Анатолий Радченко в гостях у «Берись и делай»

2
27 марта 2012
20648 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте! Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». Меня зовут Андрей Шарков, и сегодня у нас в гостях Анатолий Радченко. Анатолий, здравствуй.

А. Радченко: Здравствуй, Андрей.

А. Шарков: Анатолий является управляющим партнером UnitedTraders. Расскажи, пожалуйста, для тех, кто не понимает, что такое рынок трейдинга и финансового консалтинга, что это за отрасль, чем она занимается.

А. Радченко: Если выделять 2 направления, то прибыль идет, во-первых, от околорыночных движений, ты совершаешь какие-то торговые операции и сделки. Этот бизнес ближе к брокерскому бизнесу.

А. Шарков: Это игра на бирже?

А. Радченко: Да.

А. Шарков: Что такое игра на бирже? Купил-продал?

А. Радченко: Есть разные стратегии. Всё начинается с кнопок «Купил, продал».

А. Шарков: Forex имеет отношение к этому рынку?

А. Радченко: Нет. Мы специализируемся на фондовом рынке и рынке деривативов. Рынок валюты, представленный в России, является нелегальным, нечестным с точки зрения морали, он не подходит для физических лиц. На этом рынке работают только банки, называется он межбанковским.

А. Шарков: На том рынке, на котором работаешь ты, может работать любой человек?

А. Радченко: Да.

А. Шарков: Он может это делать даже из дома, обладая инструментарием подключения к площадкам?

А. Радченко: Инструментария практически нет, нужен компьютер, интернет. Теоритически можно работать с любой точки планеты. Сейчас многие финансовые институты предоставляют кредитное плечо к вашему депозиту — счету, который вы открываете. Открыв счет на n-ую сумму денег, вы сможете управлять суммой, в 10 раз большей. Если вы являетесь профессионалом, коэффициент может быть и больше. Зарабатывать на спекуляциях можно и нужно, потому что всё в наше время быстро меняется, рынки растут, падают, происходят войны, конфликты, интервенции. Всё это влияет на цены на нефть, на динамику курсов акций. Если ты достаточно компетентен в этой области, то можно на этом зарабатывать.

А. Шарков: Как ты стал компетентным в этой области, и почему ты решил развивать свою компетенцию именно в этом направлении? Насколько я знаю, ты начал этим заниматься 7 лет назад.

А. Радченко: Да.

А. Шарков: Как пришла в голову такая идея? Почему решил заняться именно этим? Как это всё происходило? Чем ты занимался до этого?

А. Радченко: Когда я приехал поступать в институт в Санкт-Петербург из Тольятти, я поступил в ИТМО и начал искать работу. Так как я жил в городе по уровню и расходам выше моего родного города, мне сразу захотелось многого того, что предлагал Санкт-Петербург. У меня сразу появилось желание зарабатывать много денег, а путей было немного. Много денег можно заработать либо случайно, либо нелегально. Из того, что можно было сделать, был фондовый рынок, и я начал развиваться в этом направлении.

А. Шарков: Почему именно фондовый рынок? У тебя родственники или друзья занимались этим делом?

А. Радченко: Нет. Мне всегда нравилась экономика, я всегда хорошо знал английский язык, я всегда изучал просторы доткомов. У многих людей на Западе жизнь интегрирована в финансовые потоки, они так или иначе участвуют в торгах на фондовых рынках, так как их пенсионные накопления направлены на инвестиции в какие-то акции, облигации. Там эта тема более развита, чем в России. Так как я много времени уделял интернет-серфингу зоны com, я решил, что это будет достаточно перспективно и конкурентно в ближайшие 5-15 лет.

А. Шарков: Тебе тогда было 17-18 лет?

А. Радченко: Наверное, 18. День рождения у меня в январе, начал торговать и работать в компании я начал ближе к зиме.

А. Шарков: Ты пошел торговать в какую-то компанию?

А. Радченко: Да, это была компания, которую основал русский трейдер, вернувшийся из Америки, он нашел здесь конкурентное преимущество, так как в Америке зарплату в 200-250 тысяч долларов ты можешь зарабатывать после колледжа, работая где-то. В России эти суммы довольно большие, и заработок в тысячу долларов для многих, особенно молодых людей, будет приемлемым, его будет хватать. В России не нужно много делиться с трейдерами, низкие арендные ставки, слабая регуляция, и, по его мнению, здесь можно было начинать бизнес, который уже существовал в Америке.

А. Шарков: Хорошо. Ты уже четко понимал те вещи, о которых ты говоришь. Я помню, что мои некоторые одногруппники говорили: «Слушай, Андрей, мне достаточно тысячи долларов для счастья, и всё. Мне больше ничего не надо». Тогда тысяча была, как сейчас 3 тысячи. Я смотрел на них, смеялся и думал, что их перспективы мне понятны уже сейчас. Ты уже задумался о том, как это всё организовано в Америке, и решил применить эти механизмы здесь?

А. Радченко: Я это говорю спустя большое количество времени после начала моей работы. На тот момент я думал точно также, потому что мое знакомство с биржей началось с того, что я пошел на курсы за 5000 рублей в надежде, что меня возьмут на работу менеджером с окладом 25 тысяч, но компания никого не нанимала, а эти курсы были сбором податей с людей. После того, как я там отучился, мне предложили пройти курс за 15 тысяч рублей. Таких денег у меня не было. Я начал понимать, что и как там работает, и я понял, что не нужно идти на Forex, что мне нужны реальные торги на реальном рынке с реальными компаниями, за которыми стоят реальные люди.

А. Шарков: Какие на тот момент у тебя были источники дохода?

А. Радченко: Какие-то минимальные деньги на выживание мне давали родители. По-моему, это было в районе 8-9 тысяч рублей. Постоянно мы чем-то подрабатывали с ребятами. Это был физический труд. Ничего сверхъестественного не было, были какие-то подработки. Когда я начал торговать, первые деньги я заработал через 5 месяцев, и это был один из самых лучших результатов. Это не я говорю, мне на тот момент так сказал человек, который владел компанией, где я работал. Он сказал, что это сумасшедшая доходность, может быть, это успех или удача. По факту я за очень короткий промежуток времени заработал свои первые серьезные деньги и получил долю своей прибыли в общем доходе. Я на тот момент получил в районе 2,5 тысяч долларов.

А. Шарков: Понятно. Это дело всё-таки больше классифицируется как предпринимательство или это профессиональная работа, пускай не на компанию, а на рынок, но, тем не менее, ремесло?

А. Радченко: Я являюсь бизнесменом и действующим трейдером. Это стало привычкой, и без этого я уже не могу. Трейдинг — это ремесло, где есть мастера и ученики. Ученики иногда становятся лучше, чем мастера, уходят далеко вперед и развиваются. Они используют исключительно интеллектуальный труд. С другой стороны, это бизнес, который является перспективным. В России сейчас нет компаний, которые могут предоставить сервис, гарантии и инновационный подход с помощью управления вашими финансами. Хочется смотреть на Запад и перенимать опыт и технологии, а в России почему-то в этом сегменте рынка застой.

А. Шарков: Сейчас тебе 24 года, начал ты 7 лет назад. Когда начался бизнес?

А. Радченко: Бизнес начался где-то 4 года назад, когда доходы в многократно раз превышали то количество денег, которое я физически мог потратить в месяц. Люди, которые работают на рынке, тратят достаточно много, потому что «Easy come easy go», как говорится. Легко пришло, легко ушло. Я первый свой миллион заработал лет в 18.

А. Шарков: Миллион рублей?

А. Радченко: Да. К 20 годам я приблизился к отметке в миллион долларов. Деньги были, и не было понимания, что с ними делать. За тот период я участвовал в каких-то проектах со своими друзьями, которые знали, что у меня есть деньги, они предлагали попробовать там, провернуть то. Во всем этом я участвовал, получал какой-то опыт, но ничего из этого не выходило, в итоге, я понял, где я могу быть конкурентен, где я могу быть первым. Я очень долго торговал, я разбирался в этой области, я понимал, как это устроено в России, как это устроено на Западе. Я понял, что я могу это сделать здесь на более высоком уровне, чем было на тот момент.

А. Шарков: Рынок был настолько свободен?

А. Радченко: Рынок и сейчас свободен. Многие спрашивают: «Кто ваши ближайшие конкуренты? На кого вы ровняетесь? Кем бы вы хотели стать?». Мы идем по совершенно другому пути, мы ни с кем не толкаемся, со многими компаниями, которые считают нас конкурентами, общаемся, мы считаем их коллегами, партнерами, делаем совместные проекты и не пытаемся идти по головам. Мы развиваемся очень быстро, и наша цель далеко впереди всего того, что сейчас находится в России.

А. Шарков: Как ты опишешь свою бизнес-модель?

А. Радченко: Это оказание услуг, в первую очередь, тем людям, у которых есть деньги, и они не знают, что с ними делать.

А. Шарков: Это частные лица?

А. Радченко: 95% — это частные лица. Вторая группа — люди, у которых есть немного денег, и они хотели бы попробовать что-то новое, попробовать заработать на рынке.

А. Шарков: Сколько в представлении долларового миллионера «немного» для физлица?

А. Радченко: Минимальное открытие счета на американском рынке — это тысяча долларов. Жители Москвы, Санкт-Петербурга и других городов-миллионников могут выделить эту сумму, чтобы понять, что это. Если представить пирамиду Маслоу, то если ты идешь в банк, то ты находишься в самом низу, когда ты, будучи экономистом, работаешь в какой-то области, находишься внизу. Управленец или собственник находится на вершине. По крайней мере, ты туда стремишься. 90% людей теряют деньги, но 10% зарабатывают. Когда ты стремишься наверх, ты задерживаешься на каком-то этапе. Не факт, что ты придешь наверх и будешь зарабатывать деньги, но тебе будет понятно, что с твоими деньгами делается, когда ты идешь в банк, куда они инвестируются, что такое процент и капитализация. Все эти вещи ты начинаешь понимать, начинаешь понимать, как формируются цены.

А. Шарков: Ты объясняешь людям это, или их это не должно волновать? Они принесли тебе деньги, а дальше ты используешь все свои инструменты и знания?

А. Радченко: Мы не берем деньги в управление, потому что мы подготавливаем мощную юридическую структуру, которая будет находиться на качественно другом уровне. Мы регистрируем свой хедж-фонд. Люди предлагают деньги и просят сделать с ними что-то. Мы этим не занимаемся, у нас есть инвестор, который выделяет нам деньги по определенной договоренности. Он находится на Западе, соответственно, наш бизнес на 90% сосредоточен на американском фондовом рынке. Мы не нуждаемся в каком-то количестве средств, которые качественно могли бы улучшить наш бизнес и понимание рынка. Всё сырье, все ресурсы уже имеются, поэтому мы так динамично развиваемся.

А. Шарков: Динамично — это как?

А. Радченко: Два года назад о нас еще никто не знал, сейчас мы работаем с ТОП-5, ТОП-10 брокерскими домами, банками, компаниями, которые предоставляют услуги на фондовом рынке. Мы выиграли конкурс «Лучший частный инвестор», который в России проводит биржа РТС. Я не знаю, как количественно описать наш рост, проценты, но каждый раз мы выходим на кардинально новый уровень. Может быть, компания для глобального бизнеса является стартапом, но потенциал, который мы давно копили, торгуя на рынке и понимая, как устроен этот бизнес, помог, и у нас всё достаточно быстро получается. Мы были недовольны тем сервисом, который есть, с Америкой было работать достаточно сложно, постоянно приходилось менять контрагентов, нас не устраивали определенные вещи. Мы поняли, что мы можем сделать компанию, в которой будет тот сервис, который нам нужен. Когда мы ее сделали для себя, в первую очередь, мы поняли, что можем предоставлять этот сервис окружающим людям.

А. Шарков: Основной продукт вашей компании — это сервис? Добавленная стоимость заключается в нем? Это не совсем классическая модель бизнеса, она более инновационная, но, как я понимаю, всё завязано на людях, а не на продуктах, брендах? Или есть какое-то аппаратное или программное решение, которое без этих людей будет работать?

А. Радченко: Можно выезжать за счет какого-то маркетинга, но у нас, в первую очередь — это люди. Очень большие потуги и шаги мы делаем в области алготрейдинга — алгоритмической торговли, когда ты создаешь какую-то программу, которая совершает сделки за тебя, основываясь на каких-то статистических данных. Для этой работы нужны физики, математики, программисты — те люди, которые уже занимаются научной разработкой. Есть трейдеры (10%), которые зарабатывают, в отличие от 90%, которые теряют. Они тоже приносят добавленную стоимость. Люди и технологии — это самое главное, что у нас есть. В каком бизнесе сейчас по-другому?

А. Шарков: Приведу пример. Один из моих бизнесов — шоколад. У меня есть конкретные продукты, технологии его производства, каналы дистрибуции, если говорить о b2c-рынке, и определенные технологии по привлечению b2b-клиентов. У меня есть менеджеры, производство, маркетинг. С производством всё понятно. Люди, которые работают на производстве, заменяемы. Сегодня работают одни, завтра другие, и ничего не изменится. То же самое с менеджерами. Есть накопленная клиентская база, имя на рынке и технологии. По сути, я могу масштабировать этот бизнес, и 100%-ой зависимости от людей в этом бизнесе у меня нет. Я могу продать этот бизнес с командой или без нее. Если туда встанут другие люди, то будет достаточно тех алгоритмов, которые есть, чтобы с ними работали другие люди. Самое основное — это бренд, клиентская база, технологии и логистика. Если сейчас с любым ключевым сотрудником компании что-то случится, то компания от этого не пострадает. Есть ли такая же независимость в твоем бизнесе?

А. Радченко: Я немного по-другому отвечу на твой вопрос. Во-первых, это очень специфическая область деятельности, и вряд ли вы сможете на сайте HH.ru или на другой хедхантинговой платформе найти людей, которые занимаются риск-менеджментом, мани-менеджментом у трейдера. Трейдеру очень тяжело следить за количеством денег. Всегда есть азарт, и в какой-то момент деньги превращаются в просто цифры. Ты видишь зеленые и красные цифры, и для тебя деньги не имеют никакого значения. Всегда есть люди, которые за этим следят. Найти такого человека будет практически невозможно, его нужно будет воспитывать. По факту очень тяжело заменить каких-то определенных людей, поэтому со многими ключевыми сотрудниками в нашей компании всегда работает помощник. В случае, когда сотрудник вырастает до какого-то уровня своего профессионального развития, или он решил кардинально изменить свою карьерную линию, он уходит, и помощник может его заменить в течение месяца-двух, поднатаскавшись в этой сфере.

А. Шарков: Наверное, как раз из-за того, что твой бизнес многим непонятен, он так маржинален, намного более маржинален, чем классическая бизнес-модель.

А. Радченко: Естественно, в первую очередь, потому что ты на рынке можешь использовать кредитное плечо. Твои 100 рублей могут умножиться на 10 или на 100. За счет плеча бизнес становится очень выгодным. Во-вторых, есть представление о кашерности. По-моему, сейчас очень модно заниматься финансами, и многие люди идут в эту отрасль, узнают что-то о рынке, пытаются себя проявить. С одной стороны, это хорошо, всегда можно познакомиться с новыми интересными людьми, познакомиться с профессионалами своего дела. Когда я всё это только начинал, о профессии трейдера не знал никто, и приходилось говорить, что меня обеспечивают родители, не вдаваясь в подробности. Сейчас за счет того, что рынок растет, количество специалистов растет, и ты сам растешь, получается, что можно поговорить со многими интересными людьми.

А. Шарков: Когда я думаю о таком рынке, мне приходится ломать свое представление о бизнесе. Лично для меня бизнес — это когда есть какой-то товар или услуга, ты предлагаешь это клиенту, ему нравится, он покупает. Это совсем примитивное представление и объяснение. Есть товар, и если он исчезнет, то кто-то от этого очень огорчится и расстроится, потому что я предложил что-то уникальное, интересное и новое. Ты работаешь с уже готовым рынком, вклиниваясь туда и играя по определенным правилам и алгоритмам, создавая какой-то отток с части средств, которые там вращаются, в свой карман.

А. Радченко: Фондовый рынок — это не прекращающийся процесс перераспределения сверхприбыли. Когда люди приходят на рынок, 80% из них приходят на рынок тогда, когда у них количество денег превышает их потребности. Они какую-то часть денег уже положили под матрас, закопали на даче, и у них остались те деньги, на которые они готовы рискнуть. Для большинства людей фондовый рынок сравним с риском, игрой. На самом деле, это не игра, это технологически тяжелый бизнес, огромный интеллектуальный труд, и это очень интересно. Можно применить слово «Азарт». Азарт присутствует всегда, элемент удачи тоже есть. Вспоминая то, когда я зарабатывал свои ключевые суммы, которые давали какие-то отсечки на дереве моего роста, могу сказать, что всё это было достаточно сложно. Я сейчас пытаюсь всё это вспоминать, становится немножко страшно за весь жизненный путь, который я прошел. Я думаю, почему получилось так, что мне удалось заработать денег. Мне кажется, это набор случайных переменных. Очень многое происходило, когда я попадал в нужное место в нужное время с нужными людьми, и правильно пользовался ситуацией.

А. Шарков: Понятно, что изначально ты имел представление о том рынке, на котором у тебя сейчас не прекращается развитие. Были такие моменты, когда приходилось брать и делать, перешагивая через собственные страхи, принципы и представления о каких-то моментах, которые для тебя раньше были недостижимыми? Ты оказался в нужном месте в нужное время. Случайно ли это было, или это было целенаправленное движение?

А. Радченко: К этому моменту, когда я случайно оказался в каком-то месте, было закономерное движение. Для того чтобы заработать деньги на фондовом рынке, мне приходилось сидеть по 10-12 часов в день, изучать английскую литературу по экономике, просматривать графики, анализировать новости, общаться с другими трейдерами. У меня был задан определенный вектор — я должен был попасть в какую-то точку, не возвращаясь к предыдущему образу жизни. На это уходило практически всё мое свободное время. Говорят, что ты работал 12 часов, много трудился — это практически ничего, потому что ты работал весь день. Когда я шел в институт, я говорил о рынке, читал что-то о рынке на парах, разговаривал с друзьями о фондовом рынке. Я читал журналы, книжки, когда я ехал на работу, на работе я весь день изучал рынки. Я на обеде и после работы говорил о рынке. На самом деле, это было очень тяжело. В какой-то момент я понял, что нужно взять и заработать здесь деньги, что назад пути нет, потому что я уже слишком многое поставил на карту.

А. Шарков: Заработать деньги — это твоя ключевая мотивация, или было что-то еще?

А. Радченко: Многие говорят, что хотят сделать карьеру, добиться личностного роста. Мне кажется, в любом случае в районе подсознания это всё-таки деньги. Люди приходят на рынок и говорят, что хотят торговать. Было много людей, которых я собеседовал, обучал в компании, и многие из них становились трейдерами. Когда я общаюсь с человеком, который претендует на должность начинающего трейдера или хочет развиваться в этой области, я спрашиваю у него: «Зачем он сюда пришел?», а он говорит, что хочет торговать. У таких людей практически ничего не получится, потому что фондовый рынок — это джунгли, где каждый сам за себя. Многие говорят, что это игра вокруг нуля. Зарабатывая деньги сегодня, ты отбираешь эти деньги у других игроков. С точки зрения экономики это неверно, но идеология правильна.

А. Шарков: 0 — это плюс миллион, минус миллион.

А. Радченко: Немножко по-другому. Все игроки приносят деньги на фондовый рынок, эти деньги складываются в коробку, и тот, кто самый сильный, умный, начинает из этой коробки забирать деньги, соответственно, он их забирает у других игроков. Так рынок выглядит со стороны профессионалов — людей, которых на нем торгуют. С экономической точки зрения всё выглядит немного иначе. Когда разговариваешь с человеком, и он говорит, что хочет торговать, понимаешь, что это неправильная мотивация. Хочу заработать много денег — это тоже неправильная мотивация. Весь вопрос развития в бизнесе и личностного роста — это правильно поставленная задача, планка твоего развития, то, к чему ты в конечном итоге хочешь прийти. Если твоя цель абстрактна, то ты вряд ли к ней придешь быстро и легко. Если твоя цель разбита на какие-то подпункты, если ты правильно понимаешь, к чему ты, в конечном счете, хочешь прийти, к какой-то определенной сумме, например, то всё будет проще. Когда я начинал зарабатывать, для меня первая важная сумма была 1000 долларов в день. На тот момент это был уровень топ-трейдеров. Я шел к этой сумме, но чтобы идти к 1000 долларов, я начал с суммы в 100 долларов, потом было 500 долларов, а потом была 1000. Сейчас порядок цифр совсем другой. Может быть, нет такой стабильности, как раньше, потому что это не торговля мороженным, а достаточно рискованный бизнес, но все шаги моего роста как профессионала всегда были запланированы. Очень редко, что получалось случайно. Всегда была определенная цель, к которой я шел.

А. Шарков: Это сугубо личные цели, или ты можешь ими поделиться, дать пример? Что такое цель лично для тебя?

А. Радченко: Цель для меня как персоналии не очень интересна.

А. Шарков: На самом деле, это очень интересно.

А. Радченко: Сейчас это больше амбиции. Первоначально для меня, как ремесленника-трейдера, который торговал и зарабатывал этим себе на жизнь, жил с рынка, цели были банальны. Это было количество денег, которое ты уносишь с рынка. Эти цели росли по экспоненте, потому что потребности человека, который начинает зарабатывать деньги, тоже растут по экспоненте. Ты зарабатываешь больше, тебе хочется больше тратить, потреблять и использовать. Мои цели как человека, который не относится ни к бизнесу, ни к трейдингу — это иметь внутреннюю гармонию. Если цель очень четко поставлена, то к ней можно быстро прийти. Внутренняя гармония — это не очень четкая цель, и к ней придется идти достаточно долго. Так как я бизнесмен, у меня есть определенные амбиции и примеры людей, которые уже в этой области добились каких-то высот, и мне хочется стать выше них. Это какой-то спортивный интерес.

А. Шарков: Достойно. На первом уровне многие очень часто застревают и озвучивают свою цель, как игрушки.

А. Радченко: Что касается машин и квартир, то это не более чем товар, который ликвиден, который в случае чего я могу конвертировать в любую валюту, любые ценные бумаги. Когда ты находишься очень давно на рынке, представление о деньгах очень сильно меняется. Кто-то меряет деньги в количестве продуктов, которые нужны на месяц, либо в количестве денег, которые нужно заплатить по кредитам, а для трейдера деньги — это сырье. Мне неинтересно, сколько денег может лежать на столе, мне интересно, какой прирост, какой процент за какой промежуток времени я смогу сделать. Меня интересует процесс, меня не интересует конечная цель — деньги. Мне интересно, как молодому мужчине неинтересно быть лучше, чем другие особи на этом рынке. Мне хочется зарабатывать больше, чем остальные не потому, что мне нужно больше денег, а потому что такие правила игры. Если ты хочешь себя правильно зарекомендовать, если ты хочешь, чтобы о тебе говорили, тебе придется быть лучшим, ты не можешь быть вторым, потому что вторым быть неинтересно. Ты не можешь находиться внизу турнирной таблицы, потому что тебя никто не знает. Если ты решил чем-то заниматься, ты должен быть первым.

А. Шарков: Как ты сейчас оцениваешь свое положение?

А. Радченко: Не мне судить, потому что вряд ли я смогу сказать объективно. Я стараюсь показывать ежедневно максимальный performance для того чтобы попытаться конкурировать с людьми, которые находятся на пьедестале № 1. Если бы я сейчас сказал, что я молодой, достаточно обеспеченный, у меня есть интересная компания, которая делает правильный бизнес, и то, что я № 1, у меня нет конкурентов, это бы означало, что я сдался. Процесс личностного роста, роста тебя как бизнесмена, процесс становления тебя как личности должен быть непрекращающимся. Если ты остановился, значит, ты умер. До № 1 еще очень далеко, и я рад, что есть зазор между лидером и мной, который я буду стараться постепенно сокращать. Я надеюсь, что люди, которые находятся на первых позициях, будут развиваться, стараться не пускать туда никого.

А. Шарков: Кто эти люди? Они общеизвестны, или они известны только профессионалам?

А. Радченко: У каждого человека есть то, в чем он силен. Кто-то хорошо говорит, кто-то хорошо делает подковы, кто-то хорошо приносит еду на стол. В каждой области ты должен быть профессионалом и стараться становиться всё лучше и лучше, должно быть максимальное разделение труда, и за счет этого будет энергетический эффект. Мне нравится Тиньков, потому что он правильно выражает мысли, используя слово «Жопа» и другие слова, он правильно говорит о бизнесе. Человек, который очень сложно говорит о бизнесе, любой человек, который говорит о том, чем он занимается сложными словами, скорее всего, дилетант или не собственник, потому что он не понимает, как на пальцах объяснить другому человеку, как работает его бизнес. Если ты можешь говорить о своем бизнесе достаточно просто, если у тебя есть четкое понимание того, как за 2 минуты можно изложить то, чем занимается твой бизнес, ты можешь являться профессионалом. Как бизнесмен, мне нравится Тиньков. Самый знаменитый трейдер в России — Сулейман Керимов, и он мне интересен.

А. Шарков: Почему?

А. Радченко: У него очень интересная история успеха. Во-первых, его знают все. Во-вторых, он заработал миллиарды долларов на росте котировок Сбербанка, потом он начал торговать, использовать эти деньги для торговли иностранными банками и потерял абсолютно всё. Потом он ушел в реальный сектор. Сейчас он владеет миллиардным клубом «Анжи», где играют самые дорогие футболисты, и чувствует себя хорошо. Почему это очень интересно? Конечная цель — это не то, сколько у него денег, а то, как он себя чувствует на пути этих колебаний. Очень сложно отличать эмоции от денег. Деньги — это тоже эмоции, и придется с этим мириться. То, как он себя ведет — это удивительно.

А. Шарков: Я его впервые увидел в Греции на острове Кос. Я там прогуливался, и я увидел симпатичную бухточку, в которую заходила сумасшедшая яхта с вертолетом серого цвета. Я спросил у местных, чья это яхта. Мне сказали, что какого-то футболиста из английского клуба. Мне стало интересно, потом я увидел название «Ice», пришел в отель, зашел в интернет, посмотрел, чья это яхта. Я увидел, что это яхта Сулеймана Керимова. Эту яхту хотел купить Билл Гейтс. Было очень красиво. Это один из результатов его труда.

А. Радченко: У него много, что есть. Я повторюсь, что это всё развитие. Ты должен развиваться дальше и зарабатывать больше не потому, что тебе не хватает, а потому что ты так привык.

А. Шарков: Это уже ближе к спорту.

А. Радченко: Да, конечно. Трейдеры и спортсмены — абсолютные параллели. Биржа — это такой же профессиональный спорт, как плавание, футбол и так далее.

А. Шарков: Скажи, люди какого склада, с какими специальными компетенциями, склонностями имеют шансы на успех в этом бизнесе?

А. Радченко: Должны быть аналитические способности, дедуктивный метод мышления. Чаще всего он присущ людям, которые работают с точными науками. Математики или техники чаще всего добиваются в этом какого-то результата. Также есть люди, которые учатся или работают в области финансов или экономики, и в школе у них всё было хорошо с математикой. Это, наверное, еще больший плюс, когда человек биполярен, когда он и гуманитарий, и техник. В таком случае он может хорошо разобраться в физике, если ему это нужно, также он может красноречиво беседовать на отвлеченные литературные темы. У таких людей больше всего шансов удержаться на рынке. Гибкость и приспосабливаемость — это, наверное, самые важные качества для трейдера, потому что рынок постоянно меняется, какие-то стратегии не работают, какие-то работают. Когда-то у тебя бывают хорошие месяца, когда-то плохие, и если ты будешь стоять против ветра и принимать все удары на себя, тебя в какой-то момент просто свалит, потому что рынок — это огромная сила, огромная толпа, которая, если пойдет против тебя, то растопчет тебя. Ты должен лавировать по этому пути.

А. Шарков: Наш выпуск потихоньку подходит к концу. Если сформулировать твое отношение к бизнесу в одно слово, то каким оно будет? Для меня бизнес — это творчество. Что это для тебя?

А. Радченко: Для меня это амбиции. С творчеством я тоже согласен. Я сейчас доходчиво расскажу небольшую историю.

А. Шарков: Я думал, что ты скажешь, что для тебя бизнес — это математика.

А. Радченко: И математика в том числе, но творчество тоже, потому что есть маркетинг в компании, бренд. Мы были самыми первыми маркетологами в компании, самыми первыми пиар-менеджерами. Всё это делали мы. Креативные вещи, которые сейчас есть в интернете, мы когда-то придумывали, поэтому это творчество. С другой стороны, так как я занимаюсь финансами, для меня это математика. Мне всегда интересен капитал, мне не интересна конечная сумма, мне интересно, как это будет развиваться, каковы риск и доходность. К любой сделке нужно подходить именно так.

А. Шарков: Ок. Что за история?

А. Радченко: Ты сказал, что бизнес — это творчество, и я с тобой согласился. Мы с другом — Тимофеем Мартыновым (ведущим на РБК, трейдером) ездили в Киев. Мы с ним довольно часто общаемся. Мы с ним ехали на машине и разговаривали о рынке достаточно профессионально. Мы пришли к такому выводу, что когда 2 профессионала разговаривают, они говорят об одном и том же. У них никогда не может быть противоречий, а всё, что вы видите в интернете — какие-то склоки по поводу того, куда пойдет рынок, у кого-то система работает, у кого-то нет, принципиальные позиции людей, разные по одному и тому же вопросу, неправильно, они не могут быть профессионалами. 10% людей зарабатывают на этом деньги, и 10% студентов становятся бизнесменами. Этот принцип Парето работает везде. Профессионалы всегда друг друга понимают, они одинаково мыслят, у них мышление победителя, и это очень важно. Если ты будешь сидеть дома и думать о том, что что-то может не получиться, что чего-то ты не знаешь, и не стоит этого делать, то это плохо. Мы всегда делали, а потом смотрели на результат. Вначале мы обдумывали что-то, принимали какие-то решения, планировали, но всегда вначале были действия. Действия приходилось делать в команде, командная игра — это другой уровень. Я по жизни всегда был одиночкой, я лучше всех учился, лучше всех развивался в той среде, в которой я находился. Может, среда была плохой, а может, я был хорошим. Игра в команде — это другой уровень. Не сказать, что это лучше или хуже, всё по-другому.

А. Шарков: Я могу сказать, что я тебя понимаю. Делить на 1 всегда интереснее.

А. Радченко: Да.

А. Шарков: Я всегда думал именно с этой стороны.

А. Радченко: Ты бизнесмен, я бизнесмен, и мы разговариваем на одном языке. Мы можем посмотреть друг другу в глаза и понять, кто чего стоит, и кто как развивается. Людям, которые не относятся к этой среде, нужна специфика, цифры, конкретика. Тебе проще говорить о философском аспекте этого всего.

А. Шарков: Я это люблю.

А. Радченко: Как ты к этому пришел. Нас интересует, как, а не сколько, потому что сколько мы знаем. Есть разные индустрии, где можно заработать деньги. Это зависит от многих факторов, и вероятность низкая. В конечном итоге, человек, у которого 100 миллионов, не счастливее, чем человек, у которого миллиард.

А. Шарков: Именно. Многие заблуждаются, а предприниматели это понимают очень хорошо. Анатолий, спасибо большое, что пришел к нам в гости. Я полагаю, что у нас будет много комментариев, так что заглядывай, пожалуйста, на страницу Podster.ru и вступай в контакт с нашими слушателями.

А. Радченко: Спасибо. Я постараюсь.

А. Шарков: С нами был Анатолий Радченко. Меня зовут Андрей Шарков. Спасибо вам. До встречи.

А. Радченко: До свидания.

Ширина

В гостях у Андрея Шаркова управляющий партнер компании UnitedTraders.com Анатолий Радченко. Анатолий является также победителем конкурса «Лучший частный инвестор — 2011».

Ребят из UnitedTraders.com можно брать за образец целеустремленности: они создали команду из физиков, математиков и программистов, открыли два офиса (в Питере и в Москве), создали бренд и разработали робота. Они представляют собой как раз ту новую волну трейдеров, которые ходят в джинсах и толстовках.

В подкасте:

— Что такое «трейдинг»?
— Как попал в этот бизнес?
— Об игре на бирже, можно ли назвать это игрой?
— Люди с какими качествами имеют шанс стать успешными в таком бизнесе?

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Здравствуйте, отличный выпуск! Скажите можно самостоятельно научится трейдингу не имея экономического образования? С чего начать, какие книги почитать? На UnitedTraders материалы больше ориентированы уже на профессионалов, ведь так?
    Спасибо!
    27 марта 2012

  • 0
    Самостоятельно естественно можно, только вопрос в том сколько времени у вас на это уйдет и сколько вы допустите типичных ошибок, потратив тем самым в пустую деньги.
    Мы прекрасно представляем процесс обучения( т.к. учились сами в свое время) и поэтому иногда проводим обучение длительностью 3 месяца, но это не все, эти 3 месяца только позволят вам понять базовые вещи и ответить для себя на вопрос сможете ли вы развиваться дальше или это не ваше, что вполне может быть.
    Материалы на наших сайтах блогах носят как узкоспециализированный контент, так и популярно доступные материалы, я уверен, что вы сможете найти для себя там подходящую и актуальную информацию.
    по книжкам, я не рекомендую особо какие-то специализированные книжки по трейдингу. По экономике, Шарп "Инветсиции" очень толковое издание ставшие уже классическим, по общему понимаю что такое трейдинг и кто такой трейдер, это безусловно " Воспоминание биржевого спекулянта" Лефевр
    Спасибо за вопрос!
    27 марта 2012

  • 0
    Спасибо за такой подробный ответ!
    27 марта 2012

  • 0
    Анатолий, Я сам четыре года на валютном рынке, занимаюсь разработкой роботов. 35 минут ехал, слушал и пытался понять, чем же вы занимаетесь? Пока не приехал домой и не зашел на Ваш сайт - ничего не понял, решил, что это очередная кухня. Почему нельзя было четко и ясно рассказать хотя бы то, что написано на сайте? Ведь одна вода, уж извините. Такая интересная тема и так мало информации... Рассказали бы про робота-высокочастотника, ведь у вас ВЧ? В общих чертах, как он работает, про то, как вы относитесь к теханализу, к торговле на новостях и т.д. Я правильно понимаю, что конкурс ведется на демо счетах? Напишите, а то ведь новички бог весть чего подумают )) Правда, я еще не дослушал минут 10, терпение иссякло, но надежды на инфу маловато ))
    Андрей, я уже Вам предлагал, делайте с гостем небольшой план беседы. Не все люди рождены ораторами, многие скатываются в общие рассуждения и это не их вина, просто так уж речевой центр у них устроен. К тому же Вы в теме не понимаете и не можете вести гостя на собственных знаниях и чистом экспромте. А план на 6-10 пунктов сильно улучшит качество передачи. Без обид, я сам веду вебинары, часто с гостями и у самого куча провалов. Но я стараюсь делать выводы.
    Желаю Вам и Анатолию успехов!
    28 марта 2012

  • 0
    Ставлю два чая предыдущему оратору. В самом деле, довольно странный выпуск. С одной стороны, если временно нет "нормальных" бизнесменов (рестораторов\владельцев магазинов\строителей...), можно приглашать гостей поговорить на тему финансов, трейдинга, законов, пр, но стоит выдавать хоть какой-то КПД полезной информации.
    Задумался насчет миллиона зелени... Да, где-то это считается совсем небольшой суммой, но в целом достигнуть такой планки непросто. По разговору не понятно, была ли эта удача, которая в таком возрасте выпадает одному из тысяч как Цукербергу? Если да - то сколько реально заработать остальным трейдерам? Если удача не имеет основного значения и миллион доступен каждому, почему другие (взять Смартлаб или блог Мартынова) не могут к этому прийти, будучи много лет в теме?
    28 марта 2012

  • 0
    Господа, Вы абсолютно правы что конкретной "пилюли" тут нет, также эффект плацебо не будет наблюдаться после прослушивания этого подкаста. Я еще бы хотел заметить что я отказался комментировать вопросы связанные с показателями компании и робота, так что претензий к Андрею быть не должно, он был очень деликатен и старался направить наш диалог в нужное русло. Может вы отчасти и правы что я "ненормальный бизнесмен", но я также прошу заметить я себя никогда так и не позиционировал, и не стремился... И я наверное могу показаться не тактичным, но если вы не услышали там полезной информации, значит вы мыслите другими категориями. Что касается остальных трейдеров и их успехов, то это очень обширный вопрос. единственное что я могу посоветовать это подходить к этому профессионально и возможно даже педантично, и ваши результаты улучшаться в разы.
    И еще момент, недавно мне Тимофей Мартынов рассказал что если хотите увеличить интеллект на 20% достаточно просто правильно питаться.
    Всем удачи, помните чтобы жить с рынка нужно как минимум на нем торговать)
    28 марта 2012

  • 0
    Анатолий, Вы могли бы и короче выразить свою мысль. Например: " Я Бог!"
    29 марта 2012

  • 0
    не правда, я очень много на своем пути допускал ошибок, за каждую я очень дорого платил, и сколько мне еще раз предстоит ошибиться ....
    Если хотите посмотреть видео интервью со мной, которое снимал Тимофей Мартынов
    http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=KK3YwhuyQPE
    29 марта 2012

  • 0
    Анатолий и Андрей, спасибо за выпуск очень интересно.
    Друзья, на самом деле не очень приятно наблюдать данные комментарии, в части они не воспринимаются как обратная связь Анатолию либо Андрею, воспринимаются больше как обычная зависть, человеку который в свои 24 достиг данных результатов.
    Спасибо за выпуск многое что для себя вынес
    30 марта 2012

  • 0
    спасибо Анатолий все было супер, хорошо что вы есть и направляете таких как мы в нужное русло, всего доброго!!!
    PS- хотел спросить United traders открывает счета для жителей Украины?
    1 апреля 2012

  • 0
    выпуск вышел вроде 27.03 - Анатолий сказал, что инвестиции не привлекают т.к. достаточно вливаний из Америки. Я слушал 07.04 - посмотрел сайт компании - там:
    "Мы никогда не привлекали в управление сторонних средств. Сейчас у Вас есть шанс отдать деньги в управление одной из самых перспективных команд десятилетия. Возможность будет очень недолго. .... Доходность от 30% годовых.
    Порог входа 10 000 000 рублей.
    3 000 000 для пользователей других услуг United Traders."
    Вопрос - почему так все быстро поменялось?
    7 апреля 2012

  • 0
    Андрей, это под арбитражные стратегии на Рос рынке, эта страничка появилась после победы на ЛЧИ 2011, т.е. задолго то этого интервью.
    1 мая 2012