать обратное всем. И в первую очередь себе, когда ты продвигал услуги другим. А тут нужно продвигать самого себя, точно такой же продукт. Кому то удается. Нам пока удается, ну, и тебе тоже.

К.Костина: Да.

А.Шарков: И какие же результаты есть?

К.Костина: Слушай, ну ателье, мы запустились в конце мая и по прогнозам, я думаю, что в сентябре оно будет на самоокупаемости. Я считаю, это неплохо, потому что был летний период.

А.Шарков: Да, вот я об этом. Лето это не сезон вообще. В этой индустрии, я так понимаю, тоже. С осени начинается вся движуха, мы это чувствуем ой как хорошо. Потому что буквально, как щелчок. Вот первое сентября и все, и понеслось. И скажем, то же самое с наемным персоналом. Я привык, что, когда мы публикуем вакансии какие-то, у нас реально очередь. Вот я прихожу буквально несколько дней в неделю подряд, иногда коллеги помогают, иногда даже на два поста ведем интервью, но стараюсь самостоятельно это делать, когда очередь желающих, при этом отфильтрованных, тем не менее. В августе на Хедхантер заходишь, ждешь, там десяток откликов, смотришь, а их там единицы. Но вот сентябрь снова наступил и снова потихоньку восстанавливается ситуация. Поэтому, кстати, еще раз воспользуюсь возможностью, хочу сказать, что есть вакансии в некоторых из моих компаний. У тебя нету вакансий, кстати?

К.Костина: Слушай, ну, вот Лип Гид, поскольку этот проект активно развивается, действительно, мы запустились в мае. У нас уже объем по сравнению с июнем вырос в десятки раз. Нам очень нужны постоянно профессионалы в области интернет маркетинга. Мы планируем еще развивать ряд направлений помимо ЦПА платформы, поэтому милости просим.

А.Шарков: Так что, друзья, в комментариях к выпуску вы сможете найти информацию, как связаться с Ксенией. Ксения, вот столько всего ты начинала и основная часть этих проектов живет и поныне, что всегда было для тебя мотивацией? Это желание заработать или заниматься чем то интересным, что?

К.Костина: Однозначно, заниматься чем-то интересным. Я не могу делать вещь, про которую потом не захочется и рассказывать взахлеб. Конечно, хочется развиваться, хочется быть впереди планеты всей, хочется делать для клиентов в любой сфере такой продукт, за который они потом будут говорить спасибо. Основное конечно саморазвитие.

А.Шарков: Вот по поводу саморазвития ты уже озвучила курсы в Швеции, напомни, как они называются.

К.Костина: Хайпер Айленд.

А.Шарков: Хайпер Айленд, то есть Гипер Остров в переводе на русский. Хочется тоже от тебя получить ссылочки на эти курсы. И я признаюсь, мне самому интересно их пройти даже, да. Что нибудь, может быть, еще какую-то книгу ты посоветуешь. Или кто-то и персонажей живых на тебя повлиял? Что может быть полезно для наших слушателей тоже прочитать, либо обратить внимание на биографию конкретного человека.

К.Костина: Я очень посоветую, на самом деле, особенно тем, у кого уже есть какой-то свой бизнес, пойти на МБА. Я закончила МБА в высшей школе менеджмента. Вот потрясающе, я знаю, многие люди думают, что МБА, по крайней мере в нашей стране, это просто какая-то корочка.

А.Шарков: Ну, противоречивые мнения, да.

К.Костина: Поэтому я очень советую МБА именно там. Причем там есть диалог дегри для тех, кто владеет английским языком, совместно с парижским университетом, который до недавнего времени, по крайней мере, был номер один в Европе. Эта программа подразумевает часть курсов во Франции, модуль в Америке и модуль в Китае. Кстати, у меня тоже был модуль в Америке. Но там, к сожалению, у них есть ограничения по возрасту.

А.Шарков: Ничего себе.

К.Костина: Да, ты не поверишь, меня не взяли туда, потому что французы заявили, что у них средний возраст 40 лет и я буду размывать их статистику, не смотря на все достижения. Поэтому, я думаю, что я буду еще пытаться туда поступить через год два.

А.Шарков: Знаешь, либо можно взять кого нибудь в компенсацию за 60. Сказать, ребята, мне 25, а ему 60, средний показатель нормальный, уравниваем, можно сделать так. Ксения, у нас уже время подошло к концу, но повторюсь. Я хотел бы очень с тобой записать программу по бизнесу в Прибалтике, и отдельно по ЦПА.

К.Костина: Супер.

А.Шарков: Мы можем обнадежить наших слушателей, что это произойдет этой осенью?

К.Костина: Да, конечно.

А.Шарков: Прекрасно.

К.Костина: Если это будет интересно слушателям, я с удовольствием.

А.Шарков: Да, друзья, интересно вам это или нет, вы можете озвучить в своих комментариях к выпуску на сайте Подстер.ру. Также всегда есть возможность обратиться к нашему гостю по тем контактам, которые будут оставлены, вот, и точно так же ко мне. Нас ждет много интересных выпусков. И возможно даже, кстати, как раз наладить систему интерактива онлайн видео. И мы проведем такой интерактив с нашими слушателями, которые смогут задавать вопросы в прямом эфире. Я думаю, что мы постараемся хотя бы к концу сентября это начать. И раз в несколько недель, это будет не каждый выпуск в таком формате, но проводить его в интерактиве. Это будет нечто подобие вебинара, но со своей спецификой.

К.Костина: Отлично.

А.Шарков: Ксения, спасибо большое, что нашла время прийти к нам в студию. Я считаю, у нас очень интересный получился диалог, и уверен, что следующие будут не менее продуктивными.

К.Костина: Спасибо, Андрей, тогда до встречи.

А.Шарков: До встречи! Вы слушали программу «Берись и делай!», меня зовут Андрей Шарков, у нас в гостях была Ксения Костина. Друзья, берите и делайте! До встречи!

Width

В гостях у Андрея Шаркова — Ксения Костина. Ксения, на данный момент, занимается двумя проектами: ателье «BANT» и крупной компанией в области партнерского маркетинга «LeadGid». Казалось бы, две абсолютно разные сферы деятельности, но у них есть сходства. Подробнее об этом в сегодняшнем выпуске.

В подкасте:

— Как Ксения из политики пришла в бизнес: из Таллина в Питер.
— Совмещение материнства и ведения бизнес-проектов: каково это?
— Как открыть агентство в Таллине, в чем отличия от Питера.
— Как пришла идея открыть ателье и в чем преимущества такого бизнеса.

Episodes

Comments

  • 0
    Очень интересный выпуск! Захотелось узнать больше о СРА. Надеюсь продолжение подкаста состоится. Ксения, Андрей - спасибо!
    Aleksey 18 september 2012

  • 0
    С удовольствием прослушал. Жду продолжения!

  • 0
    Спасибо за отзывы!
    Если у вас есть вопросы, предложения, идеи - пишите на ksenia@smartcityagency.com
    Ksenia Kostina 19 september 2012

  • 0
    Андрей, Ксения, спасибо за очень интересный и информативный выпуск!
    Очень редко встретишь сейчас таких людей, которые делают свою работу на совесть, всё объясняют клиенту, всегда стараются улучшить сервис.
    Katya Koko 19 september 2012

  • 0
    Андрей готовится стать отцом?
    mad4evr 30 september 2012

  • 0
    Только одна лишь цитата, Андрей:
    «Берись и делай» — это программа о том, как создать бизнес без стартового капитала, связей и опыта.
    И добавить к этой цитате всех родственников Ксении (или как там при рождении). Удивился простоте продвижения и некомпетентностью собеседницы в некоторых вопросах, поэтому погуглил. Разочарован.
    Андрей, всё отчетливее становитесь аналогом ДП, штампующим заказы по "дружбе". Где объективность? Зазывать молодых людей заниматься бизнесом, показывая такие примеры - это просто нонсенс. Тем более даже у нас в Питере есть несколько молодых компаний под тематику выпуска, которые могли бы поделиться реальным опытом. А что здесь можно почерпнуть о создании CPA-сети с нуля?
    Прошу прощения у Ксении за некоторую резкость, это не лично к вам обращение, но под тематику данного подкаста вы вряд ли подходите.
    Eugene Arbuzoff 2 october 2012

  • 0
    Peter, спасибо вам за ваше мнение. В отличие от меня, вы выступаете здесь под псевдонимом, поэтому не могу вас "погуглить". Мы с вами лично не знакомы, поэтому вы врятли можете судить обо мне и о моей компании.
    Я с радостью делюсь своим опытом и дорогой в бизнес со всеми, поэтому если есть желание познакомится - мои контакты тут в открытом доступе :)
    Ksenia Kostina 2 october 2012

  • 0
    Повторюсь, Ксения, не хотел вас обидеть, еще раз приношу свои извинения за обсуждение. Хотел, чтобы отреагировал Андрей, ведь речь идет о подкасте в целом и помощи молодым предпринимателям. Я уверен, что ваш путь имеет право на жизнь, но это не самый корректный пример для данного проекта.
    Чтобы не публиковать пустое бессмысленное сообщение, поделюсь немного опытом. Сам задавался вопросом движения на запад, но Эстония в итоге не подошла, потому что есть трудности работы через VAT, если деятельность ведется вне территории страны. Мин. уставной капитал - 2500 евро (не сотни евро), но можно внести позже, в момент распределения прибыли. Остановились в итоге на дорогом, но универсальном Кипре.
    Eugene Arbuzoff 2 october 2012

  • 0
    Не публичный человек, поэтому не люблю афишировать даже имя в интернетах. Но тем не менее подписался, чтобы не быть совсем анонимом.
    Eugene Arbuzoff 2 october 2012

  • 0
    Eugene Arbuzoff, добрый день!
    На мой взгляд Ксения является ярким примером активной девушки, которая имеет опыт создания интересных проектов и не сидит на месте, а реализует свой потенциал в бизнесе. Она берет и делает.
    Гости в программу приглашаются не по результата "гугления", они должны соответствовать концепции "Берись и делай" и должны иметь действующий прибыльный бинес, а кто у них родственники меня никогда не интересовало.
    Вполне естественно, что у меня в программе оказываются предприниматели с которыми мне довелось познакомиться при определенных обстоятельствах. Я всегда нахожусь в поиске интересных гостей и круг моего общения состоит из предпринимателей разного уровня на 85%.
    9 из 10 гостей появляются в программе по моей инициатива, 1 гость - рекомендация редакции и слушателей.
    Поэтому лично я несу ответственность за модерацию гостей, и это не простая работа, скажу я Вам, решать кто уже готов стать гостем "БЕРИСЬ И ДЕЛАЙ", а кто уже нет, чей пример может быть созидательным и заразительным, а кто слишком консервативен и узок.
    Мнения слушателей не всегда совпадают с моим собственным, или мнением гостей, как и сами гости не всегда кажутся подходящими или актуальными для кого-то. Однако, если они оказались моими гостями, значит у меня как у автора программы были основания и желание их приглашать и Ксения - не исключение. Давайте уважать друг друга и впитывать то ценное, что друг у друга есть.

  • 0
    программа о том, как создать бизнес без стартового капитала, связей и опыта
    кто у них родственники меня никогда не интересовало
    тогда порекомендую молодых бизнесменов Тимати или Киру Пластинину.

    Андрей, вроде хотите идти в политику (не знаю, на какой стадии сейчас), продвигать молодых предпринимателей. Будет жаль, если это лишь "предвыборная программа". Успехов.
    Eugene Arbuzoff 3 october 2012

  • 0
    Eugene Arbuzoff, знаете, у меня достаточно много знакомых, которые являются детьми очень обеспеченных родителей, однако я знаю историю их восхождения и развития и могу сказать, что очень многие из них добились всего сами. Большей половине из них никто ни чем не помогал, хотя источники были.
    Знаю я и тех, кто воспользовался этими источниками и очень успешно, многократно преумножил вложенные средства и с большими процентами вернул их туда, где взял.
    И еще я знаю тех, кто бесконечно пользуются этими семейными ресурсами и прожигает их в бездарных инициативах, и убыточных проектах.
    Последние никогда не были гостями программы.
    А примеры первых двух я считаю не менее интерсными.
    Многие предприниматели стартовавшие с нуля просто не имели других возможностей. Я сам тому пример. Но если возможности были и на старте у кого-то имелся ресурс, которым грамотно воспользовались, то что же в этом плохого? Что плохого в том, что у кого-то уже была первая ступенька, но он продожил восхождение самостоятельно и уверенно? Мне кажется здесь не место для разжигания межкалссовых конфликтов, а место, где люди, которые берутся и делают делятся своим опытом.
    А что касается политики, то это долгий путь, который начался уже давно. И программа "Берись и делай" является транслятором элемента центральной идеи, которая лежит в основе курса - демонстрация примеров людей, которые не ноют, не жалуются, не сокрушаются, что все вокруг плогхо, не ругают ни кого, а вместо этого делают дело, создают рабочие места, развивают малый бизнес, счастливы от того, что зяняты любимым делом, несут ответственность за свои бизнес и коллектив, предлагают созидательные альтернативы и решения и просто двигаются вперед, подавая пример другим, вдохновляя и мотивируя к действиям. Я считаю, что такие люди должны управлять государством и я искренне хочу, что бы они двигались к этому.