Как с нуля открыть бизнес в отрасли дорожного проектирования

2
8 november 2012
23893 plays

Need software update Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Share
Text version

А.Шарков: Друзья, здравствуйте! Я надеюсь, вам понравились некоторые нововведения, которые мы произвели в записях наших подкастов, я сейчас имею в виду определенное качество видеоверсии с Владимиром Довганем в прошлом выпуске. Он, правда, был немножко большим, наверное, это самый длинный выпуск программы «Берись и делай!», но, надеюсь, вам понравилось. Мне интересно будет ваше мнение, потому напишите об этом в комментариях. Еще перед выпуском я хотел озвучить некоторую информацию, которая будет полезна всем начинающим предпринимателям, действующим и тем, кто только хочет заниматься предпринимательством. Во-первых, намечается очень много интересных мероприятий, что хочется отметить, сейчас открыт и недолго это будет, конкурс «Молодой предприниматель России». Ссылку вы найдете на моей странице Вконтакте, в комментарии к этому выпуску, в группе «Берись и делай!», в том же Вконтакте. Я советую всем, кто достиг определенных успехов в бизнесе, подать заявку, это определенно будет вам интересно. Участникам этого конкурса будет предоставлено бесплатное обучение в Москве, опять же, по конкурсу определенные призы, и участие в обсуждении некоторых вопросов, важных для жизни предпринимателей в нашей стране. Что планируется в Петербурге в ближайшее время. Во-первых, это встреча с совладельцем холдинга «Эталонлеспесму» долларовым миллиардером, господином Заренковым. Он будет презентовать свою книгу, которая называется «Эталон успеха». Информация по мероприятию будет также у меня на стене, обратите на это внимание. Также будет ссылка на конкурс по бесплатному обучению, очень качественному. Которое делает Росмолодежь, и я был там, в прошлом году, мне очень понравилось. Это спикеры первой категории, тренеры НБА, я думаю, что всем это будет интересно. Что касается моей активности, то в ближайшие выходные будет встреча в Санкт-Петербурге, конкретно в субботу, информация на моей странице. В следующие выходные будет встреча в Москве и в других городах, через каждую неделю. Информация на сайте, на странице «Берись и делай!» Вконтакте. И тоже хочется сделать такое маленькое дополнение для игроманов, которые, возможно, слушают нашу программу, что с 12-13 ноября наши друзья из «Буквоеда» открывают продажи новой игры «Call of duty». Я в игры не играю, но я думаю те, кто в теме, они оценят это мероприятие, поэтому приходите на Невский, 46. В 00 часов 00 минут будут открыты продажи. Итак, начинаем слушать выпуск, у нас сегодня очень интересная история о том, как ребята приехали из далекого города в Петербург, оказались практически на улице ни с чем, и добились очень хороших результатов, слушаем.

А.Шарков: Здравствуйте, меня зовут Андрей Шарков, и вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай!». Сегодня у нас в выпуске гость Евгений Свекровин и Дмитрий Прокопенко. Ребята, здравствуйте!

Е.Свекровин: Здравствуйте!

Д.Прокопенко: Добрый день, Андрей!

А.Шарков: С ребятами меня познакомила наша общая знакомая Людмила, которая работает в бизнес — инкубаторе «Кристалл», у нас уже были гости из «Кристалла», напомню, это компания «РесЭнерго» и вот ребята, в том числе, от туда. У них очень необычная история, которую вы сегодня услышите, я надеюсь, что она многих вдохновит. Поэтому, ребята, скажите, чем вы занимаетесь.

Е.Свекровин: Занимаемся мы дорожным проектированием, это проектирование объектов транспортной инфраструктуры. Это не совсем такая попсовая область для начала. Я думаю, не так много организаций начинали сначала, тем более чего-то добиваются. Потому что эта отрасль, все-таки она больше с советских времен, отводилась приоритет заниматься этой деятельностью проектным институтам, большим организациям, научно-исследовательским институтам, огромные здания, огромные мощности, тысячи людей персонала, плановая экономика и так далее. То есть, рыночной эта отрасль практически не становилась и до сих пор, наверное, конкуренция на достаточно низком уровне.

А.Шарков: У меня был один знакомый из этой отрасли, он, к сожалению, умер, но он просто по возрасту. Там у него было уже все в порядке, и да, он мне как раз рассказывал, раньше работал в таком проектном институте, затем, когда экономика стала похожа на рыночную, он занялся бизнесом и построил не одну тысячу километров дорог, у него было комплексно там все. Но сейчас неизвестна судьба его компании. Но приятно, что сейчас в такой консервативной, вроде бы отрасли, приходят свежие люди, молодые мозги. Точнее, наоборот, молодые люди, свежие мозги. Скажите, как вообще так получилось, что вы в Петербурге стали заниматься именно этим направлением, наверняка были различные сценарии развития, почему это так?

Д.Прокопенко: Выросли и родились мы на Байкале, это далеко достаточно отсюда. И в свое время работали уже в проектных институтах, занимались именно проектированием дорог. Я тоже, так случилось, что в свое время ездил, принимал участие в строительстве такой дороги, как Амур-Чита-Хабаровск, достаточно долгострой такой.

А.Шарков: Это по которой Путин наш ездил?

Д.Прокопенко: По которой Путин, да. Вот непосредственно строили ее, и так получилось, что после института решили продолжить свою деятельность, работали с Евгением в одной группе проектной, начинали когда — то вместе. И в свое время стали управляющими проектами, людьми, которые непосредственно занимаются управлением. И в свое время проработали там порядка 4-5 лет, и поняли, что в определенный момент развития нет дальше. То есть, уперлись в какой-то потолок. И повезло, наверно, в определенный момент мы попали в Питер на обучение, которое проводилось ежегодно в нашей компании. И поняли, что вот оно, где нужно развиваться, где нужно пробовать свои силы, где нужно дальше быть. Оставили у себя в голове где-то эту идею, и через несколько месяцев Женя позвонил. Как сейчас помню, он был на стажировке в Германии, если я не ошибаюсь, в Штутгарте. И позвонил, сказал, Дима, надо что — то делать, надо развиваться. И мы решили вернуться к этой идее. И буквально, уже через 3-4 месяца мы оказались здесь в Питере. Найти работу в этой области достаточно легко, но вот развиваться самому достаточно тяжело. Но через некоторое время мы все-таки решили себя попробовать, приехали сюда в Питер, устроились на работу в одну достаточно хорошую компанию.

А.Шарков: То есть, устраивались удаленно, через интернет?

Е.Свекровин: Да, все правильно, мы позвонили в Петербург, рассказали о нашем опыте, рассказали о тех объектах, которые мы вели. Мы проектировали не только в России, мы и в Абхазии проектировали. Вот, достаточно большой спектр услуг. Это федеральные трассы, развязки и мосты, даже зимники, дороги на севере, Магадан.

А.Шарков: Зимники, для тех, кто не знает, поясните, что это такое.

Е.Свекровин: Это зимние дороги, которые летом практически не используются, в силу климатических условий, а зимой это вполне хорошая трасса.

А.Шарков: То есть, практически, это дорога по льду?

Е.Свекровин: Да, да, в зимних условиях. Таким образом, нас с удовольствием взяли на работу, потому что такой дефицит таких специалистов он есть. Зарплаты достаточно весомые, зарплаты как специалистов, они варьируются, наверно, от 50 до 150 тысяч.

А.Шарков: Неплохо.

Е.Свекровин: Да, мы сюда пришли на зарплату тысяч в сто, 90-100, плюс.

А.Шарков: Нормально.

Е.Свекровин: Плюс, нам арендовали шикарнейшую квартиру, огромной площади, совершенно новую. О такой сейчас мы можем только мечтать. Ну, была проблема. Поскольку это был институт, там есть свои тонкости в управлении. Вообще, в работе с госзаказом есть свои тонкости. Поскольку бюджет закрывается в конце года, перечисления за проектные работы, в том числе, происходят в конце года. Соответственно, в этом бизнесе очень правильно надо формировать некий запас денег, чтобы хватило на фонд оплаты труда, на следующий год до святого декабря, когда польются деньги опять в бюджет.

А.Шарков: Есть такая тема, да.

Е.Свекровин: Вот, в этой организации, почему — то, этого не было. Значит, мы прекрасно работали вторую половину года, но начиная где — то с февраля зарплату практически перестали платить, платили по 10-20%, были долги очень большие. Нас поддерживало все-таки то, что нам арендовали квартиру.

А.Шарков: Ну да, это немаловажно, потому что в Питере квартиры не самые дешевые.

Е.Свекровин: Да. То есть, это проблема, наверно, всех, кто переезжает в такие города. Ну, в любые, наверно, города. Арендовать свою квартиру с зарплаты достаточно сложно. Тем более, если ее не платят. И вот здесь мы как раз начали думать.

Д.Прокопенко: И как раз столкнулись, продолжая Женину мысль. Как раз столкнулись вот с той проблемой. Что делать? Как бы, либо имея квартиру и не сталкиваясь с коммунальными условиями, продолжать терпеть вот эти задержки зарплаты, абсолютное отсутствие развития, как личности, так и специалиста. Либо что-то, все-таки, менять в своей жизни. То есть, уже это, я считаю, уже второй был раз, когда нужно было что-то решать. То есть, либо продолжать дальше, либо что-то делать. И вот как бы.

Е.Свекровин: Да, стоит заметить, что идея создания своего предприятия у меня достаточно давняя. Еще в студенчестве я попытался зарабатывать тем, что мы организовывали с партнерами прокат видеодисков. Многие, наверно, этим занимались в то время. В принципе, все было хорошо, но там были нюансы. В итоге мы это дело закрыли, потому что не совсем правильно выбрали точку, не проанализировали всю ситуацию. Ну, и там dvd уже начинали потихоньку сходить на нет. Поэтому, идея все-таки, собственного бизнеса, она жила. И как раз в этот момент она, наверно, максимально давала о себе знать. Ну, единственное, почему-то мы не думали о том, что это может быть то, чем мы, собственно, занимались. Практически, лет, наверное, десять, если взять учебу, это проектирование дорог. Мы передумали абсолютно все виды бизнеса, да. Я играю профессионально в бильярд русский, хотели открывать бильярдную, чего мы только не хотели.

Д.Прокопенко: Мы в итоге, в определенный момент у нас был такой вечер, когда каждый из нас написал по десять позиций, тех, чем мы он хотел заниматься. Там были и парикмахерские, и бильярд, и мойку даже мы хотели открыть.

Е.Свекровин: Парковка, мойка.

Д.Прокопенко: Мы заметили, что все, что угодно. Как-то вот эта идея, то, чем мы действительно можем заниматься тем, что мы действительно любим, как-то уходила. И вот в определенный момент, опять же, как молния среди ясного неба. Женя подходит и говорит, а давай попробуем сделать то, чем мы действительно хотим заниматься. И в этот момент, действительно, все изменилось. Просто немая сцена. Два человека сидят и понимают, что, наверное, вот оно. И все, и дальше уже пошло — поехало. Мы сконцентрировались только на этом, мы не думали больше ни о чем. Все листочки с другими версиями своего бизнеса были отложены. И так мы решили заняться именно проектированием.

Е.Свекровин: Стоит отметить, да, что все остальные виды бизнеса, да. Я имею в виду те, которые мы рассматривали до проектирования, они требуют все-таки затрат.

А.Шарков: Ну, конечно.

Е.Свекровин: Это помещение, это персонал, это какие-то оборотные средства. В зависимости от того бизнеса, тем или иным образом, все равно это больше миллиона 100%.

А.Шарков: Ну, да, все, что вы назвали, это как минимум.

Е.Свекровин: Как минимум, да. Таким образом, тут это был больше полет фантазии, потому что денег у нас практически не было. Мы отложили какую-то часть зарплаты, которая была тогда. То, что мы экономили на квартире, это был абсолютно весь наш стартовый капитал. А как раз, фирма проектная, это больше все-таки квалификация специалистов, нежели материальные какие-то ресурсы, оборотные фонды и прочее. И встал вопрос, вопроса два было. Либо самостоятельно попробовать, но на первый этап у меня почему-то возникла идея открыть представительство или филиал той фирмы, в которой мы работали. Это очень крупная компания «Иркутскгипродор НИИ». Порядка десяти филиалов в России, в Краснодаре, в Москве, Хабаровск.

Д.Прокопенко: Больше тысячи человек.

Е.Свекровин: Да, это очень крупная компания. В Санкт-Петербурге на тот момент у нее представительства не было, мы обратились, но поняли прекрасно, что это путь опять назад. Опять назад на работу, это просто немного другой подход, но закончится через год тем, же самым.

А.Шарков: Ну, да, те же яйца, только в профиль.

Е.Свекровин: Да. В плюсе не все организации заказчики, в любом городе, любят, когда приходят некие сторонние фирмы на их территорию, на их заказы. Это не поощряется, а нам бы пришлось сталкиваться с этим каждый день. Собственно, работать на ту фирму не совсем хотелось. Поэтому, мы решили самостоятельно попробовать. Вопроса было два, как я говорил, это, где взять заказы, и второй, на чем это делать. Потому что не было даже компьютеров, программ.

А.Шарков: А что нужно для обеспечения заказов на проектирование, по большому счету? Только компьютер или что — то еще? Какие — то аппаратные или программные решения?

Д.Прокопенко: Ну, по большому счету да, программные решения нужны были. Но достать те программы, на которых можно работать, элементарно. «Автокад» и другие подручные средства можно, в принципе.

А.Шарков: Да, не самое сложное.

Д.Прокопенко: Не самая сложная задача. Самая сложная задача, это именно найти человека, который бы тебе дал какую-то работу. Донести до него то, что мы можем делать, мы лучше других. Потому что именно это нас заставило работать. Потому что есть ощущение того, что ты делаешь что то. И ты делаешь это лучше, чем другие. Каждый человек это понимает, в принципе.

А.Шарков: Вы мониторили рынок перед тем, как стартовать такой проект? Есть ли на рынке Петербурга компании, оказывающие подобные услуги, какого они масштаба, какие у них цены, какой спрос на их услуги?

Е.Свекровин: Да, несомненно. Мы мониторили даже не столько перед началом нашей работы, да. Поскольку дорожная отрасль, она вообще специфична. В процессе работы, тем или иным образом ты взаимодействуешь абсолютно со всеми своими конкурентами. То есть, есть некие проекты, над которыми работают 2-4 проектных института. Таким образом, за год работы здесь, в «Дорпроекте», это организация, куда мы приехали. Мы практически познакомились, я не знаю, процентов 20 мы людей узнали, которые тем или иным образом задействованы в дорожных вопросах.

А.Шарков: То есть, тема такая довольно замкнутая, и границы ее очень четко обозначены?

Е.Свекровин: Я бы сказал, что все-таки она специфична. И люди, которые этим занимаются, они все равно взаимодействуют между собой. В рамках работы, или профессиональные какие-то интересы. Таким образом, мы в принципе, уже представляли, каким образом выглядит рынок. Конечно же, мы не знали, и сейчас, наверняка, даже не подозреваем о каких-то более глубоких политических моментах в этой сфере. Потому что все-таки, это госзаказ. Но на тот момент мы поняли одну вещь, большие крупные институты, у них огромные накладные расходы, очень раздутый штат, это абсолютно неэффективная система управления персоналом. Это масса людей, которые, по большому счету сидят. Есть такая работа — на работе сидеть.

А.Шарков: Ну, да. Платят зарплату за то, что ты ходишь на работу, а не за то, что ты работаешь.

Е.Свекровин: И мы понимаем, что, в принципе, конечно, большие проекты, может быть, и невозможно сделать группой в десять человек. Это так и есть. Но есть масса проектов небольших, но, тем не менее, они не менее важны для заказчика. Вот, допустим, приходит частный заказчик, ему нужна парковка. Ему не надо, чтобы 300 человек работало над его проектом, потому что он не сможет столько заплатить денег. Но, тем не менее, ему нужны хорошие сроки, хорошее качество, собственно и все, что ему надо. Ему без разницы, сделает это для него огромный проектный институт, где он заплатит. Где большая половина его денег осядет на зарплатах начальников, а до инженера дойдет чуть-чуть совсем. Мы именно вот на таких заказах, мы, собственно, и начали. И наверно, это и был наш первый заказ, который в нас вселил уверенность в себе. Это как раз вот на гипермаркет «Икеа» мы ринулись с головой в этот заказ, и в принципе, его довели.

Д.Прокопенко: Я хочу еще сказать о том, как в принципе появился наш первый заказ.

А.Шарков: Вот это я хотел спросить, да, очень интересно.

Д.Прокопенко: Первые три месяца после образования компании, мы были озадачены тем вопросом, о котором сейчас говорил Женя, где взять и что для этого делать. Идея была, мы составили список заказчиков потенциальных, так скажем. Так же через интернет, это с помощью небольших умственных заключений, это можно сделать.

А.Шарков: А примерно, как вот фильтр настроили? Вот компания, которая относится к потенциальным заказчикам, какими характеристиками должна она обладать?

Д.Прокопенко: Все компании в Питере именно нашего профиля, они состоят в неких некоммерческих организациях, так называемых СРО. И члены этих СРО выложен общий доступ с контактной информацией, там есть телефон, факс, адрес. То есть, связаться с ними не составляет особого труда. Мы составили для себя список потенциальных таких компаний, их было около 2 тысяч. Составили коммерческое предложение сами, без каких-либо интернет помощников. То есть, просто сидели, обсуждали вечерами. Вообще, мне, в принципе, нравилось, как мы именно строили работу нашей компании. Мы вечерами собирались где-нибудь за столом кухонным, наливали себе чай, кофе, и сидели, думали, продумывали каждый абзац, каждое предложение. В итоге, коллективными мыслями мы создавали какое-то обращение, четкое, устраивающее всех абсолютно, нас, я имею в виду, с Женей. В конце концов, мы просто стали отправлять факсами наше коммерческое предложение вот этим двум тысячам компаний.

А.Шарков: Это смотри, это было еще на тот момент, когда вы работали в том проектном учреждении, или уже вы ушли, распрощались с ними?

Д.Прокопенко: Да, мы уже распрощались на тот момент. Мы лишились той самой квартиры, о которой говорили.

А.Шарков: Вот, да, чтобы технические моменты перехода уточнить. Вот как вот перелом произошел? Потому что сейчас показывают, что все так гладко. Вот работали, работали, потом появился заказчик. Но я понимаю, что не все гладко проходит. Что ты чем — то жертвуешь и привыкаешь к новым для себя обстоятельствам. Где у тебя нет другого варианта, как действовать.

Д.Прокопенко: Так и получилось. В свое время, как мы уже говорили, зарплату нам платить перестали на тот момент. И в кармане, грубо говоря, было по 10-20 тысяч у каждого. И да, действительно, нужно понимать, что -либо ты действуешь сейчас, либо ты просто сидишь, терпишь и ждешь, что может быть до нового года, когда все-таки тебе заплатят. Но в итоге, мы приняли решение, что терпеть мы больше этого не будем. Мы съехали с этой квартиры, арендовали другую, залезли в долги, грубо говоря. Потому что нужно было платить и за ту квартиру, нужно было снимать офис. Купили на последние, фактически, деньги факс. Не забуду этот день, когда я покупал факс, потому что у меня было с собой порядка 2 тысяч рублей, я пришел в магазин. И мне хватило практически до копейки на факс, только на факс, и не хватило. Он был даже, по — моему без бумаги, мне не хватило денег на бумагу. Мне потом пришлось где-то как-то через кого-то ее доставать. Я приехал с этим факсом в наш офис. Офис был, кстати, офис был хороший. Он был в центре, но он был достаточно дешевый. По-моему, около 13 тысяч мы платили за него.

А.Шарков: Да, это немного. Это, я так понимаю, комнатушка, примерно чуть больше этой студии.

Д.Прокопенко: Да, примерно такая же, наверно, она и была. Только немножко длиннее и уже. И вот я приехал с этим факсом, загрузил в него это коммерческое предложение. И так начался наш двухнедельный, назовем его так, квест по нахождению заказчика. Две тысячи факсов за две недели отправить людям, которым в принципе это не надо. То есть, поднимаешь трубку, говоришь, здравствуйте. Тебя спрашивают кто, по какому вопросу, когда понимают, кто ты и зачем звонишь, то либо кладут трубку, либо отсылают куда подальше. Туда же куда — нибудь отправляешь свое самолюбие и снова поднимаешь трубку, снова набираешь телефон.

А.Шарков: Как мне это знакомо, вы себе не представляете. Ладно, факсами по сути, вашей компании всего полтора года, да. Я факсом начинал рассылать, это был 2006 год, когда они еще были чуть актуальнее, чем сейчас. Сейчас у меня ни в одной из моих компаний нет факса. Я запретил их ставить. Я считаю, что это полный архаизм, но мы понимаем, кто работает в строительных компаниях. Это не то, чтобы это люди недалекие, но факс у них, в общем, есть. И они не менее эффективны, чем электронная почта. Факс, в чем прикол, его невозможно пропустить. Даже, я по ночам рассылал факсы. И когда у меня еще была программа «Вента факс». Знакома вам такая программа? Для автоматической рассылки. У меня была первая версия еще, не про, как бы я ее скачал. Торрентов даже еще не было в то время. Я где — то скачал версию, и нужно реально было дозваниваться, дожидаясь этого сигнала. Потом я научился программировать все это дело. Забивал базу телефонов, и он автоматически дозванивался. Если факс срабатывал, и там была отчетность, отправил, не отправил. Поэтому, очень важно было сделать минимальный объем, чтобы он быстренько проходил, потому что соединение не у всех хорошее. И, ох, как это знакомо, я столько тоже разослал факсов за свою жизнь. И две тысячи факсов за две недели?

Д.Прокопенко: Да, порядка двух тысяч компаний мы обзвонили.

А.Шарков: Это непросто, наши слушатели думают, это не как е-мейл, кнопочку нажал, это реальный труд, такой не хилый.

Д.Прокопенко: То есть, да, это в каждую компанию нужно было дозвониться, причем добраться не, только до секретаря, у которого стоит факс. Интересно отправить его человеку, который непосредственно занимается, который отвечает за распределение проектов. Ну, и в итоге, только через три месяца мы узнали, что один из этих двух тысяч факсов сработал. И мы получили наш первый проект. Он был, ну сказать, что мы делали его за копейки, это не сказать ничего. То есть, работа, которая стоит в проектных институтах несколько миллионов рублей, это проектирование, по-моему, километра дороги. Мы его делали, если не соврать, за 50 тысяч рублей.

А.Шарков: А кто, кто заказчик был?

Д.Прокопенко: Была компания, которая работала на подряде у другой компании. Которая работала на подряде у компании, которая получила этот. Это 3-4 руки.

А.Шарков: О, как все завернуто. Получается конверсия один заказ из двух тысяч разосланных. Вот, друзья, посчитайте конверсию. Я сейчас обращаюсь к нашим слушателям. И подумайте на своих действиях. Потому что мне очень часто звонят люди, говорят, ой, ты знаешь, я сделал предложение, разослал его в 20 компаний, и только одна заинтересовалась. Ребята, две тысячи факсов, одно согласие. Поэтому посчитайте эту конверсию, с чего началась компания, которая развивается. И ребята чуть позже озвучат цифры своих оборотов за первый год, у меня не было таких цифр. И можно спрогнозировать, какой потенциал развития. Пускай сейчас небольшие обороты относительно, но для многих это уже нормально. Вот, и когда вам из ста предложений дают одно согласие, сравните две тысячи предложений — одно согласие. С этого все начинается, поэтому даже с Володей Довганем у нас был предыдущий выпуск. Тот, что до вас. Он рассказывал историю полковника Сандерса, который получил больше тысячи отказов по своему рецепту. И там 1060 какой-то он получил согласие. Но у ребят ситуация еще интереснее, две тысячи факсов и одно согласие. Продолжай.

Д.Прокопенко: И в итоге, с этой отправной точки, фактически, и закрутилось все. То есть, когда ты приходишь непосредственно к человеку, который тебе этот заказ дает, это уже немного другая ситуация. То есть, ты оказываешься уже в этой системе, ты уже в работе. Ты начинаешь знакомиться с заказчиками, которые находятся над ним, потому что ты непосредственно делаешь какую-то работу, тебя таскают по всем совещаниям. Ты знакомишься с людьми, которые находятся выше, и которые непосредственно заинтересованы в качестве работы. И вот этот момент самое главное не упустить. То есть, о чем уже было сказано, один факс из двух тысяч срабатывает, потерять его нельзя ни в коем случае. И вот в этот момент появляется такой вопрос, как качество. То есть упираться, деньги сейчас не имеют значения, потому что им этот проект буквально за копейки. Это даже не убытки, это даже просто работали бесплатно.

А.Шарков: Для портфолио, я так понимаю.

Д.Прокопенко: Для портфолио, да. Но нужно было сделать его так, чтобы к нам обратились еще раз. То есть, чтобы у человека не было других мыслей, а может быть еще с кем — нибудь его сравнить. Чтобы все прошло именно на самом высшем уровне. И, на самом деле, этот проект, он не был реализован. Он не по нашей вине, на самом деле. Есть очень много различных факторов, которые влияют на реализацию дорог. Это землепользователи, там заказчики между собой не договорились, но то, как мы это сделали, повлияло на то, что мы в итоге вышли на заказчиков. Которые были на ступеньку выше тех людей, которые когда-то позвонили нам.

А.Шарков: Это и цифра заказа, я так понимаю, должна быть побольше.

Д.Прокопенко: И цифра заказа, мы сейчас работаем с этой компанией непосредственно. То есть, на ступеньку выше мы стали к тому, кто великая и светлая цель госзаказа, до которой мы хотим дотянуться. И цифры заказа сейчас больше уже раз в сто, так скажем. Я иногда встречаюсь с директором той компании, который нам позвонил когда-то. Вот той, с которой мы работали за 50 тысяч, и мы с ним общаемся по душам. Он абсолютно не в обиде, он говорит, ребята, молодцы.

А.Шарков: Нормальный парень.

Е.Свекровин: На самом деле, да, стоит отметить, что не все компании. Вот мы узко специализированы, да, дорожная организация. Как правило, в самом начале к нам та фирма, которая обратилась, она больше архитектурная фирма. То есть, они больше генпланами занимаются, домами и так далее. То есть, момент дорог, у них нет именно квалифицированных инженеров — дорожников, которые бы сделали правильно подъездную дорогу. Да, свои там внутри поселочное дороги они могут делать. Они обратились к нам именно, как за помощью в их проект. И мы им в принципе не конкуренты. Потому что немного разведены. Мы не сможем делать дома, потому что это не наше. И каждый своим делом вроде занимался, все было здорово. А, единственное, хотелось бы отметить, в тот момент самыми были тяжелыми вот эти три месяца, которые мы.

А.Шарков: Вот это я хотел спросить. Аренду платить нужно было. И тоже непонятно зачем вы арендовали офис. Можно было бы работать из дома, по большому счету.

Е.Свекровин: Да, вот мы немного в разговоре потеряли интригу, где мы рассказали, как мы получили заказ, но когда три месяца бьешься головой, отдаешь последние деньги, залазишь в долги. Дима немного сильнее меня в психологическом плане. Я расстраивался очень сильно, я не понимал, почему же так. Что же мы делаем неправильно, как это все сделать. Потому что деньги очень быстро закончились.

А.Шарков: Это случается всегда.

Е.Свекровин: Ушел офис, пришла квартира и все. В один прекрасный момент мы поняли, что денег у нас нет. На следующий момент у нас нет денег за телефон, за офис заплатить. А ведь соблазн устроиться на работу велик, потому что вот они 100 тысяч через две дороги. У тебя в телефоне есть люди, которым можно позвонить, и завтра ты выйдешь на работу, и будешь получать сто тысяч, тебе опять снимут квартиру шикарную, и все будет здорово. Соблазн был, но мы тогда, посовещавшись, решили все-таки добить. Потому что не зря мы это делали. И мы такой себе выход нашли. У нас оставалось два дня выходных, которые мы могли, собственно, сидеть дома, или зарабатывать деньги. Мы пошли в фирму, не помню, как она сейчас называется. В общем, мы продавали холодильники, менеджеры в залах торговых «Техношок» и прочее. Вот такие гипермаркеты. Мы торговали холодильниками.

А.Шарков: По выходным?

Е.Свекровин: По выходным, да. Нам это приносило, в принципе, 20 тысяч. Мы еще удивлялись, какая хорошая работа для студентов, вообще прекрасно. И это нас очень поддержало, как раз было лето, как раз холодильники уходили на ура. Все за ними только и прибегали, это нас очень поддержало. И когда позвонил директор той фирмы, для нас это было, что-то невероятное произошло. Неужели это случилось? Тут, даже важно было, ни сколько денег он заплатил, ни когда он заплатил, ни что. Факт именно эмоциональный был очень сильный.

А.Шарков: Конечно, я вот реально помню всех первых заказчиков, первую сотню по именам, даты, когда я с ними встречался. Это потому уже, когда у вас будет сотни заказчиков, ты не будешь помнить там ни имена, ни цветов, ни запахов, ничего. А поначалу вот это первое, все настолько запоминается, как и все первое, в принципе. Интересно, я представляю ваши ощущения, потому что помню свои ощущения от этого всего. Даже представляю эту картинку, когда ты стоишь, продаешь холодильники, а тут звонит директор, да, директор слушает.

Е.Свекровин: Да, приблизительно так и было.

А.Шарков: У меня очень близкая ситуация. Смотрите, ребята, а насколько я знаю, по госзаказам рассчитываются далеко не сразу. И могут более того, всегда рассчитываются постоплатой, если это по конкурсу проходит, допустим, заказ. Если больше ста тысяч рублей, если меньше, то могут по целевому назначению. А когда вот вы работаете с коммерческими заказчиками в такой отрасли, как с вами рассчитываются?

Е.Свекровин: Как правило, это аванс 30%, который получается практически сразу после подписания договора. В дальнейшем, смотря какой заказ. Если его, можно разбить на этапы, и это целесообразно, допустим, он стоит в районе миллиона. Тогда имеет смысл его разбить на несколько частей, назвать их этапами, и закрывать по актам этапы. И соответственно, деньги идут частями.

А.Шарков: Абсолютно правильно.

Е.Свекровин: 30%, потом еще 20% и так далее. И в конце, соответственно, какой-то самый жирный кусок, он всегда остается на конец.

А.Шарков: Между первым и вторым был ли промежуток большим?

Е.Свекровин: Да, на самом деле, наверно, нет. От аванса до следующего. Весь проект длится в районе полгода года.

А.Шарков: Я имею сейчас в виду не по этапам, а по клиентам. Второй клиент, первый был за 50 тысяч.

Е.Свекровин: А, я понял.

А.Шарков: Да, вот когда. Ну, 50, я думаю, сразу рассчитались, там сумма не большая. А когда уже пошли нормальные заказы, по объективным ценам, которые удовлетворяли ваши потребности.

Д.Прокопенко: Ну, первым таким заказом стало наше сотрудничество с гипермаркетами «Окей». Еще, когда мы работали в компании «Дорпроект», так случилось, что удалось познакомиться с одним из этих людей, который отвечал непосредственно за распределение, за то, кто и чем будет заниматься. Кто будет проектировать у них какие-то парковки, инфраструктуру и так далее. Я позвонил этому человеку как-то раз. Работы никакой не было. Это был тот же самый момент, когда мы факсы рассылали. Но так получилось, что через, буквально, месяц после того, как мы отделались от этого 50-тысячного заказа. Этот человек, я ему перезвонил. Мы снова были в унынии, потому что первый проект закончился, а новых, опять же, взять неоткуда. И где — то через месяц после этого, нам перезвонил этот человек и сказал, что есть проект парковки. И ему нужно помочь. И вот там вот уже мы, как бы, подумали и о себе, и цена того контракта была уже порядка 300-400 тысяч, насколько я помню сейчас.

А.Шарков: Насколько я понимаю, это было на порядок ниже, да, рыночных цен?

Д.Прокопенко: Все равно на порядок ниже, потому что мы понимали, что мы новая фирма, и заинтересовать заказчика мы можем качеством только, во-вторых. Во-первых, нужно заинтересовывать ценой, чтобы диалог начался с ним.

А.Шарков: Чтобы качество показать, нужно показать портфолио, а если портфолио нет, то ты прав абсолютно. Только цена для начала.

Д.Прокопенко: Поэтому мы прикинули примерно рыночную цену такого сооружения, которое хотел иметь на тот момент заказчик, взяли от него примерно половину и предложили. Так они согласились, и так мы получили свой второй заказ, который давал нам возможность нормально существовать порядка 6-7 месяцев. Потому что тот аванс, который мы получили. Это был как раз тот момент, когда мы уже попали в бизнес — инкубатор, когда мы снизили свой.

А.Шарков: Вот, да, я как раз хотел узнать, в какой момент вы решили подключить такой инструмент господдержки, как присутствие участия в бизнес — инкубаторе?

Д.Прокопенко: Вот на тот момент, как раз, и решили. Параллельно понимали, что, даже получив аванс в размере 100 тысяч, издержками своими мы его выработаем за пару месяцев, плюс зарплата, жить, на что — то надо. Поэтому в тот момент мы уже начали озадачиваться тем, где же все-таки найти какие-то программы поддержки или еще что — то.

Е.Свекровин: Я помню тогда мы, как раз в метро началась глобальная агитация фондом «Открытое небо». Белая такая наклеечка, мальчик с самолетом там летит, значит. И вот это все не давало покоя. Наверно, оттуда мы это и почерпнули, фонд «Открытое небо», содействие малому предпринимательству и так далее. Мы ознакомились с этими программами. Мы тогда уже понимали, что у нас есть первый заказ. В принципе, мы, наверно, востребованы. И дальше 100% надо этим заниматься, но офис все равно оставался для нас неподъемно дорогим. А ведь у нас же еще не было ни компьютеров, был какой-то домашний ноутбук четырехлетней давности, который еле тянул те программы, которые нам были нужны. А здесь давали компьютер, давали столы, мебель, помещение и так далее. Но мы подались на программу субсидии для старта, для малого бизнеса, в районе трехсот.

А.Шарков: Триста тысяч на покрытие уже понесенных издержек.

Е.Свекровин: И как раз была такая идея, что мы купим компьютер, мы купим плоттер. Это принтер большой, который будет печатать чертежи наши. Купим машинку, чтобы сшивать это в томики красиво. Потому что первый заказ, как раз этот гипермаркета «Окей», его надо было печатать полностью. У нас ничего не было. И как раз такая идея у нас была. Мы написали бизнес — план, я его достаточно долго готовил. Потом Дима его корректировал, менял. Потом у нас что — то родилось, мы его подали, но, к сожалению, мы не выиграли тот грант. Было, конечно, достаточно досадно для нас, но тем не менее. И тут мы узнали о том, что есть бизнес — инкубатор. Это та структура, которая предоставляет помещение, мебель, компьютер. Немного посовещавшись, мы однозначно решили участвовать. Мы взяли этот же бизнес — план, маленько его подкорректировали, финансовую часть только. Сам бизнес — план был готов. Подали, тут пришлось доказать, что у нас, все-таки, не совсем стандартный бизнес. Мы — не автомойка.

А.Шарков: Да, для слушателей я прокомментирую, что в бизнес — инкубаторе есть определенный ценз, фильтр на компании, на специфику их деятельности. Приветствуются там инновационные компании, которые занимаются разработками, проектированием. В общем, чем-то интеллектуальным. Не только какими-то коммерческими вопросами купи — продай, а вот чем-то ближе к вашему.

Е.Свекровин: Да, торговле там сложно. Пришлось встречаться, доказывать, рассказывать о нас дополнительно, кроме бизнес — плана. То есть, убеждать, что именно мы должны попасть в этот бизнес — инкубатор. Огромное спасибо хочется сказать комитету, они нам поверили, дали нам это помещение. И в декабре, то есть после полугода нашего существования. Там надо, чтобы компании было менее года. Старт такой должен быть. Мы заехали наконец-то в помещение, которое нам стоило 2500 рублей, которое было оборудовано компьютерами, мебелью, охраной, кондиционером. Это было вообще фантастически абсолютно для нас. И мы радовались очень сильно тому моменту. И мы начали работать. Тут уже все деньги с заказов шли нам на зарплату. Какое-то оборудование мы купили, какие-то программы дополнительно, которые нам были на тот момент нужны. И вот с того момента мы уже окончательно поверили в себя, и пошли.

А.Шарков: Вот очень интересный и познавательный пример участия в таких программах, потому что многие не верят, многие считают, что это все ерунда, фуфло какое-то. У меня есть знакомый, и не один. Женя Чмутов, из тех, с кем я постоянно общаюсь. У него тоже строительная компания, он больше продает материалы, и частично строит, ну, загородное домостроение. Он участвовал в этом конкурсе, он выиграл и получил 300 тысяч на поддержку. Другие вот ребята, я говорил про «Ресэнерго», может быть вы знакомы.

Е.Свекровин: Да, мы встречались.

А.Шарков: Да, они тоже в «Кристалле» находятся. И таких мероприятий довольно много, на самом деле. Просто не все о них узнают. Вот вы увидели рекламу в метро. Это в «Доме предпринимателей» на Чайковского у вас все проходило.

Д.Прокопенко: Да.

А.Шарков: Перед тем, как подавать заявки, насколько я знаю, там проходят бесплатное обучение участников, там учат писать бизнес — план. И притом, его учат писать так, чтобы он удовлетворил требования комиссии, но эти знания, они помогают, в том числе, и привлечь инвестора. Видишь, вам он оказался полезен для прохода в бизнес — инкубатор. Вы по любому, воспользовались этой программой, это прекрасно, здорово. И, кстати, пользуясь возможностью, хочу и вам посоветовать, нашим слушателям, поучаствовать в конкурсе «Молодой предприниматель России», который сейчас проходит. В комментариях к этому выпуску будет описание, ссылка на группу Вконтакте, где нужно просто заполнить заявку, и участвовать. Это все будет проходить в Москве, церемония награждения, фильтрации. И всякие интересные такие призы, они будут для участников. Мне кажется, ваш проект вполне достоин, там участвовать. Напомню, что информация об этом будет в комментариях к выпуску, и в группе «Берись и делай!» Вконтакте. Поэтому, друзья, воспользуйтесь этим. И вот это вот сообщество, которое все это организовывает, в котором я состою. Это сообщество молодых предпринимателей, в том числе там комитет по молодежке, другие организации тоже проводят это мероприятие. Вот сейчас будет встреча с Заренковым, например. Это совладелец холдинга «Эталон» долларовый миллиардер. Я думаю, вам тоже было бы интересно участвовать в этом мероприятии. Даже просто подойти, познакомиться с человеком. Компания номер один сейчас в Санкт-Петербурге, воспользуйтесь тоже этой возможностью. Вся информация будет в комментарии. Поэтому и вы, и слушатели смогут ее найти.

Е.Свекровин: На самом деле интересно. Такой огромный холдинг, действительно, потрясающе. Невероятно, мы сайт сделали, и буквально два дня назад позвонила женщина, очень много расспрашивала о нас, дала в разработку проект. Когда я спросил кто это, я удивился, такие холдинги вышли на наш сайт и обратились, то есть к молодым компаниям. Для меня это очень было странно.

А.Шарков: А представь, на встрече ты познакомишься с совладельцем этой компании. Потом будешь уже просто девушке звонить и говорить, здравствуйте, мы с вами недавно общались. Я познакомился с господином Заренковым, поэтому может наши дела пойдут как-то быстрее. Это вполне возможно, в нашей стране это работает убийственно. Это можно попробовать. Просто, если резюмировать эту небольшую часть. Это к тому, что работают программы поддержки предпринимателей.

Е.Свекровин: Однозначно.

Д.Прокопенко: Работают.

А.Шарков: Да, и просто вы попробовали, у вас получилось. Не получается у тех, кто не пробует.

Е.Свекровин: Даже, я бы сказал, стоит пробовать однозначно только по той причине, потому что, когда туда приходишь с какой-то идеей. То, хотя у нас была идея сформирована. Мы 4 месяца уже работали. Туда приходят люди, которые две недели назад решили заняться чем-то. И тренинг, который, вы Андрей, упомянули, на самом деле, очень важный. Он сбивает такой юношеский настрой, он заставляет действительно. Либо ты веришь в это и пишешь. Либо ты не веришь, и тогда ты не пишешь бизнес — план. То есть в процессе написания бизнес — плана ты понимаешь, а действительно ты хочешь этим заниматься. Потому что написать сто страниц, не веря в то, что ты делаешь, это просто невозможно. Просто не получится.

А.Шарков: Да, ты прав, вообще, очень точно сказал, что вот эти программы, они немного регламентируют, структурируют твои желания. Потому что в любом деле, как бы оно не начиналось. Очень важна предпринимательская составляющая, когда горят глаза, когда ты делаешь что угодно, на коленке, ночью не спишь, только делаешь. Но не у всех есть понимание этапности определенной. Что и в какой последовательности нужно делать. И там опытные люди довольно доходчиво, понятным языком, притом бесплатно говорят, что есть возможность сделать бизнес. Да, с одной стороны, это определенный наезженный путь, наезженный годами, другими предпринимателями. Но, черт возьми, если вы изобретаете самый оригинальный автомобиль. Все равно, колеса у него будут круглые, и скорее всего, их будет четыре. Если этот автомобиль легковой. Эти инструменты продвижения компании на рынок, вообще, выхода ее на рынок. Они связаны с этими стандартными этапами. И как не крутись, они должны быть. Должна быть юридическая форма определенная, должен быть офис, должен быть штат и так далее. И всему этому обучают. И, по-моему, глупо этим не пользоваться, пока есть такая возможность. Может быть, она скоро исчезнет, может быть, наоборот, их будет гораздо больше. Но есть это, надо пробовать.

Е.Свекровин: Да, тем более что бизнес — инкубатор — это такая штука, в ней договор подписывается на три года.

А.Шарков: Вообще шикарно.

Е.Свекровин: Это не какая-то помощь разовая. Это действительно очень серьезная помощь. И я думаю, что мы вот уже год находимся, скоро декабрь, а еще два года. То есть, буквально на 30% воспользовались этой услугой.

А.Шарков: Ребята, чтобы слушатели нас понимали, скажите, вот в вашем бизнесе какие издержки, материальные?

Д.Прокопенко: В нашем бизнесе, ну, нам немного повезло, потому что издержки нашего бизнеса — это только зарплата, и какие-то коммунальные платежи по офису, какие-то платежи по программному обеспечению и так далее. Поэтому, все те деньги, которые мы зарабатываем. Мы заинтересованы в том, чтобы заработать их как можно быстрее, потому что мы получим их непосредственно себе на руки, в нашу компанию. Поэтому они небольшие, и это двигает нас вперед.

А.Шарков: Да, и притом при каких цифрах оборота за первый год.

Д.Прокопенко: Оборот за первый год составил у нас порядка четырех с половиной миллионов.

А.Шарков: То есть, это практически, почти чистая прибыль?

Д.Прокопенко: Практически чистая, да. За исключением зарплаты.

А.Шарков: Да, да, оплата труда, сколько у вас человек работает сейчас?

Д.Прокопенко: У нас работает четыре человека, они заняты постоянно на нашем рабочем месте. И порядка 6-7 человек, которые находятся удаленно, и привлекаются нами по мере надобности.

А.Шарков: Фрилансеры.

Д.Прокопенко: Фрилансеры, да. Эти люди у нас не устроены, но как только в них возникает потребность, они моментально подключаются.

А.Шарков: Абсолютно правильно, я тоже пользуюсь этой схемой. Я ее называю таким цифровым коллективом, когда есть аналоговые схемы, а это более цифровая. Ровно столько, сколько надо используется труда, человеческих ресурсов. И оплачивается, соответственно, пропорционально их участию. Абсолютно здорово.

Д.Прокопенко: Потому что не смысла платить человеку зарплату, сидеть, держать его привязанным к какому-то определенному месту, если работа для него нестабильна. И человек развиваться не будет, и издержки производства будут выше, поэтому таких людей привлекаем.

А.Шарков: С продажами есть, чтобы занимался человек специальный?

Е.Свекровин: Нет, продажами полностью занимаюсь я, Дмитрий — главный инженер и непосредственно отвечает за выполнение заказов, то есть за техническую часть. Продажами занимаюсь я. Поскольку у нас такое несерийное производство, у нас каждый заказчик индивидуален. Очень к нему особенный подход, их не так много, мы их очень ценим, постепенно нарабатываем, конечно, других. Но мы не имеем права кидаться заказчиками. Одними пренебрегать в пользу других, ни в коем случае. Поэтому работа ведется, она очень специфичная, плавная, постепенная. У нас на самом деле, такой подход, я считаю его для нашей компании абсолютно верным. Если мы хотя бы раз начинаем работу с заказчиком, понятно, что он сомневается в нашем качестве и так далее. Но наша цель сделать так, чтобы он обратился и второй, и третий раз. Пока от нас не ушел ни один заказчик. За полтора года я считаю это нашим самым большим достижением. Никакими оборотами, а именно вот это ценно, потому что рынок большой, в принципе, ничего не мешает этому заказчику пойти попробовать других. Только мы, если мы допустим какую-то халатность.

А.Шарков: Абсолютно правильно, что заказчиков нужно удерживать, правило Паретто никто не отменял. Так что 20% ваших задействованных ресурсов дают 80% результата. То же самое с клиентами, проще удержать, чем привлечь нового. Ребята, время у нас потихоньку заканчивается. История очень интересная, и очень показательная для многих наших слушателей. То, как вы, просто, благодаря своей компетенции, своему профессионализму вышли на рынок Петербурга, прошли через довольно сложные этапы. Действительно, это достойно уважения, это потрясающий пример, которых сейчас очень мало. Многие сейчас занимаются именно коммерцией. А вот таким профессиональным, интеллектуальным трудом, специфическим, к сожалению, занимаются не так много. Поэтому ваш пример очень ценен. В завершение программы, что вы можете сказать тем, кто обладает профессиональной компетенцией, квалификацией определенной. Кто тоже задумывался, возможно, о том, чтобы перестать работать в компаниях, где нет перспектив развития, но потенциал есть собственный внутри. И возможно, сейчас задумывается о занятии коммерцией. Что вы можете посоветовать таким слушателям?

Д.Прокопенко: Посоветовать, на самом деле, много не стоит, все очень просто. То есть, если чувствуешь, что потолок, чувствуешь, если хочешь развиваться. Просто каждый человек знает, что нужно делать, у каждого человека внутри это есть. Нужно просто брать и делать, это, во-первых. Во-вторых, когда ты берешься за что-то, нужно делать хорошо и качественно. Можно же по-разному подойти к решению проблемы. Можно сделать что — то так, чтобы тебе деньги просто заплатили, а можно сделать так, чтобы тебе деньги заплатили, чтобы у заказчика глаза округлились, что это действительно качественно, это действительно здорово. И чтобы он пришел к тебе второй раз. Вот именно такой подход, он удержит на плаву в тяжелой ситуации. Я хочу еще вот о чем спросить, вот что сказать. Не только благодаря нашему профессионализму, на самом деле, мы сейчас здесь, а хочется отметить еще тех людей, которые были рядом с нами. Это, на самом деле, очень важно то, что, когда мы оказались на улице фактически. Мы были с девушками, то есть, у меня была девушка, у Жени была девушка. И только благодаря тому, что не было денег, и нужно было что — то есть. Ничего не мешало этим людям просто взять и не поверить, отвернуться. Но эти люди сплотились вместе с нами, они поддерживали всегда и постоянно. Это и Наташа Бахарева, которая была вместе с нами, это и Мокрицкая Настя, которая была вместе с Женей. Она, кстати, тоже проектировщик, и она оказала гигантское влияние на то качество нашего производства, самого первого. Она была нашим нормо контроллером, так скажем. А моя Наташа, она была нашим первым бухгалтером. Поэтому, еще немаловажный момент то, что те люди, которые вокруг тебя находятся, они должны тоже помогать. Потому что — то ощущение, когда в тебя верят, и не только ты сам, оно очень важно.

А.Шарков: Знаешь, я бы сказал немного по-другому. Никто никому ничего не должен, на самом деле. Но вот то, что они это делают, это огромная ценность. Это действительно, это очень повезло, это редкие люди. К сожалению, сейчас это большая редкость. И вы действительно счастливые мужчины, если у вас вот такая ситуация.

Е.Свекровин: Кстати, я хотел бы отметить, что я не представляю, если бы я работал один. То, что мы с Димой. Мы изначально определили, что нам очень повезло, что мы вместе учились, вместе работали, мы вместе знаем это дело. Мы вместе определились, стали учредителями, пошли вдвоем. У меня было очень много моментов, когда я хотел отказаться. Такие моменты были. Дима — нет, давай, мы взялись, что это такое, вперед. Где — то я Диме что — то подсказывал. Вот это очень важно. То есть, если есть такой человек рядом, нужно сбивать компанию и вперед. Потому что это очень поддерживает. Можно, наверняка, можно одному. Есть множество примеров, когда люди самостоятельно этим занимались. Но вот у меня получилось по — другому, у нас с Димой. И мы это считаем, что это огромный плюс.

А.Шарков: Да, пример потрясающий. Ребята, спасибо, что нашли время прийти к нам в студию. Я хочу сказать, что ваши контакты мы можем опубликовать в комментариях к выпуску, чтобы наши слушатели задавали вопросы.

Е.Свекровин: Да, пожалуйста.

А.Шарков: Обращались к вам напрямую, вы же это отслеживаете.

Е.Свекровин: Пожалуйста, у нас есть сайт, вы можете писать, звонить.

А.Шарков: Может быть, даже кто -то из слушателей, из ваши потенциальных заказчиков сейчас.

Е.Свекровин: Вполне возможно.

Д.Прокопенко: Надеемся.

А.Шарков: Друзья, напомню, у нас в студии были учредители «Лентранспроект», Евгений Свекровин и Дмитрий Прокопенко, спасибо, ребята!

Д.Прокопенко: Спасибо!

Е.Свекровин: Спасибо!

А.Шарков: Меня зовут Андрей Шарков, вы слушали программу «Берись и делай!», до встречи!

Width

В сегодняшнем выпуске «Берись и делай» вы услышите интересную историю двух предпринимателей — Евгения Свекровина и Дмитрия Прокопенко. В данный момент ребята занимаются проектированием объектов транспортной инфраструктуры в Санкт-Петербурге, компания «ЛенТрансПроект».

До того, как Евгений и Дмитрий стали развивать данную отрасль в Петербурге, они прошли долгий путь: приехав из далекого города на Байкале, они пережили сложности с работой, заработной платой, отсутствием личностного роста. Но давнее желание открыть собственое дело победило и дало потрясающий результат к настоящему моменту.

В подкасте:

— Как получать информацию об отрасли, которая замкнута и совершенно не развита.
— Первый проект компании ценой двух тысяч факсов за неделю.
— Где и как находили клиентов?
— О работе с бизнес-инкубатором.
— Какие в данной отрасли существуют издержки?

Episodes

Comments

  • 0
    Душевненько так)
    LudmilaPr 9 november 2012

  • 0
    Респект, землякам! Потрясающий пример упорства, бизнес смекалки и нестандартного мышления! Молодцы парни, успехов Вам!

  • 0
    Ребят здравствуйте, очень понравилась передача с вами, сам занимаюсь проектированием оптико-волоконных линий, очень хочу начать самостоятельную деятельность в данном направлении, но не знаю с чего начать, можете по подробней рассказать о поиске заказчиков по СРО. И нужно ли сразу создавать фирму или это может подождать? Заранее благодарен.
    Роман 23 november 2012