Анатолий Соболев в гостях у «Берись и делай»

0
16 декабря 2011
14634 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте! Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». Сегодня у нас в гостях Анатолий Соболев. Толик, здравствуй!

А. Соболев: Здравствуй.

А. Шарков: Анатолий очень интересный молодой человек, предприниматель, у него уже ни один проект. Расскажи, пожалуйста, какие проекты действующие?

А. Соболев: У нас есть студия интернет-маркетинга «КьюбЛайн» (на данный момент мы ведем несколько проектов) и наш проект «PANDA» — доставка китайской еды в коробочках. На данный момент это исключительно питерский проект. Эти 2 проекта съедают всё мое время.

А. Шарков: Анатолий, сколько тебе лет?

А. Соболев: 25.

А. Шарков: Когда ты впервые занялся бизнесом?

А. Соболев: Если говорить о самых ранних попытках, то мне было 19 лет. Если говорить о чем-то серьезном, то мне было 22.

А. Шарков: Примерно 3 года ты занимался околоофициальным бизнесом?

А. Соболев: Пробовал и старался, параллельно я заканчивал учебу.

А. Шарков: Все мы так делали. Расскажи, пожалуйста, какой проект был первым, и как ты к нему пришел?

А. Соболев: Пришел я к нему просто. Я окончил Государственный университет аэрокосмического приборостроения, по первому образованию я программист. В течение года после этого я искал себя, искал свою отрасль. Тогда я работал как наемный сотрудник. В этот момент с моим нынешним партнером возникла идея и появилась возможность взять определенную сумму денег. Тогда мы поняли, что нам ближе маркетинг на стыке технологий. Именно тогда собралась первая команда, первый состав студии. Мы получили первые заказы и начали работать. Это был довольно сложный процесс.

А. Шарков: Первый бизнес — это сервис, связанный с рекламой, интернет-технологиями?

А. Соболев: Да. Это то, что по-простому называют производство сайтов, а если говорить конкретно, то это интернет-маркетинг.

А. Шарков: Почему? Потому что это не требовало вложений?

А. Соболев: Изначально вложений было достаточно, чтобы начать почти любой мелкий бизнес. С одной стороны, это было то, чем интересовался и я, и мой партнер на протяжении нескольких лет до этого. С другой стороны, это достаточно высокотехнологическая отрасль, и мы получили уникальную возможность применить все наши знания.

А. Шарков: Ты сразу думал делать бизнес с партнером, или так получилось?

А. Соболев: Я в принципе командный человек. Мне нужна команда, нужна опора, нужны те люди, которые гарантируют мне спокойствие. Второе плечо мне практически необходимо.

А. Шарков: Это достаточно сложная тема. Тебе повезло, что с самого начала удалось так сделать. Мы вместе с тобой выступали на одной конференции, и в этом плане наши взгляды расходятся. Это чисто индивидуальный момент. Я только сейчас подошел к тому, о чем ты говоришь. Вы до сих пор работаете вместе с партнером?

А. Соболев: Да. Я не скрываю, это был сложный процесс, мы долго притирались, но мы работаем вместе до сих пор.

А. Шарков: Твой второй проект — Panda, был создан после студии, или ты его развивал параллельно, задумывался об этом, или есть проект-донор, деньги с которого ты использовал для развития чего-то нового?

А. Соболев: По сути дела, КьюбЛайн послужил донором для второго проекта. На самом деле, этот проект мы задумали гораздо раньше, еще в институте мы думали об этом. У нас была идея. Благодаря первому проекту появилась возможность его реализовать. В результате он появился как проект, как действующая организация.

А. Шарков: Как обстояли дела с первым проектом? Как ты приступил к реализации, материализации того, что изначально было в голове в качестве идеи? Назови шаги к конкретным действиям.

А. Соболев: Во-первых, мы набросали небольшой бизнес-план. Второе — нашли команду тех людей, с которыми нам бы хотелось работать. После этого мы целенаправленно занимались двумя вещами — искали офис, то есть помещение, в котором нам будет уютно, и искали первых заказчиков. Во многом нам повезло. К нам обратились почти сразу благодаря моим старым наработкам. По сути, было 3 простых шага — планирование, финансирование, команда.

А. Шарков: Отлично. Первое — планирование. Бизнес-план, который ты сделал, был, скорее, для себя? Это была внутренняя инструкция и манифест, или он изначально был для партнеров и инвесторов?

А. Соболев: Он был для себя. Он получился совсем для себя, потому что в действительности всё оказалось совсем по-другому. В результате это стало некоторым ориентиром, помогло понять, куда мы движемся. Потом поменялось всё, мы всё переписали, перепланировали, но это был внутренний документ, никаких представлений перед инвесторами не было.

А. Шарков: Второе — финансирование. Ты сказал, что вы сразу стали искать помещение. У вас были деньги на офис?

А. Соболев: Да.

А. Шарков: Откуда?

А. Соболев: Так получилось, что человек, который стал моим партнером, в один прекрасный день позвонил мне и сказал: «Толя, есть человек, который хотел бы вложить некоторую сумму. Ты можешь презентовать ему нашу идею». Я приехал, и мы договорились. Так удачно всё сложилось, я до сих пор рад и счастлив.

А. Шарков: Это были партнерские деньги, или кто-то их инвестировал?

А. Соболев: Это были деньги исключительно третьего лица за миноритарную долю проекта, к нашему большому удовольствию.

А. Шарков: В дальнейшем он сохранил свои миноритарные позиции, или вы выкупили его долю?

А. Соболев: Сохранил.

А. Шарков: Всех всё устраивает?

А. Соболев: Да. Партнер живет не в России, больших требований он не предъявляет. Человек, инвестировавший деньги, оказался более чем адекватным человеком, и никаких проблем, препятствий и споров у нас нет.

А. Шарков: До сих пор не хотите выкупить свою долю?

А. Соболев: Мы не видим смысла замораживать свои деньги в этом бизнесе, нам бы хотелось развиваться дальше и иметь деньги на развитие. Выкуп доли не является приоритетом.

А. Шарков: Очень интересная позиция. Мне как человеку, привыкшему всё делить на один, всё это интересно. Твоя позиция, по большому счету, правильная, особенно если ты развиваешься, других вариантов-то и нет. Третий момент, который ты озвучил — люди. Как искать людей? На всех встречах этот вопрос в приоритете. Как ты искал людей?

А. Соболев: Универсального ответа нет. Сегодняшние наши методики отличаются кардинальным образом. Костяк собирался из людей, с которыми я либо уже работал по каким-то проектам, либо через них и их профессиональные связи мы искали новых людей. Сейчас мы практически полностью переориентировались на профессиональные сервисы, начиная от Headhunter, заканчивая Job. Мы работаем с ними, это надежнее и удобнее. Тогда быстрее получилось набрать из своих.

А. Шарков: В рекрутинговое агентство вы не обращались?

А. Соболев: Да. Мы периодически сталкиваемся с рекрутинговыми агентствами. Мы бы очень хотели найти себе адекватных партнеров в их лице. К сожалению, на наш взгляд, уровень низок. Если найдем, с удовольствием будем работать.

А. Шарков: Мне кажется, пока на уровне компании, где зарплата профессионалов меньше 200 тысяч рублей, можно справиться с помощью сайтов.

А. Соболев: Абсолютно согласен.

А. Шарков: У меня постоянно спрашивают «Андрей, как ты фильтруешь людей на собеседованиях? Много ли проходит собеседований?». В Headhunter я постоянно использую функцию вопросов. Это потрясающий фильтр. Когда я размещал вакансии, и ко мне приходило по 50 человек, прежде чем я выбирал 2-3 достойных кандидатов, а из них одного, это очень утомляло. Неделя уходила на собеседования, особенно, если это какая-то ответственная вакансия. Если ставишь какие-то вопросы и пишешь, что ответ на них обязателен, эти вопросы очень грамотные и специфические, то ты сразу фильтруешь людей, и к тебе приходит около 10 отборных ребят. Это очень полезная штука, я ей постоянно пользуюсь.

А. Соболев: Для нас это принципиально важно. Если ты пользуешься Headhunter, то ты знаешь, что там перед самим резюме в кратком отображении есть замечательная штука «Краткое письмо», которое приложено к самому письму. Для нас это важно, потому что я после вуза сам его заполнял. Там человек пишет о себе, пишет в достаточно свободной форме, и ты можешь почувствовать человека, почувствовать, собирается ли он именно к тебе, потому что были случаи, когда кандидат вообще не понимал, куда он приходил и зачем ему это. Для нас очень важно, чтобы люди хотели к нам и четко понимали, зачем. Если этого нет, то практически точно мы не договариваемся.

А. Шарков: Я с тобой согласен, поэтому всегда первый вопрос, который я задаю, кажется многим нелепым и глупым. Я спрашиваю, что продает моя компания. Половина отвечает, что мы продаем это, хотя на самом деле всё гораздо глубже и интереснее. Если человек не идет дальше какого-то поверхностного уровня, то он не попадает на собеседование. Если человек раскрывает эту тему, у него есть шансы. У вас большая текучка? Сколько человек работает в студии?

А. Соболев: В офисе мы работаем впятером, и где-то 5-6 человек работают на удаленке. Мы думаем о расширении, у нас есть 2 альтернативных пути развития, мы активно их обсуждаем, но пока ничего не решили. На данный момент нас устраивает маленькая команда, это удобно. Что касается Панды, то в штате около 50 человек. В студии текучка небольшая. Люди работают от года и больше. Если мы говорим про Панду, то там другое, но там и квалификация людей гораздо ниже. Одно дело, если вы ищете хорошего программиста, другое дело — курьера.

А. Шарков: С курьерами такая беда. У меня сейчас проблемы, потому что сейчас сезон, и курьеров в декабре не найти. Это ужас! За один месяц может быть текучка около 15 человек. То же самое с продавцами. Это тема отдельного выпуска, мы еще поговорим об этом. Давай вернемся к студии — первому бизнес-проекту. Какой был продукт или формулировка услуги, с которой ты вышел на рынок?

А. Соболев: Отличный вопрос. У нас была проблема в том, что мы не могли ее сформулировать, и до сих пор самое сложное для меня в этом бизнесе — это сформулировать то, что мы продаем. Половина клиентов плохо понимает, а нам, как профессионалам говорить, что мы продаем контекстную рекламу, не хочется, мы всё-таки продаем комплекс. В результате, мы решили, что мы продаем веб-сайты и фирменный стиль. Сейчас мы практически не занимаемся формулировкой и продажей себя. Нас находят, и у нас под свои проекты работы более чем достаточно. Тогда мы выходили на рынок с формулировкой «веб-сайты».

А. Шарков: Если спросить каждого второго студента, чем бы он занялся, если бы у него не было выбора — идти на работу или заниматься своим делом, он ответит: «Делал бы сайты». Так было 5 лет назад, и до сих пор ситуация примерно такая же, но теперь они называют себя стартаперами. Каждый первый стартапер носится со своей идеей, со своим сайтом, как правило. Что 5 лет назад, что 7 лет назад, казалось, что рынок уже практически заполнен. Дофига студий, немеренно фрилансеров и, тем не менее, рынок продолжает расти, хотя кто-то считает, что места на нем нет. С каким видением рынка выходили вы, и не казалось, что будет сложно стартовать в раскрученной теме?

А. Соболев: Казалось. Если смотреть с позиции сегодняшнего дня, то видения не было. Мы ничего не понимали. Я могу сказать, что я до сих пор об этом рынке знаю немного, не смотря на наше долгое нахождение на нем. Мы выходили, скорее, с надеждой. Мы надеялись, что наш продукт будет интересен, и что мы сделаем его здорово. Рынок дикий — заказчик не понимает ничего, когда выходит на этот рынок, потому что бегают толпы студентов, есть большие и маленькие студии. Само слово «Студия» уже дискредитировано так же, как и рекламные агентства. 2 человека, сидящие в офисе и занимающиеся тем, что раздают листовки — это рекламное агентство.

А. Шарков: В лучшем случае 2, а зачастую вообще один.

А. Соболев: Если бы он один это делал хорошо, то было бы здорово, но, как правило, всё делается плохо. Единственное, что мы сформулировали для себя — это ценник. Он немного выше среднерыночного.

А. Шарков: От скольки?

А. Соболев: От 100 тысяч рублей мы начинаем разговор. Среднестатистический корпоративный сайт обходится в тысяч 200.

А. Шарков: Сейчас я такие цифры воспринимаю вполне объективно, хотя 5 лет назад, когда мой бизнес только начинался, я бы сделал огромные глаза и сказал, что таких цифр не бывает. Тогда нормой считалось 200 долларов, и заказчик еще торговался. Я тоже сайтами занимался, когда у меня комплексная студия дизайна, рекламное агентство. В любой момент заказчик мог сказать, что он пригласит студента, который за 100 долларов всё напишет. Сейчас так говорят?

А. Соболев: Да, до сих пор говорят. Мы с этим сталкивались неоднократно. Другое дело, что мы разработали для себя некоторую систему фильтрации входящих запросов. На такие переговоры мы не ездим, мы можем вычислить их заранее. Больше 90% входящих запросов мы отсекаем моментально, потому что иначе становится невозможно работать. У нас был период, когда мы ездили на встречу почти по каждому входящему запросу. Это превратилось в дурдом. Мы очень тщательно выбираем клиентов.

А. Шарков: Как идут продажи? Я так понимаю, клиенты не всегда обращаются сами, наверняка их готовят менеджеры.

А. Соболев: По идее должно быть так. У нас сейчас процесс активных продаж отсутствует полностью. Может быть, природная скромность дает о себе знать, и скоро это всё прекратится. У нас сейчас есть другие приоритеты. В результате мы пришли к нынешней системе входящих запросов. Они все фильтруются, мы выбираем наиболее подходящие нам, общаемся с заказчиком, и если у нас есть точки соприкосновения, то мы начинаем работать.

А. Шарков: Откуда берутся входящие заказы?

А. Соболев: По статистике очень большой процент с прошлых проектов, часть — это личные запросы ко мне, моим партнерам, специалистам компании, которые знают, что мы делаем хорошо.

А. Шарков: Так было не с самого начала. Поначалу как-то двигали?

А. Соболев: Да. Мы даже заказывали маркетинг. Высокий отклик получали с email-рассылок.

А. Шарков: Это был не спам, а адресная целевая рассылка?

А. Соболев: Мы сделали один проект почти за 0, после этого сделали кейс, после адресную рассылку, у нас был неплохой отклик. Мы начали работать по этим проектам. В результате, получилось так, что это хорошо работает для шаблонных проектов. Мы работали с логистикой, мы делали логистические сайты, у которых есть четкие наборы характеристик. Мы отдаем вам его, вы отдаете нам деньги, и больше мы ни о чем не разговариваем. Мы подумали, что это не даст нам развиваться, это даст деньги сейчас, а завтра нам будет плохо, скучно и нехорошо, и отказались от этого.

А. Шарков: Какой был средний ценник, когда вы стартовали?

А. Соболев: Около 50 тысяч мы брали за корпоративный сайт, готовое решение мы отдавали за тысячу долларов. Это смешные деньги за неплохой продукт. За эти деньги мы делали лучше, чем практически любая другая студия. В результате мы пришли к тому, что построить процесс на высоком уровне за эти деньги невозможно.

А. Шарков: Писали сайт самостоятельно или на TemplateMonsterпокупали шаблоны?

А. Соболев: Ни разу мы не покупали шаблоны.

А. Шарков: Я знаю ребят, которые стартовали именно с этого. Там достаточно красивые флеш-сайты, интересные, которые стоят 50, максимум 200 долларов. Они продавали эти флеш-решения за сумасшедшие деньги, как собственную разработку. Некомпетенция заказчика позволяла им это делать. Слава Богу, сейчас всё больше избирательных заказчиков. Мне кажется, что была бы востребована тема консультирования заказчиков, составления ТЗ и оценки каких-то эскизов. Если показать флеш-анимацию с TemplateMonster и сказать, что это стоит 3 тысячи долларов, то человек поймет. Если ему сказать, что это делалось аниматорами долго, то люди поведутся.

А. Соболев: Соглашусь. В этой отрасли некомпетентность заказчика зачастую ужасает. Впарить можно всё, что угодно. Мы всё-таки смотрим на весь этот бизнес как на базис для будущих проектов, как возможность наращивать свою мощь, интеллектуальный багаж. Если просто заниматься продажей в чистом виде, то, к сожалению, специалисты не будут расти, и ты сам не будешь расти. Разработка и анализ дают меньше денег, но больше скиллов. По аудиту, я знаю, есть очень неплохие студии. Они входят к заказчику с аудитом бесплатно. Делается условный звонок или первый контакт, говорится, что мы делаем то-то и то-то, и мы сделаем вам бесплатный аудит сайта. Его делают, красиво обосновывают, у 90% компаний всё очень плохо. Это красиво обосновывается, на это тратится время специалистов, а потом идет продажа.

А. Шарков: Хорошо. Через сколько лет после старта первого проекта появилась работающая Panda?

А. Соболев: Через 2 года.

А. Шарков: Это вообще разные бизнесы, они друг с другом никак не связаны по бизнес-процессу. Может быть, я ошибаюсь, и ты меня поправишь.

А. Соболев: Связаны они частично инвестированием. Для Панды весь маркетинг целиком делает КьюбЛайн, что стало логичным и эффективным решением для обеих сторон. С точки зрения бизнес-процессов, это абсолютно разные вещи, никак не коррелирующие. Все процессы абсолютно разные.

А. Шарков: Почему именно пищевая история, связанная с питанием?

А. Соболев: Это, скорее, не пищевая, а культурная история. Нам близко развитие новых культурных явлений. Для России еда в коробочках — культовая вещь. Нам интересно привнести эту вещь со своим видением, сделать это хорошо и посмотреть через 2-10 лет, что получится.

А. Шарков: Через Твиттер я сегодня объявил анонс нашей записи, и пользователь Евгений Ру спросил: «Насколько сложна организация фастфуда, и какова специфика бизнес-модели? Расскажи про культуру. В чем специфика бизнес-модели? Какие планы на 2012 год?». Путешествуя по Европе и Азии, я увидел, что люди часто заказывают еду в коробочках на работу и домой. Я в Америке пока не был, но многие мои друзья там жили, и они говорят, что многие семьи вообще дома не готовят. Я думал, что это еда одиночек, усталых менеджеров, одиноких мужчин и женщин. На самом деле, это не так. Они заказывают такую еду на всю семью. Ты хотел это развить у нас?

А. Соболев: И это в частности. Я прихожу домой, я устал, мне некогда готовить, но я хочу чего-то качественного. Ресторанные доставки на данный момент — это придаток к ресторанам. Они не дают качество, они не думают о том, что еда едет, что есть специфика, когда продукт доставляется куда-то. У нас есть шансы задуматься об этом, дать человеку возможность не просто засунуть в себя кусок теста, но и вкусно поесть. У нас есть возможность именно с точки зрения культурного явления дать ему не просто вкусную еду, дать ему развлечение. Мы постоянно занимаемся конкурсами, партнерскими программами, мы доставляем не столько еду, сколько коробочку и эмоции вместе с ней, начиная от яркого брендинга, дорогой упаковки и заканчивая интересными видео в группе.

А. Шарков: Вопрос по поводу Панды из Контакта. Сумма средств, необходимая для открытия подобного бизнеса? Почему именно китайская кухня? В какой момент появилась идея?

А. Соболев: Если говорить с культурной точки зрения, то это, скорее, американский фастфуд. Он пришел во весь мир через сериалы и фильмы. Кухня обходится в 1,5-3 миллиона рублей. Если говорить о каких-то допвложениях, то можно посчитать персонал, систему учета, которая стоит очень недешево на данном этапе, маркетинговое сопровождение. Где-то 5-10 миллионов — это живые деньги на входе. Они могут быть меньше при определенном стечении обстоятельств, но если вы строите нормальный бизнес, не готовите на кухнях в квартирах, не нанимаете узбеков, и вам не делают студенты сайт, то это примерно такие деньги.

А. Шарков: Я знаю, что кто-то кафе открывает на эти деньги.

А. Соболев: Да. Насколько я знаю, проект «MyBox» от Двух палочек обошелся примерно в такую сумму. У них кафе встало в 9 миллионов. Это деньги на помещение — они сделали кухню, интерьер и так далее. Потом надо на что-то работать, то есть надо заложить фонд заработной платы, налоговую базу, на что-то надо закупать продукты, на что-то раскручиваться, привлекать посетителей и так далее. В результате, эта сумма возрастает. У многих предпринимателей есть ошибка, что они на входе закладывают минимальные суммы, а потом наступает сюрприз.

А. Шарков: Что касается сумм, то, по моему опыту, надо цифру умножать на 3, а срок на 2, и тогда получится что-то объективное.

А. Соболев: Да. У людей в разработке срок планирования — год, по факту получается 5 лет.

А. Шарков: За 5 лет вырастает ребенок, способный зарабатывать деньги. Я думаю, многим будет интересно узнать про контролирующие органы.

А. Соболев: Бояться их не надо, надо внимательно изучить документацию. Всё есть в открытом доступе. Есть консалтинговые агентства, которые помогают всё это изучить и правильно оформить документы, есть закономерные требования к кухням. Мы прошли эти проверки, документы оформили. Я могу сказать, что ничего невозможного в этом нет. Это довольно сложный процесс, но я не видел легких процессов. Бояться не надо, надо делать.

А. Шарков: Вопрос из Контакта от Даниила Загидулина. Как борешься с конкурентами? Много ли конкурентов на твоем рынке?

А. Соболев: Это растущий рынок. Когда мы входили, в Питере было 3 компании, на данный момент их больше 10. Рынок растет, есть крупные игроки, есть совсем мелкие игроки. Из всех маленьких мы единственные, кто расширяется. По поводу борьбы могу сказать, что мы в нее не ввязываемся. Мы делаем свое дело, привлекаем свою аудиторию, осуществляем свои спецпроекты, делаем хорошие маркетинг и продукт, на конкурентов особо не оглядываемся, хотя руку на пульсе держим.

А. Шарков: Я полагаю, что места хватает всем, так как рынок растет. Бояться не стоит. У нашего общего друга Ярослава Андреева возникал вопрос, когда он пытался с Озерков заказать еду. Павел Николаевич тоже спрашивает: «Почему нет доставки в половину города?».

А. Соболев: Ответ максимально прост. Я знаком с некоторыми доставками не в нашей отрасли, которые с одной кухни возят на весь город. Проблема в том, что время доставки за счет пробок увеличивается на 2-3 часа. Даже не смотря на то, что у нас хорошая упаковка, сумки определенной конструкции, которые мы заказываем из Москвы, когда вы везете еду больше 2-ух часов, она начинает терять свойства. У нас не полуфабрикат, мы всё делаем из-под ножа. Мы привезем и заработаем денег, но потеряем в имидже, качестве и разочаруем клиента, поэтому мы решили, что мы доставляем продукт в ту зону, за которую мы можем отвечать. У нас постоянно идет расширение, на следующий год есть определенные планы, и мы надеемся, что будет весь город. На данный момент мы берем именно ту зону, где мы можем гарантировать и скорость, и качество.

А. Шарков: На метро такую еду не возят?

А. Соболев: Одна из компаний возит пешими курьерами. При всем уважении к ним мы считаем это неэтичным и опасным. Даже если вы будете возить товар в герметичной упаковке, вы в метро не можете ничего гарантировать. Я отношусь к этому как к дикости. Мы так не делаем и делать не будем, даже ради денег.

А. Шарков: Интересно. Я думал, что в этом нет ничего сложного.

А. Соболев: Проблема в том, что это определенная среда. Вас могут толкнуть. Если вашего курьера толкнули, у него может раскрыться сумка. Многие сумки очень простой конструкции, которые не защищены ни от чего. Как вы думаете, будет ли он ехать обратно и менять заказ? Нет, не будет, он привезет и отдаст его. В этой давке что-либо везти ужасно. С точки зрения СанЭпидемНадзора это тоже не очень хорошо.

А. Шарков: Юлия Кимук пишет: «Мне знакомый рассказал, что когда он в вашей группе во Вконтакте начал задавать вопросы про то, где вы готовите, есть ли у вас цеха, ему не только не дали ответа, но и просто забанили». Сразу же другой пользователь Алексей Поликарпов апеллировал Юле, говоря, что задавал вам тот же самый вопрос, и ему ответили. Как у вас происходит обратный контакт с пользователями?

А. Соболев: У нас всё очень просто. Мы отвечаем на каждый пост, и это наша объективная гордость. Мы отвечаем максимально открыто, мы не удалили ни одного отзыва живого пользователя. Отрицательные это или положительные отзывы нам всё равно, мы считаем, что наши клиенты имеют право на собственное мнение, а наши потенциальные клиенты должны иметь возможность ознакомиться как с положительными, так и отрицательными отзывами. Самое главное, что мы отвечаем за свое качество, поэтому мы можем дать комментарий почти на любой вопрос, банить не видим смысла. Мы установили замечательный сервис «Копини», где вы можете ознакомиться со всем спектром задаваемых вопросов, написать в группу и получить прямой ответ. Бан касается только тех, кто дает прямую рекламу, ссылки на чужие группы, маты в группе. Иногда мы удаляем ботов. Люди с джипом на аватарке с одним другом из Москвы, говорящие неадекватные вещи, удаляются моментально. Спамеров мы также удаляем.

А. Шарков: Пользователь Глеб Васильев из Твиттера спрашивает: «Очевидно, что Панда — это грамотный проект, созданный КьюбЛайн. Поясните, каково быть заказчиком у самого себя?».

А. Соболев: Великолепно. Это большое счастье для нас. Можно круто делать те вещи, которые ты хочешь, можно четко отслеживать результат. Самым требовательным лицом по отношению к себе являешься ты сам. С другой стороны, никто не портит финальный результат эскизами своего племянника. Это замечательное чувство, оно дает возможность получать качество.

А. Шарков: Я понимаю, о чем ты говоришь. Заказчиком самому себе я стал в своих шоколадных проектах. Что ты думаешь по поводу расширения? Пользователь Ярослав Андреев спрашивает: «Не думал ли ты об открытии ресторана или точек в других городах?».

А. Соболев: Привет пользователю Ярославу Андрееву. Мы постоянно думаем над расширением. В данный момент наш приоритет — это доставка. Мы хотели бы охватить весь Петербург, нас постоянно об этом спрашивают, мы очень стараемся, мы втрое расширили зону доставки с момента открытия. Впереди 2012 год, и мы планируем охватить весь город. Выход в ресторанный бизнес есть в планах, не могу назвать точные даты и цифры, но желание есть. На данный момент все конкретные планы связаны с доставкой. Хотелось бы выйти в рестораны, но это вопрос времени. То же самое с выходом в другие регионы.

А. Шарков: Поступают предложения о покупке франшизы?

А. Соболев: Да. Гордость нашего маркетинга — с первого месяца к нам начали поступать эти предложения. В среднем, 5-10 конкретных предложений в месяц мы получаем. Мы занимаемся юридической частью этого вопроса. Пока конкретику назвать не готов, но интерес есть. Мы связываем это с качеством нашего бренда.

А. Шарков: Какие самые большие сложности возникали у тебя в развитии и Панды, и КьюбЛайна? Были моменты, когда хотелось махнуть на всё рукой и бросить?

А. Соболев: Пожалуй, выделю 2 момента. Один относится к психологии, когда ты в какой-то момент понимаешь, что кроме тебя и одного-двух людей всем на всё плевать, когда сотрудникам всё равно на качество продукции, никому ни за что не стыдно, никто ничего не хочет. Тебе начинает казаться, что ты всё взвалил на себя, и у тебя перед глазами встает картина пляжа, океана. Можно уехать, но это не отвечает твоим амбициям, в этот момент нужно взять себя в руки. Что касается сложностей с Пандой, то это была идентичность блюд и качества на всех кухнях. Я думаю, перед всеми, кто попытается открыть больше одного ресторана или кафе, встанет этот вопрос. Мы решали вопрос системы контроля качества сложно и долго, в итоге, решили. Мы значительно улучшили все показатели, но это было одним из самых сложных периодов, мы 2 месяца над этим активно работали.

А. Шарков: Многие из наших слушателей — люди, которые еще не начали свой бизнес. Очень приятно получать отзывы от них, в которых они пишут, что программа помогла им стартовать, советы и истории предыдущих гостей вдохновляют ребят, мотивируют их сделать первый шаг. Я думаю сделать отдельный выпуск с теми, кто по мотивам «Берись и делай» стартовал свой бизнес. Что ты можешь сказать тем, кто хочет повторить твой путь в направлении студии дизайна сайтов или занятия пищевыми продуктами? Что ты им посоветуешь?

А. Соболев: Хотелось бы посоветовать не бояться делать и брать на себя ответственность, потому что вы получите гораздо больше не финансово, а психологически. Деятельность вдохновляет, создание нового продукта вдохновляет. Также советую делать продукт хорошо, и не важно, что это за продукт — глиняные горшки или сложный программный продукт. Получайте удовольствие от того, что вы делаете.

А. Шарков: Мы недавно с тобой участвовали в одной конференции. Как ты относишься к своему участию в развитии предпринимательства? Ты подтвердил это участие и на конференции, и в сегодняшней программе. В дальнейшем интересно было бы тебе мотивировать людей?

А. Соболев: Мне бы было интересно рассказывать о том, что я делаю, делиться опытом. Поскольку я довольно скептически смотрю на перспективы многих людей, на роль чистого мотиватора я не очень хорошо подхожу. Но я точно знаю, что у меня есть опыт, который может помочь другим разобраться в каких-то тонкостях и вдохновить их. Я могу дать конкретные ответы на вопросы, ответы на которые я не получил в свое время, а это поможет сделать старт чуть легче и понятнее. Я бы сказал, что эта деятельность мне безумно интересна.

А. Шарков: В ближайшее время я, Ярослав Андреев и единомышленники планируем организовывать такие встречи в интересном формате, которые дадут людям конкретику от реальных бизнесменов, а не от теоретиков, которых сейчас очень много. Они учат продавать, хотя сами ничего в жизни не продали. Хотелось бы вынести это на иной качественный уровень. Тебе было бы интересно участвовать в подобных мероприятиях и встречах?

А. Соболев: Я думаю, да.

А. Шарков: Прекрасно. Я думаю, мы начнем с тех вопросов, которые будут приходить к этому выпуску на сайте Podfm.ru. Ты заходи на него, отслеживай. Я думаю, что вопросов будет много.

А. Соболев: Я подпишусь.

А. Шарков: Хорошо. Друзья, не стесняйтесь задавать вопросы, мы ждем их, и ответы на них последуют. Напомню, что вы можете задавать вопросы гостям, которые были в предыдущих выпусках. Слушайте «Берись и делай», а самое главное — беритесь и делайте. Спасибо, Толик, что пришел.

А. Соболев: Тебе спасибо, что пригласил. Пока.

Ширина

Гость программы Анатолий Соболев — совладелец студии КьюбЛайн и службы доставки на дом китайской кухни.
Первый рынок высоко конкурентный, второй — оригинальный и не развитый. Анатолию и его партнеру удается продуктивно совмещать деятельность и там там. Вы услышите как все это начиналось и как развивается.

В подкасте:
— Есть еще место на рынке новым студиям разработки интернет-сайтов?
— Как продавать без отдела продаж?
— Сколько стоит открыть службу доставки еды?
— Сложно ли создавать проекты в сфере питания?

Выпуск сделан аудиожурналом PodFM.ru

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Очень заумно вел беседу. Это не понравилось
    "тут все просто" "это естественно" и так раз за разом
    Мб это его естественный стиль общения, но выглядит это как умничество
    А так, конечно, респект, как и всем участникам передачи
    4 декабря 2012