«Экспедиция» в гостях у «Берись и делай»

0
13 марта 2012
22021 прослушивание

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте! Меня зовут Андрей Шарков. Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». Сегодня у нас в гостях человек, которого вы давно ждали, которого я анонсировал — Александр Кравцов, а также Василий Газизулин. Здравствуйте!

А. Кравцов и В. Газизулин: Здравствуйте!

А. Шарков: Напомню, что Александр Кравцов — владелец бренда «Экспедиция», а Василий — его правая рука, управляющий партнер этого бренда.

А. Кравцов и В. Газизулин: Сегодня в эфире я не правая рука, а правая голова.

А. Шарков: По тому, что я наблюдаю, так оно и есть. На самом деле, я с компанией «Экспедиция» впервые лично познакомился на Селигере и был поражен и вдохновлен настроением и духом, которые витают в команде. Для многих молодых предпринимателей, я считаю, это должно быть образцом и эталоном. Я думаю, Александр нам сегодня скажет, как ему удалось построить такую компанию и сплотить такую команду. Александр, скажите, пожалуйста, сколько сейчас компаний в вашем холдинге?

А. Кравцов и В. Газизулин: Я точно не знаю. Я думаю, что около 20. Всегда важно обсуждать терминологию. С точки зрения традиционной терминологии, компания — это юридическое лицо, которое ведет хозяйственную деятельность. С точки зрения нашей терминологии, бизнес-единица — это группа товарищей под руководством первого лица, которая генерирует прибыль. Когда я говорю, что у нас около 20 компаний, я имею в виду около 20 групп, которые генерируют прибыль. Юридических лиц, я думаю, 50-60.

А. Шарков: Юридические лица — это инструменты, интереснее бренды. Бренд «Экспедиция» очень яркий. Я думаю, все видели оранжевые джипы. Это те самые магазины с сувенирами и товарами для активного отдыха.

А. Кравцов и В. Газизулин: Внутри Экспедиции есть большое количество единиц. Бренд «Экспедиция» начинался с ресторана «Экспедиция» северной кухни в Москве. Даже внутри ресторана (одного здания) есть 4 бизнес-единицы, которые ведут разную деятельность. Это ресторан, магазин «Фактория», который отличается от других магазинов тем, что он Luxury, бани, которые по каналам Discovery признаны лучшими в мире банями, турагентство. Также это кейтеринг. Может быть, я что-то еще забыл. На базе одного комплекса 5 бизнесов. Помимо этого, есть аналогичный ресторан в Новосибирске и Минске. Если говорить про магазины «Экспедиция», которых около 350, то они делятся по кускам. Есть собственные и франчайзинговые магазины. Они ведут собственную хозяйственную деятельность и генерируют прибыль. Помимо этого, мы активно развиваем зарубежье. Я думаю, что сейчас наши товары не продаются только на территории Южной Америки, если говорить о континентах. Эта ситуация будет исправлена в этом году.

А. Шарков: Экспедиция — это международный бренд.

А. Кравцов и В. Газизулин: Да. Отдельное подразделение занимается бизнесом в Казахстане, отдельное — на Украине. Внутри компании есть несколько групп, которые занимаются созданием новых продуктов и товаров и поставляют их в разные сегменты нашего бизнеса. Конечно, мы не принимаем слово «холдинг», мы, скорее, эскадра разнокалиберных корабликов, у каждого из которых свой капитал и свои отношения с управляющей компанией, у каждой есть своя прибыль, которую в том числе едят члены экипажа.

А. Шарков: Все ваши бренды очень яркие. По людям, которых я наблюдаю, я вижу, что они делают это с удовольствием. Они очень отличаются от стандартных компаний, которые поставляют какие-то комплектующие и товары. Я сам проповедую тему, что нужно заниматься исключительно тем делом, которое доставляет удовольствие. Только тогда бизнес может быть эффективным и интересным. По крайней мере, на это больше шансов. Когда вы начинали, вы сразу делали бизнес с душой, эмоциями? Как всё начиналось? Вы помните переход от статуса профессионала в статус бизнесмена, или вы сразу начинали как предприниматель?

А. Кравцов и В. Газизулин: Я сразу начинал как предприниматель.

А. Шарков: Когда это было?

А. Кравцов и В. Газизулин: Первые упоминания были в 1989-1990 годах. Они не имели отношение к бизнесу, они были связаны с путешествиями, но они всё равно имели коммерческую основу. Я и мои товарищи сделали несколько невероятных проектов, на которые у нас не хватало денег и опыта, но мы очень хотели их сделать. Это дало веру в то, что мы можем сделать всё, что нужно. Я думаю, что эта вера является залогом успеха в любой проектной деятельности. Предпринимательство и бизнес — это два немного разных вида деятельности. Человек, который построил хорошую больницу, создал боеспособную воинскую часть или совершил прорывное научное открытие — это предприниматель. Говорить, что мы занимаемся бизнесом по кайфу можно очень относительно. Иногда мы, как и другие предприниматели, чувствуем себя гребцами на галере, прикованными к своим веслам. В значительной степени мы связаны с судьбой галеры. Я не могу сказать, что нам всегда это нравится, есть что-то другое, помимо кайфа. Если говорить про создание компании «Руян», у нас была неформализованная, а потом формализованная философия, культура, мировоззрение. Экспедиция — это бренд, который принадлежит компании «Руян». Я думаю, что именно мировоззрение основателей или управляющей компании является главным и почти единственным залогом ее конкурентоспособности. В нашем случае это было то, что людям правильнее доверять, чем контролировать. Я могу сказать, что я не очень умею контролировать людей. В нашем случае это было то, что ключевые люди должны отвечать за будущее компании, как за своего ребенка. С этой точки зрения выращивать ребенка не всегда по кайфу. Конечно, в целом выращивать по кайфу, но бывают моменты, когда ребенок болеет, капризничает или делает глупости. Это не является основанием его не выращивать, снимать с себя ответственность за его будущее.

А. Шарков: С самого начала вы строили бизнес с командой? Многие строят бизнес с подчиненными, многие — с командой, и это большая разница.

А. Кравцов и В. Газизулин: С самого начала я строил бизнес с командой. Мне неинтересно играть в бизнес-игры в одиночку. Когда я сильно устаю от людей, я ухожу в одиночное путешествие на Север, но это не про бизнес. Если говорить про бизнес, то это командный спорт.

А. Шарков: Вы с самого начала планировали бизнес в таких масштабах, в которых он находится сейчас? Или изначально это был маленький бренд, который разросся?

А. Кравцов и В. Газизулин: Я никогда не планировал масштабов и сейчас этого не делаю. Масштаб — это относительное понятие. Бывает масштаб в финансовых размерах, бывает в количественных, бывает в территориях, на которых ты работаешь. Мы выигрывали и проигрывали, формировали наш рост или нет в зависимости от концентрации людей, понимающих стратегию компании и разделяющих ее мировоззрение. Большинство наших потерь и ошибок были связаны с дефицитом таких людей. Я думаю, что не очень много пользы можно найти в бизнес-учебниках и книгах по бизнесу. Я думаю, что изучать Гумилева полезнее. Когда возникает пассионарный заряд у ребят, они начинают расширяться и расширять свой ареал обитания. Со временем или с географией их давление на окружающую среду сравнивается, а потом становится слабее, чем давление окружающей среды на них. Тогда образуется цикл. В истории нашей компании таких циклов было несколько. Я думаю, что они есть у всех компаний.

А. Шарков: Когда я говорю с руководителями достаточно больших компаний, наши слушатели задают конкретные вопросы по инструментам. Я эти вопросы не считаю столь важными. Мне кажутся более важными концептуальные ответы. Последовательность слов можно прочитать в учебниках, если есть какие-то конкретные задачи, но важнее понять принцип построения компании и того, на чем она держится. Мне кажется, что при привлечении людей вы сначала можете разглядеть человека, а потом под него развить какое-то направление.

А. Кравцов и В. Газизулин: Да. В большинстве случаем мы под человека начинаем бизнес-проект, а не ищем под бизнес-проект человека. Конечно, бывают исключения, когда нам сильно нужно создать что-то синергичное, связывающее наши проекты. В большинстве случаев ты смотришь в сторону человека, который уже есть. О чем еще хочется сказать? В начале нашей деятельности мы конкурировали с американскими интернациональными компаниями. Мы занимались средствами от комаров, и первый бренд, который мы создали — Раптор, второй — это Москитол.

А. Шарков: Я помню рекламу с мультиком «Потому что не кусают».

А. Кравцов и В. Газизулин: Да, была такая реклама. По сути, шансов выиграть у американцев при прямом лобовом столкновении у нас не было. Ответственность за компанию, как за своего ребенка приводит к тому, что человек в течение дня много раз меняет область деятельности. Он и маркетолог, и HR-директор и так далее. Человек так не устает. Если человек целый день работает бухгалтером, он устает, если человек весь день работает маркетологом, он устает. В случае, когда человек 6-8 раз в течение дня меняет направления своей деятельности, для него это перестает быть работой в привычном смысле этого слова. Если он это делает хорошо, если у него есть тихий час, если часть рабочего времени проходит не в городе, он раскрывается принципиально иначе, чем люди, которые просто ходят в офис и являются людьми-функциями. Коэффициент раскрытия человеческого потенциала, объем освобождения энергии и делает компанию конкурентоспособной. В свою очередь, это следствие идеологии, а идеология ответственности за компанию как за своего ребенка, как и доверие к людям, была с самого начала.

А. Шарков: В Руян-Городе, в котором я был в августе, я познакомился с очень яркими и талантливыми профессионалами из вашей команды. Они сами по себе могли бы быть самостоятельными бизнес-единицами, предпринимателями. Как удержать людей? Насколько их нужно мотивировать, чтобы они не развивали такие амбиции? Василий, у вас не было такого желания или мысли, что вы сами всё умеете, что с Экспедицией вы научились большему, но и до нее были развиты, и что пора начать свое дело?

А. Кравцов и В. Газизулин: Вы знаете, что влечет менеджеров в госкорпорациях? Масштаб проектов, которые предоставляет государство, позволяет раскрыться. Людям так лучше, чем делать что-то на местах, в своих локальных городах. Этим пока и подкупает государство выдающихся руководителей, бывших руководителей своих компаний. Масштаб наших проектов и люди, с которыми общение дорого — то, что удерживает не только меня, но и других людей. Скорее всего, важен круг общения. В данный момент моей жизни он незаменим ни деньгами, ни какими-то вещами, связанными с амбициями и ростом. Что будет дальше, посмотрим. Процесс развивается. Я бы еще сказал, что нужно создавать среду, которая тебя развивает. Я бы не сказал, что это инструмент мотивации. Это, скорее, инструмент строительства своего образа жизни. Я думаю, что это важно для всех наших товарищей. Пока среда вокруг тебя в целом развивается лучше, чем в другом месте, тебе не надо идти в другое место. Что касается мотивации, как таковой, то у меня есть умный товарищ на Урале — Миша Бабин, которому принадлежит лучшая компании «Такси-город» в Екатеринбурге. Я думаю, что он также бы был интересным собеседником для вашей программы и согласился бы поучаствовать. Он порой занимается серьезными научными исследованиями, которые часто приводят к парадоксальным результатам. Последнее его исследование привело к выводам, что есть всего 2 способа мотивации персонала — найм тех, кому интересно, и увольнение тех, кому неинтересно, причем быстрое увольнение. На нашем языке это называется словосочетанием «Немедленная эвакуация».

А. Шарков: Мне кажется, сейчас это становится трендом. Я недавно объявил вакансию на некоторые позиции в компанию. Компания становится всё более популярной, и огромное количество людей приходят на собеседование, показывают свои дипломы, но приходит один человек и говорит: «Я сейчас работаю в другой компании. Мне там всё очень нравится финансово. Я знаю, что вы мне не сделаете более достойное предложение в плане денег, но мне безумно интересен ваш проект, поэтому я готов работать на две компании. Мне интересно попробовать реализовать какие-то идеи вместе с вами». Вот это я понимаю, лояльность! Человек уже, по сути, наш родственник, хотя мы с ним не были знакомы раньше. Если компания строится на таких людях, то очень хорошо. На них строится всё. Надо создавать такую идею, чтобы она была видна извне, чтобы люди, которые лично с вами не знакомы, сами сочиняли какие-то легенды, придумывали те ценности, которые мы потом внедряем. Он говорит: «Ребята, вы такие и такие?». Мы говорим, что нет, но нам нравится то, что он говорит, и мы готовы такими стать. Такие люди сами могут создать такую атмосферу у нас, и она создается. Такое построение очень сильно завязано на эмоциях, но важно внедрение критериев оценки труда людей, чтобы не было одного энтузиазма. Работа должна быть работой, и показатели должны быть измеримыми. Как у вас всё построено в этом плане? Я вижу, что все работают с энтузиазмом. Как оценивается результат их труда, и по каким показателям фиксируется рост внутри компании? Удивительно, что люди настолько едины, это чем-то похоже на секту.

А. Кравцов и В. Газизулин: Мы сообщество, команда, группа, коллектив, банда. В моем понимании сектантство — это когда люди в своем внутреннем кругу чувствуют себя комфортно, а внешний мир считают жестоким, злым и неправильным. Мы великолепно чувствуем себя во внешнем мире, и это, пожалуй, очень важно. Мы толерантны ко всем религиям, мы опираемся на твердые экономические показатели, разные для всех подразделений. На нашем языке это внутренняя финансовая управленческая отчетность. Каждый месяц у нас считается, каждый месяц часть прибыли компания отдает своему костяку, членам экипажа, которые концентрируют на себе ответственность за всё, что происходит. Я полагаю, что у нас в этом больше порядка, чем в большинстве крупных корпораций. Это та область, за которой всё время нужно очень внимательно следить, потому что заиграться в оранжевые фантики очень просто, заиграться в мероприятия, поляны тоже очень просто. Конечно, нужно смотреть за уровнем управления или температурой в своих трубах. С другой стороны, применение избыточной инфраструктуры убило большое количество живых бизнесов в моих глазах. Такие термины, как профессионалы, специалисты, аудит и прочее, в большинстве случаев подменяют или скрывают реальное положение вещей. Мне очень нравится мысль Траута о том, что если человек понимает, в чем суть, он говорит на простом языке, а многословие, разговоры про капитализацию — это вредная зараза, которая может скрыть косяки деятельности госкорпораций и больших компаний, которые играют не в операционную прибыль, а в дутый рост объема для того чтобы привлечь доверчивых американцев-пенсионеров или обмануть будущих покупателей компании. Тем, кто занимается честным крестьянским предпринимательским трудом, это не нужно.

А. Шарков: У вас больше чистый крестьянский труд?

А. Кравцов и В. Газизулин: У нас честная маржа. У нас есть своя финансовая терминология, в которой фигурирует термин «голая прибыль». Это очень красивое словосочетание. Все говорят про чистую прибыль. Чистая — это предыдущая итерация перед голой.

А. Шарков: Любопытно. Мне уже хочется сделать отдельный выпуск по поводу вашей терминологии. Я вижу у вас много вещей, которые я не видел в других компаниях. Это безумно привлекательно.

А. Кравцов и В. Газизулин: Я думаю, что отдельный выпуск по нашей финансовой управленческой отчетности имел бы смысл для слушателей. Вчера в Санкт-Петербурге мы встречались с очень симпатичными ребятами и их проектами. Они большие молодцы, но, когда я им задавал несколько вопросов, касающихся их финансовых показателей, то выяснялось, что они, будучи большой сеткой, начали считать расходы только недавно. Мы сейчас находимся в процесс гонки «Экспедиция Трофи Мурманск-Владивосток», и в разных городах мы встречаемся как с бизнес-молодежью, так и с корифеями, которые, так или иначе, состоят в общих с нами сообществах. В Иркутске есть большой ресторатор Игорь, который развивает федеральный бренд пабов «Hards». Мы встретились в его бане в Иркутске поздно ночью. Вокруг него сидели его молодые соратники, и он горько сетовал на то, что ребята видят оборот и считают, что от этого финансового потока можно отщипнуть кусочки, не понимая, что такое прибыль. Наверное, очень часто они в этой терминологии употребляют слово «Доход». Мы нашли с ним полное понимание в том, что финансовая управленческая безграмотность, которая не имеет ничего общего с программой 1C или обычным бухгалтерским учетом — это серьезное зло, с которым нужно бороться.

А. Шарков: Я общаюсь с достаточно большим количеством предпринимателей, которые еще моложе, чем я, хотя мне 26 лет, и я веду бизнес 8 лет. Ко мне подходят консультироваться ребята, и я наблюдаю за тем, как они сами усложняют себе представление о том, как делать бизнес, употребляя кучу терминологии, которую я не знаю. Они говорят, что им нужно сделать то, то и то, зарегистрироваться, сделать такую форму отчетности. Я понимаю, что у большинства людей искаженное и усложненное представление обо всем. Они сами вставляют себе палки в колеса. То, о чем вы говорите, работает и в малых формах, и в компаниях масштаба Экспедиции и Руян?

А. Кравцов и В. Газизулин: И в компаниях, больших на порядки, это тоже работает.

А. Шарков: Друзья, мы неоднократно об этом говорили. Александр Кравцов это подтверждает. Сколько у вас работает людей во всех структурах?

А. Кравцов и В. Газизулин: В компаниях, которые принадлежат нам на 100%, работает человек 300-350. У нас в Новосибирске есть 12 магазинов, которые нам принадлежат, всего их порядка 350. Все люди, которые там работают, наши сотрудники, но мы считаем, что у нас в Новосибирске 2 сотрудника: один человек управляет этими магазинами, один человек управляет рестораном «Экспедиция». С этой точки зрения, цифра в 70 человек близка к правде.

А. Шарков: Я думал, вы назовете цифру в несколько тысяч человек, будете учитывать всех продавцов, партнеров.

А. Кравцов и В. Газизулин: Я думаю, что всего 4-5 тысяч.

А. Шарков: С чего всё начиналось? Сколько человек создавало этот бренд?

А. Кравцов и В. Газизулин: Бренду «Экспедиция» в июне исполнится 10 лет. Он создавался, когда компания «Руян» имела годовой оборот 50 миллионов долларов, она была достаточно зрелой компанией. Собственно компанию «Руян» с самого начала создавали 2 человека — я и мой студенческий товарищ, мой товарищ по водному туризму. С нами до сих пор наша первая сотрудница Оксана. Она работает в компании 17 лет.

А. Шарков: Какая была основная модель компании «Руян»?

А. Кравцов и В. Газизулин: Модели были разные. Достаточно быстро мы пришли к пониманию того, что нужно продюссировать процесс от начала и до конца. Первые 2-3 года своего существования мы строили физическое производство в России, пока не разочаровались в этом. После этого мы стали максимально работать с информацией. В Юго-Восточную Азию мы пришли гораздо позднее. Сначала мы создавали свои бренды, размещали на европейских производствах у ведущих мировых производителей материальные производства и конкурировали в России силой брендов. В большинстве случаев наши американские конкуренты размещали под своими брендами производство там же, где и мы. На сегодняшний день мы улыбаемся, когда нам задают вопрос «Занимаетесь ли вы производством или размещаете заказы?». Боинг — это 300 продюсерских бригад. То, что сейчас на Урале, в городе Рязань делают титановые части для Боинга, не означает, что Боинги производятся на Урале. Боинг производится там, где находятся бригады, продюссирующие производство Боинга. 2 дня назад я придумал новый продукт — Набор для примирения влюбленных. Это мешочек с пеплом, туда будет входить белый флажок и презервативы. Совершенно неважно, где будет рассыпан пепел, где будет сделан флажок, и в какой стране будут произведены презервативы, этот продукт можно будет продавать и в Австралии, и в Китае, и в России. Произведен он нашей группой, а то, что какие-то ингредиенты можно производить в любой стране мира, неважно.

А. Шарков: Я сейчас сам размещаю заказы на производство компонентов по одному из своих проектов в Китае, Вьетнаме. Финальная сборка частично идет здесь. Я понимаю, что она может даже не идти здесь.

А. Кравцов и В. Газизулин: Нам очень нравится создавать товар, производить его в одной стране, а продавать в другой, а прибыль тратить на строительство Руян-города в России или на проведение гонки «Экспедиция Трофи». У нас есть продукт, который очень удачно продается в Южной Африке, Сингапуре, мы делаем его в Индонезии и Китае, а прибыль тратим здесь. Это очень клевый бизнес.

А. Шарков: Какой момент вы считаете самым сложным и ответственным во всем бизнес-процессе? Мне раньше казалось, что производить — это сложно, потом я понял, что надо просто съездить и посмотреть на производство.

А. Кравцов и В. Газизулин: Надо понимать, что такое производство. В случае с вашим Шокобоксом, я думаю, что не важно, кто производит шоколад, что это вообще не производство. Производство — это месседж на упаковке. С этой точки зрения, сложных мест в проекте 2. Первое — это дизайн в широком смысле слова (нейминг, торговое оборудование, магазины). Что касается того, что продать сложнее, то это и правда, и неправда одновременно. Представляете, если мы бы начали массово производить волшебные палочки, сверхэффективные волшебные палочки, исполняющие любые желания, с себестоимостью 1 доллар. У нас бы точно не возникло проблем с продажами.

А. Шарков: Да. Я стараюсь создавать все свои проекты таким образом, чтобы продукты продавали себя сами.

А. Кравцов и В. Газизулин: Это идеально.

А. Шарков: Сейчас я открыл еще один проект, связанный с мебелью — Ballchair.ru. Там такая мебель, которую достаточно один раз увидеть, чтобы захотеть ее навсегда. То же самое я старался сделать с шоколадками. Правильная дистрибуция и реклама очень важны. Сейчас есть много новых эффективных инструментов. Например, социальные медиа. Я знаю, что у вас особенный подход к пиару.

А. Кравцов и В. Газизулин: Мы не тратим деньги на него.

А. Шарков: Да, я это знаю. Здесь я не совсем с вами согласен, хотя, возможно, у нас одни и те же вещи проходят под разной терминологией.

А. Кравцов и В. Газизулин: Абсолютно.

А. Шарков: Мне кажется, по некоторым каналам вы могли бы очень сильно продвинуться и повысить продажи. Я делаю с шоколадками то же самое, что вы делаете со своими проектами. Надо договариваться с отсрочками с производствами, поставщиками и концентрироваться на том, что я называю грамотным брендированием и правильным позиционированием. Что бы вы посоветовали молодым предпринимателям, которые ограничены в ресурсах, но желают заниматься интересным и ярким бизнесом. Как им стартовать? Привлекать ресурсы или договариваться с кем-то о партнерстве? Я знаю, что к вам постоянно приходят ребята с интересными бизнес-проектами. Как вы их фильтруете, и какую поддержку им оказываете? Я знаю, что иногда достаточно посоветовать, и проект стартует, и всё у него развивается хорошо. Это иногда даже полезнее, чем просто дать денег, потому что деньги расслабляют. Мне кажется, основная ценность вашей компании — помощь компетенцией, нежели какими-то инструментами.

А. Кравцов и В. Газизулин: Нормальным людям лучше вообще не помогать, лучше не мешать. Наши компетенции не мешают. Если нужна помощь, они придут за ней сами и попросят, насильно мы не вмешиваемся. Это как воспитание детей. Надо воспитывать так, чтобы давать пример, а не уча чему-то. Лучше, чтобы люди обзавелись книжками, например книгой «Жизнь замечательных людей», и прошлись по биографиям самых выдающихся персон, которые были за последние 2000 лет. Это точно не будет лишним. Это достойная книжка для современного бизнеса в России. Я думаю, что тут будет уместен анекдот про старого еврея, который умел хорошо заваривать чай. Когда его наследники на смертном одре попросили его раскрыть секрет, он сказал: «Не жалейте заварки». Я абсолютно уверен, что закон сохранения энергии в бизнесе работает великолепно, и что люди, которые искренне вкладывают душу, таланты, энергии и труд, что-то получают, это не уходит в никуда, это не пропадает. Если изначально иметь веру в себя, а потом день за днем не жалеть заварки, то человек и его проекты обречены на успех. Что касается веры в себя, ее тоже нужно каждый день выращивать. Нужно идти от маленькой победы сегодня к чуть большей победе завтра и к грандиозной победе через месяц. Нужно выращивать победителя в себе и в тех, кто рядом. Когда есть команда победителей, всё будет хорошо. Как говорит Василий про некоторых своих уральских земляков «Те, кто против них — самоубийцы». Когда люди в состоянии делать то, что обычно считается невозможным, это хорошо. Невозможное — это слово из словаря глупцов.

А. Шарков: Правильно. Я поддерживаю вас. Я всегда говорил людям, которые обращаются ко мне, что самое сложное — понять, что всё просто. Каждый день надо задавать себе вопрос «Что я сделал сегодня для приближения к цели?». Если ответа на этот вопрос нет, значит, день прошел зря.

А. Кравцов и В. Газизулин: Если не знаешь, что делать, делай что-нибудь.

А. Шарков: Это тоже правильно. Василий, мы в нашем следующем выпуске поговорим о проекте «Руян-город». Вкратце можете дать анонс того, о чем мы будем говорить.

А. Кравцов и В. Газизулин: В Руян-городе будут проходить мероприятия в конце апреля. Это будет полноценный форум, посвященный молодежному предпринимательству «Паводок». Он будет проходить с середины до конца апреля, более точную дату мы скоро объявим. Там соберутся лидеры из Западной и Восточной Сибири, также будут участники из-за границы. Так как организуем это мы, то мы там презентуем все наши проекты, ту идею сообщества, на базе которой будет строиться Руян-город. Мы сможем рассказать про те планы, которые мы сейчас строим. Поговорим на тему предметного строительства Руян-города и той легенды, которую мы сейчас сами создаем. Она, может быть, материально не реализуется, но она является недостижимым идеалом для людей, которые хотят организовываться в социумы, которые будут жить по своим внутренним правилам, по своей этике. Мы позиционируем Руян-город как столицу мирового франчайзинга, поскольку Российская ассоциация франчайзинга сейчас одна из самых активных в мире. 30 франчайзинговых ассоциаций со всего мира уже доверили российской делегации создать мировой каталог франшиз. Нам очень нравится участвовать в этом процессе, поддерживать его. У нас есть два девиза или слогана — «Предприниматели всех стран, объединяйтесь!», «Руян-город — объединение живых». Нас часто спрашивают, кто нам дал право говорить, что кто-то живой, а кто-то не живой. Всегда есть серьезное экспертное сообщество дружественных нам компаний, первые лица которых много лет лидируют в своих нишах, категориях как на российском рынке, так и на внешних рынках. Мы всегда смотрим, по пути ли нам с новым человеком, который приходит. Предпринимательство в нашем понимании в отличие от бизнеса, где цель — это получение прибыли, это изменение среды вокруг себя в лучшую сторону. Правильно это делать на свои деньги, а не клянчить у государства или каких-то фондов. Важна парадигма «ИИ». Когда нас спрашивают: «Вы занимаетесь благотворительностью, или озабочены получением прибыли?», то мы отвечаем «ИИ». Мы занимаемся проектами, которые с нашей точки зрения делают жизнь в этой стране лучше. Конечно, мы делаем всё, что в наших силах, чтобы улучшать имидж России на международном рынке. Мы в большинстве случаев единственная российская компания, которая участвует в международном бизнесе. При этом мы не забываем о прибыли. Мы пытаемся очень разносторонне контактировать с миром. Например, во время Экспедиции Трофи мы в каждом городе встречаемся с уникальными командами, встречаемся с теми, кто выращивает продукты питания, бизнес-молодежью. С другой стороны, мы в каждом городе встречаемся с людьми, которые составляют предпринимательскую элиту города в течение многих лет. Например, сегодня в Санкт-Петербурге мы встречались с Сергеем Леонидовичем — человеком, который создал ресторан «Подворье» в деревне Мандроги и ряд других объектов, который реставрирует замки, возродил Царскосельский лицей. Мы гордимся своим знакомством и хорошими отношениями с этим человеком.

А. Шарков: Очень приятно, что такие компании, как Экспедиция занимаются не только извлечением прибыли и развитием собственных интересов, но и создают что-то, что влияет на среду. Я могу сказать, что на меня повлияло пребывание в Руян-городе. Я всем советую сделать всё возможное, чтобы там оказаться. О том, как это сделать, мы поговорим в нашем следующем выпуске с Василием. Общение с людьми и наблюдение за такой командой меняет собственную парадигму, дает представление о том, как может быть, и как надо делать, чтобы стоять на одной ступеньке с такими людьми. Это пример, куда нужно тянуться. Я лично свои компании хочу построить так, чтобы когда-нибудь Экспедиция, Шокобокс и Ballchair были в одном ряду. Это произойдет очень скоро. Я рекомендую вам брать в пример эти компании. Об отдельных проектах компании «Руян» мы поговорим с их руководителями, потому что они дают для вас огромную возможность развиваться в рамках франчайзи. Если у вас нет собственных идей, вы можете купить готовый бизнес со всеми бизнес-процессами и поддержку главного офиса, где работают потрясающие люди. Александр и Василий, спасибо большое за то, что приняли участие в нашей программе. Надеюсь, что с вами у нас не последний выпуск, и, возможно, мы следующий сделаем в Руян-городе.

А. Кравцов и В. Газизулин: Спасибо, друзья. Всем удачи.

Ширина

Сегодня вы услышите интервью Андрея Шаркова с владельцем бренда «Экспедиция» Александром Кравцовым и его партнером Василем Газизулиным. Выпуск был записан в Петербурге, в гостинице Park Inn, за час до вылета героев выпуска в Москву.

В подкасте:

— Как удалось сплотить такую одухотворенную команду.
— Как создать конкурентноспособную компанию.
— Что такое «голая прибыль».
— Секрет «обреченной на успех компании».

Выпуски

Комментарии

  • 0
    слушаю все выпуски, передача отличная, но хочется сказать, что последнее время качество начинает хромать, этот выпуск увы - слушать вообще невозможно, на фоне шум, разговоры, звон тарелок, обрывки слов, в сумме с тем что гости не профессиональные ораторы, и слушать их и без того сложно...
    13 марта 2012

  • 0
    Mozg, к сожалению, не было варианта записать подкаст в студии Podster. Можно сказать ставку сделали на ценность информации, а не на качество записи, т.к. Андрей брал интервью в "походных условиях". Но всё, что касается пост-обработки, то здесь максимально провели работу.
    13 марта 2012

  • 0
    Иногда приходится записываться в полевых условиях. У Александра очень плотный график, не хотелось откладывать запись до следующего раза.
    14 марта 2012

  • 0
    А мне понравился выпуск! Очень хочется подробнее узнать о Руян-городе!!!
    14 марта 2012

  • 0
    Один из самых лучших выпусков. Легендарные личности, создать столько интересных, качественных и запоминающихся продуктов удается очень немногим. Молодцы, равнение, именно на таких людей!
    Андрею, как всегда респект! Твои передачи очень хорошо вправляют мозги. Наверное, также, как для тебя в свое время была рубрика Next в ДП... Так держать!
    14 марта 2012

  • 0
    Потрясающий и очень глубокий по содержанию выпуск! Слушал раза четыре, вслушивался, перематывал назад и пытался понять простые и одновременно очень богатые смыслом слова героев выпуска.
    Слушаю подкаст достаточно выборочно, но начинаю прослеживать интересную вещь: да, молодые предприниматели безусловно большие молодцы - они взяли и сделали, при этом делают с сумасшедшей энергией и легкостью. Но прислушайтесь повнимательнее - у подавляющего большинства молодых героев подкаста родители тоже предприниматели и у них уже есть сформированная картина мира предпринимателя(послушайте Гандапаса на Селигере), они интуитивно ей следуют. На мой взгляд, это ключевой момент: для того, чтобы стать предпринимателем нужно брать, делать и начинать думать как предприниматель.
    Выпуски с "Экспедицией", Радиславом Гандапасом, Вадимом Дымовым ценны по-своему и как раз настраивают мозги на правильный лад, заставляют думать. Герои выпусков - это Атланты (почитайте Рэнд). Всего лишь слушая таких людей, не просто заряжаешься позитивом и мотивацией, а понимаешь, что бизнес - это не только взял и сделал, это еще и постоянная работа над собой, борьба с самим собой, взращивание своего дела и Команды.
    Андрей, огромное тебе предпринимательское спасибо за подкаст!
    16 марта 2012

  • 0
    Классный выпуск! Спасибо большое, Андрей!
    16 марта 2012

  • 0
    Отличный Подкаст
    26 мая 2012

  • 0
    Юмор отличный :D Просто посмотреть на эту парочку - уже хорошее настроение, а послушать подкаст и день удался :)
    19 июля 2012