В гостях Эльнара Петрова и Светлана Хорошева

0
17 апреля 2012
18446 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте, меня зовут Андрей Шарков. Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». И сегодня у нас в гостях Эльнара Петрова и Светлана Хорошева. Девушки, здравствуйте.

Э. Петрова, С. Хорошева: Добрый день. Привет, Андрей.

А. Шарков: Я рад снова видеть вас в этой студии. Напомню, у нас был относительно недавно выпуск про SММ — Social Media Marketing. Девушки, напомню, совладелицы агентства «NextMedia», которое занимается развитием компаний в социальных сетях, но сегодня они выступают в другой роли, в роли совладелиц коворкинг-кафе «Третье место». Правильно?

Э. Петрова, С. Хорошева: Да. Оно открывается вот уже буквально завтра. На Марата, 57.

А. Шарков: Да, буквально завтра мы делаем выпуск, записываем двенадцатого апреля, но к моменту его выхода, кафе будет уже открыто. И поэтому некоторые переживания, которые вы услышите от девушек, очень живые, очень актуальные. Через 24 часа должно быть то, что будет уже в момент прослушивания выпуска. Итак, девушки, расскажите, пожалуйста, что вообще такое коворкинг. Многим до сих пор это непонятно, и причем здесь кафе? Это все-таки больше кафе или больше коворкинг?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы открываем больше кафе, чем коворкинг. Это то, как нас хорошо представляет Юра Лившиц, который как раз является идеологом и первооткрывателем коворкинг-движения в Петербурге, т.е. до него кто-то еще пробовал открывать коворкинги, но получилось первым у него. Это было в прошлом году. Они арендовали вместе с приятелями квартиру на Рубинштейна, несколько сотен квадратных метров и просто сделали из нее «квартиру-коворкинг». Они вдвоем там жили — Юра Лившиц и Сергей Дмитриев. А вот мы, например, были там как ключники. Мы владели ключами и могли прийти в любое время, открыть дверь, прийти поработать, встречать гостей. Это действительно, как время показало, формат рабочий, он приятный, он эффективный. Люди приходят к тебе в гости. При этом ты вместе с ними решаешь ряд каких-то деловых вопросов, и все уходят очень довольными.

А. Шарков: Для кого это всё?

Э. Петрова, С. Хорошева: Это, в первую очередь, пространство для активных, творческих, талантливых людей, которым скучно творить в каких-то замкнутых пространствах, типа офисов, либо дома, либо даже больших офисов «Open Space», но все равно, это одни и те же люди, одни и те же места всегда, одно и то же место. Они приходят к нам, и это всегда разные люди. У нас уже есть заказы от представителей профессии из сферы журналистики и сферы рекламы, чтобы прийти к нам и работать у нас. Например, прийти раз в неделю и поработать в нашем пространстве. Они говорят: «У вас другая цветовая гамма, у вас другие люди вокруг, у вас другая музыка. Просто совершенно другая атмосфера и мы, придя к вам, сможем подпитаться, подзарядиться этой энергией, такой креативной, и создать что-то другое». Обращаясь к своему прежнему работодателю — газете «Деловой Петербург», скажу, что там нас, сотрудников, заставляли чувствовать себя немного некомфортно и из-за этого, чтобы больше думать и больше творить, нас пересаживали. Раз в полгода, стабильно, нас заставляли пересаживаться.

А. Шарков: Это какая-то западная методика.

Э. Петрова, С. Хорошева: Да. Да. Да. То есть, у нас полностью делалась перестановка в офисе. С места на место всех пересаживали. Не каждый работодатель готов на такое пойти, потому что это стресс. Можно выводить сотрудников раз в неделю поработать в каком-то новом месте — люди воспримут эту идею очень хорошо. Даже отправить своих сотрудников, действительно. Так, ребята, кажется, вы что-то засиделись, не хватает новых идей, и эти бренд-штормы в офисах уже ни к чему не приходят. Давайте-ка вы отправляйтесь в коворкинг-кафе, посидите там пару дней, подумайте. И это действительно работает, потому что если их стандартная среда, ну например речь идет о представителях, так называемого, креативного класса — журналистах. Они сидят по соседству с программистами, а программисты не помогают генерировать новые идеи. Не потому, что они плохие или глупые, а потому что они довольно замкнутые в себе люди.

А. Шарков: Точнее, потому что не только поэтому, но и поэтому тоже.

Э. Петрова, С. Хорошева: Потому что они генерируют идеи в своей сфере, и совершенно не конкурентоспособны журналисты и программисты. Когда люди попадают в среду, где творят люди аналогичной профессии, то и сидеть витать в облаках уже никто не будет. Вот мы, все пиаршики-коммуникаторы. Если я вижу, что люди вокруг меня что-то придумывают, я не буду сидеть и просто витать в облаках, я буду работать, потому что я вижу конкуренцию.

А. Шарков: Это как в спортзале. Если кто-то занимается на тренажере, ты тоже начинаешь заниматься. Смотришь, люди занимаются, и ты тоже начинаешь подтягиваться. Я согласен, есть такой эффект. Эффект вовлечения. Я вот сейчас вас слушаю и понимаю, что я отправил бы к вам своих маркетеров, которые разрабатывают продукты, и которым нужно проводить фокус-группы определенные. При тестировании каких-то продуктов им была бы очень интересна и актуальна та аудитория, которая может быть в таком месте, как коворкинг-кафе. У Юры Лившица это было больше рабочее пространство. Люди туда не приходили поесть. Точнее, там была возможность что-нибудь приготовить, насколько я помню, кухня там достаточно хорошая была, но никто за участников проектов еду не готовил. Вы решили совместить это с форматом кафе. Поменялась ли от этого концепция в уклон общепита?

Э. Петрова, С. Хорошева: Почему мы так сделали? Уже существуют проекты, которые в чистом виде «коворкинги» — пространства для работы и встреч. Это «Циферблат». Это проекты, которые пришли из Москвы. И сейчас уже в Петербурге открылось два «Циферблата». Они открылись буквально за две недели, оба на Невском проспекте, и планировалось сначала открыть только один, потом они говорят, что спрос настолько огромный, что можно открыть 2. Люди настолько хотят приходить, играть в игры, проводить время, что мы не можем не удовлетворить их потребность. Может быть, они немного лукавят. Может, у них есть отработанная схема, по которой они могут позволить себе за пару недель открыть новое место, но нам со Светой еще пока трудно сделать это за две недели. Мы можем за четыре недели.

А. Шарков: То есть месяц назад пришла идея. Прошла неделя, точнее месяц, и люди уже ходят в ваше заведение.

Э. Петрова, С. Хорошева: Идея пришла на Кипре. Чуть больше, чем месяц назад. В декабре нам пришла идея, а в апреле мы открываемся. Очень интересная история, о том, как пришла в голову идея. Ты уже сам рассказал, что мы занимались бизнесом в интернете. И мы до сих пор занимаемся продвижением в социальных сетях услуг, но в какой-то момент мы сели и подумали, что у нас получается лучше всего. Мы очень гостеприимны, мы предельно гостеприимны. Мы любим людей, любим их встречать, любим их провожать, любим их кормить, мы любим что-то рассказывать и показывать. Люди любят к нам ходить. Им это нравится. Мы любим давать знания. Мы очень много знаний дарим. Мы просто бесплатно их раздаем. Нам это нравится, потому, что мы получаем от этого какое-то удовлетворение. Мы любим собирать этих людей, постоянно проводим встречи, конференции, и постоянно сталкиваемся с проблемой, что в городе не хватает классных хороших продуманных пространств в центре, чтобы собирать правильных людей. Вот сейчас открылся коворкинг — центр зоны действия в «Этажах». Классно! Очень хорошо! Здорово! Но пройдет какое-то время, и это станет уже мейнстримом, то есть это пространство станет мейнстримом в хорошем смысле этого слова. Тропка туда уже будет протоптана, люди будут голосовать ногами. Мы поняли, что мы хотим просто открыть что-то свое, и к себе в гости приглашать людей, дарить знания и помогать им что-то вместе придумывать и создавать. Да, к тому же у Юры пространство все-таки какое-то «мужское», потому, что это огромная площадь в 650 кв. м. Это такой, я бы сказала, брутальный дизайн. Всё-таки он такой лофтовый, классический лофт. Мы создаем другое, когда присутствуют яркие цвета, так как в Петербурге всегда не хватает ярких цветов. Глаз просто устает от серого цвета. Это домашний комфорт, потому что мы сейчас рассматриваем возможность, чтобы к нам можно было приходить и переобуваться в тапочки.

А. Шарков: Прикольно! Такого я еще не видел!

Э. Петрова, С. Хорошева: Вот почему я волновалась за гардероб. Говорила до передачи, что гардероб еще не готов, но это быстро решится. У нас ведь еще на входной двери есть звоночек. Наше кафе первое время будет работать как закрытый клуб. Люди будут приходить в кафе по записи, будут звонить в звоночек. Открывать будем мы, и если они записаны, то мы будем их впускать, раздевать, переобувать в тапочки, усаживать и создавать комфортную атмосферу для работы, но это только на тест. Так будет только первое время. Потом мы откроемся уже для всех. Т.е. неделю, две мы будем работать в закрытом режиме. Посмотрим... Мы разрабатываем специальное меню, потому что мы сами поработали в кафе. Мы и на Кипре работали в кафе. У нас был шикарный дом, четырехкомнатный, гостиная и бассейн, но все равно было скучно в одном и том же пространстве, и мы ходили в кафе. Мы видели, что везде возникали проблемы для нас, как для стартаперов, как для предпринимателей для работы в пространстве. Мы старались учесть эти моменты. Меню мы разрабатываем такое, чтобы ведя сидячий образ жизни, можно было кушать, потому, что кушать хочется, но не поправляться.

А. Шарков: Молодцы!

Э. Петрова, С. Хорошева: То есть меню для стартаперов. Вот нам стартаперы говорят: «Сделайте сэндвич для стартаперов». То есть, чтобы была разная стоимость, лучше подешевле. Для стартаперов одна, для состоявшихся специалистов другая.

А. Шарков: Итак, премиум-платинум-пакет какой-нибудь для экспертов, которые будут приходить.

Э. Петрова, С. Хорошева: Для инвесторов, которые обязательно будут приходить в поисках голов.

А. Шарков: Я к вам буду приходить.

Э. Петрова, С. Хорошева: Ну, договорились.

А. Шарков: Однозначно.

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы на входе будем спрашивать, какой пакет выдать.

А. Шарков: Есть там «Гинзы» рядышком, откуда это все можно будет разносить? Шучу, шучу. Смотрите, речь зашла о стоимости. Со стороны это иногда выглядит, как фан. Ребята приходят, вместе креативят, веселятся, но когда начинаешь задумываться, в голову приходит мысль, зарабатывается ли вообще на этом? Где бизнес? В чем монетизация? Вложения есть, но как они отбиваются? Наверное, есть какие-то инвесторы, как отстаиваются их интересы? Потому что инвесторам хочется не только поучаствовать, но еще и заработать, как и собственникам, хотя не всегда собственник хочет заработать. Я знаю много людей, они просто по фану делают. Хорошо, если кто-то зарабатывает, это классно. Многие удовлетворяются тем, что там капает понемножку на еду, на квартиру, на жизнь хватает, а больше ничего и не надо, и замыкаются на этом. Кто-то наоборот получает и удовольствие, и масштабирует этот бизнес, и открывает второе, третье, четвертое, пятое место. В чем монетизация?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы совершенно четко прописывали бизнес-план, и думали, что, когда берут деньги за то, чтобы повеселить людей — это нечестно. Деньги лучше брать за базовые потребности, например, за еду. Поэтому у нас, как и у обычного кафе, надо, чтобы был поток людей, и люди у нас кушали. Поэтому мы очень большое внимание уделяем меню и так далее. На что мы ориентируемся, мы ориентируемся на «Зеленую комнату», где очень много людей, очень невысокие цены. Были очень большие вложения в самом начале, потому что мы изучали этот вопрос, за год окупились вложения, сейчас они приносят прибыль.

А. Шарков: Цены, на мой взгляд, там очень невысокие.

Э. Петрова, С. Хорошева: Они смешные.

А. Шарков: Да, я сам туда заезжаю. Мне там очень нравится. Особенно завтраки, кашки, омлетики. У них очень вкусные вторые блюда. На самом деле очень вкусно.

Э. Петрова, С. Хорошева: Очень бюджетно.

А. Шарков: Да, хотя я, как правило, кушаю далеко не в самых бюджетных ресторанах, но проезжая мимо «Зеленой комнаты», мимо «Этажей», я не упускаю возможности туда зайти, мне там нравится.

Э. Петрова, С. Хорошева: Что там творится по выходным!

А. Шарков: По выходным там вообще битком. Знаешь, что я заметил, в «Зеленой комнате», для тех, кто живет не в Санкт-Петербурге, я скажу, что на Лиговском проспекте, Лиговский, 74, есть лофт-проект «Этажи». Он существует уже лет 5-6.

Э. Петрова, С. Хорошева: 5 в этом году было.

А. Шарков: Такое арт-пространство, там есть кафе, которое называется «Зеленая комната». С виду абсолютно аскетичный ремонт, деревянные столы, бетонные стены. Это бывший завод, где делали хлеб, там даже стоят хлебомешалки. Не все знают, и я хочу сказать и петербуржцам, и вам, там стоят стулья — оригиналы, икона интерьерного дизайна. С виду как обычные стульчики, но я знаю, что каждый из этих стульчиков стоит по паре тысяч евро. Это связано с деятельностью братьев Архипенко. Они абсолютно неприметные, стул как стул. О том, что он стоял когда-то в Лувре на выставке современного искусства, мало, кто знает, просто имейте это в виду, обратите внимание. Смысл в том, что туда приходят молодые люди, иногда заходишь, и такое ощущение, что там открыт Apple Store, там все сидят с ноутбуками, все такие творческие, фотографы, хипстеры. Там очень недорогая и очень вкусная еда. Кто-то сидит, обсуждает, играет в бизнес, кто-то действительно им занимается, кто-то там в игры играет. За большим столом сядет компания человек на 8 и сидят просто часами и чаек попивают. Я понимаю, что такие клиенты идут в минус для заведения.

Э. Петрова, С. Хорошева: Мне кажется, через три часа им все равно захочется есть. Если они сели на пять часов, через три часа организм требует еды. Это неизбежно, но тут на помощь приходит модель «Циферблат» — это продавать время за деньги. То есть минута — рубль или полтора рубля, как у них первый час полтора рубля. Мы не отказываемся от этой модели. У нас просто будет два способа резидентсва в нашем кафе-коворкинге.

А. Шарков: Комбинированная.

Э. Петрова, С. Хорошева: Да, комбинированная схема.

А. Шарков: Очень интересно.

Э. Петрова, С. Хорошева: Если ты приходишь поесть, то ты берешь, открываешь меню, заказываешь что-то в меню, ешь, и работаешь. Если ты ничего не хочешь заказывать из горячего, тебя все устраивает, хорошо, ты приходишь, платишь 99 рублей в час, получаешь безлимитный чай, кофе, какие-то печеньки, и сидишь столько часов, сколько тебе нужно и работаешь. Печеньки у нас будут hand made. Мы знаем, что это будет не из магазина. Наши подружки-кулинарки будут нам их поставлять. Кулинарить будут по полной. Уже очень многие пишут через социальные сети, что помните, что я когда-то кормила вас яблочным пирогом, вам понравилось, я хочу прийти к вам, провести кулинарный мастер-класс. Я говорю, что ваш пирог незабываемый, конечно, приходите.

А. Шарков: Я сам к вам приду с шоколадным мастер-классом и приведу кучу людей. Девушки, смотрите, можем поговорить про экономику мероприятия? Чисто цифры буду спрашивать. Какие вложения?

Э. Петрова, С. Хорошева: Вложения на страте — 1,5 миллиона рублей, то есть это совершенно немного для такого проекта как наш.

А. Шарков: Это очень немного. Сколько метров заведение?

Э. Петрова, С. Хорошева: 200 метров. Это не только кафе, это два зала кафе и мини-отель. У нас 4 номера в отеле, правда, его мы откроем только к белым ночам, ремонт попозже сделаем. Почему мы выбрали такое комплексное пространство, потому что считается, что иногда для того, чтобы полностью погрузиться в эту атмосферу творчества, работы, нужно не уходить, а еще и остаться пожить несколько дней. Для иногородних, потому что у нас уже есть запросы из Екатеринбурга, из Нижнего Новгорода, из Москвы, чтобы приехать, поработать, познакомиться, набрать сотрудников, либо найти партнеров здесь в Петербурге. Они смогут у нас останавливаться по более бюджетным ценам, чем в отелях.

А. Шарков: Прекрасно!

Э. Петрова, С. Хорошева: У нас все условия. Единственное — у нас маленькие номера.

А. Шарков: Это хостел?

Э. Петрова, С. Хорошева: Это отель, все удобства в номере, шкафы... Просто сама комната порядка 6-7 метров.

А. Шарков: Нормально. Я лечу в Гонконг, 16 числа я улетаю, так я вам скажу, что средняя площадь номера в Гонконге 12 квадратных метров. В люкс-гостиницах около 20, а в других до 10. Город в воздухе, там все вверх, там площадь очень дорогая. Хорошо, поехали дальше по цифрам. Значит так, 1,5 миллиона вкладочка, 200 метров. Еще планируются вложения, или это первый этап?

Э. Петрова, С. Хорошева: Вложения еще будут, но совсем небольшие, на мелочи.

А. Шарков: Остановимся на полутора миллионах. Сколько посадочных мест?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы открываемся с первым залом, в нем порядка 35. Через месяц у нас запланировано открытие второго зала, в нем еще порядка 30.

А. Шарков: То есть всего 60-70 мест.

Э. Петрова, С. Хорошева: Да. Если будет проводиться какое-то большое мероприятие, то можем разместить около 80 человек. Люди уже будут сидеть на подушках, может на подоконниках, кто-то на полу, но это нормально.

А. Шарков: Я понял, хорошо. Продолжаем считать. Сколько человек там работает, кроме вас, персонал?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы открываемся с одним поваром, второй повар будет приходящий, уборщица и одна официантка. Первый месяц мы будем полностью заниматься всеми процессами. Мы будем и на кухне, потому что мы хорошо готовим. У поваров же свое представление о том, какая еда, а у нас как у стартаперов другое, например, нужно меньше перца или соус, менее жирный. Также мы хотим сами первое время обслуживать людей, чтобы понимать, какие у них запросы. В «Зеленой комнате» люди могут звать официанта по полчаса, мы пока не можем позволить себе такой уровень обслуживания.

А. Шарков: Понятно. Зарплатный фонд известен заранее по бизнес-плану?

Э. Петрова, С. Хорошева: Цены средние по городу, их можно озвучивать. Обычный повар, если не шеф-повар, разрабатывать меню нам помогают наши друзья-профессионалы по дружбе. У нас смена стоит 1200-1500 рублей.

А. Шарков: 1200 умножаем на 30, получается 36 тысяч. Стандартная цена по городу. Уборщица и официанты?

Э. Петрова, С. Хорошева: Уборщица 15 тысяч цена по городу, официанты примерно 15-20 тысяч плюс чаевые.

А. Шарков: Это в месяц?

Э. Петрова, С. Хорошева: Да.

А. Шарков: Пускай будет 20 тысяч. Значит, смотри, я считаю на калькуляторе сейчас. Два официанта или один?

Э. Петрова, С. Хорошева: Пока открываемся с одним, по выходным нам будут помогать друзья, потому что у нас уже очередь, чтобы поработать официантом, барменом. На кухню мы желающих не пустим, но провести кулинарный мастер-класс вполне можно.

А. Шарков: Я насчитал примерно около 100 тысяч в месяц. Сколько стоит аренда?

Э. Петрова, С. Хорошева: Тысяча рублей за квадратный метр.

А. Шарков: Это еще плюс 200 тысяч. У вас на Невском прямо?

Э. Петрова, С. Хорошева: На Марата. Марата, 57.

А. Шарков: Это самый центр, вполне разумная цена. Давайте мы растворим вложения, вы планируете их за год отмыть? То есть мы 1,5 миллиона делим на 12, получается 125 тысяч в месяц, и это амортизация. Суммируем 125 и 100 — это заработная плата, плюс 200 — это аренда, получается 425 тысяч, около 500 тысяч в месяц затрат.

Э. Петрова, С. Хорошева: Грубо говоря.

А. Шарков: Делим это на 30 дней, то есть получается, заведение должно приносить минимум 14-15 тысяч чистой прибыли в день. Делим это на 60 мест, получается, что одно место с учетом 100-процентной загрузки должно приносить 240 рублей в день. Это получается, что если считать по часовому тарифу, с которого часа вы работаете?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы пока тоже думаем над этим вопросом. Либо с 11 до 10, либо с 12 до 11, всё будет зависеть от потребностей наших клиентов, будут ли они просыпаться к 11.

А. Шарков: В среднем 12 часов в день будет работать заведение?

Э. Петрова, С. Хорошева: Да.

А. Шарков: Если учесть, что загрузка будет 50 процентов, сколько у вас оплата в час 90 или 100?

Э. Петрова, С. Хорошева: 99.

А. Шарков: 100, получается, что каждое место у вас должно быть занято 2 с половиной часа в день, что вполне реально.

Э. Петрова, С. Хорошева: Даже есть такое правило у рестораторов, что за каждым столом должно посидеть по три человека, тогда у тебя все будет хорошо. Мы ориентируемся на это. Мы готовы к любому развитию событий, потому что мы очень много общались и с классическими рестораторами, которые делали более классические проекты. Они говорят, что это ужасно, может получится, что будет все круто, а может и наоборот, потому что это ужасно.

А. Шарков: На самом деле я всю жизнь занимаюсь тем, что нарушаю какие-то каноны, и все свои проекты я делал против всех правил, поэтому мне всегда интересны такие проекты. Есть сайт, где объединены все хостелы, люди ищут информацию и путешествуют по всему миру. Такие заведения могут породить новый тренд — путешествия по всему миру.

Э. Петрова, С. Хорошева: Это что-то вроде маленьких точек Силиконовой долины. Потому что все знают, что в Силиконовой долине можно познакомиться с нужными людьми. Наша задача, чтобы правильные люди ходили в наше место.

А. Шарков: В такие места приходят активные люди с идеями.

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы же тебя пригласим, ты же у нас завидный жених.

А. Шарков: Ваша аудитория удваивается.

Э. Петрова, С. Хорошева: Потом мы введем детскую комнату. У нас даже есть место для парковки для колясок. Пока там находится прачечная.

А. Шарков: Очень интересно. Это нечто новое. За границей такое практикуется?

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы детально не изучали европейский опыт, потому что важна практика. Там много разных вариаций коворкинга. Может, в комментариях нам кто-то покидает ссылок, мы с этим ознакомимся. Мы ничего полностью не копируем.

А. Шарков: Это здорово. Мой вам совет, хотя может, вы уже это сделали, когда создается проект, нужно всегда фиксировать схему, которую можно повторить в другом месте, проводя стандартизацию, потому что когда ты стандартизируешь такие моменты, ты можешь это продавать, это называется франшиза.

Э. Петрова, С. Хорошева: Да, мы уже об этом думали, но сейчас нам нужно отработать то, как будет работать эта схема. Пока не хочется об этом рассказывать, может, это будут наши мечты и размышления, но пока они не подтверждены хотя бы одним тестом, это будет глупо.

А. Шарков: Конечно, но все эксперименты, которые успешны, потом становятся примером. Эльнара, Света, я много раз слышал от своих знакомых, что они хотят кафе или ресторан. Я скептически к такому отношусь. Давайте коснемся технической части. Ремонт, оборудование, общение с подрядчиками. Когда первый раз ты с этим сталкиваешься, ты понимаешь, что все идет по-другому. Как это проходит у вас?

Э. Петрова, С. Хорошева: Я могу по пунктам рассказать. Мы пришли, увидели это помещение, поняли, что это то, что нам нужно, огляделись, и уже в следующий раз пришли вместе с дизайнером. У нас есть дизайнер, ее зовут Екатерина Бахир. Она пришла с рулеткой, все посмотрела, замерила, после этого расчертила план этого помещения. Благодаря ей, мы поняли, что у нас может получиться второй зал.

Затем наш друг помогал нам делать ремонт.

А. Шарков: Как правило, если работают друзья, то умножаешь не на 3, а на 5.

Э. Петрова, С. Хорошева: Здесь другая ситуация. Мы всё обсуждаем, поэтому всё об этом знаем. Когда всё детально знаешь, всё это больше любишь. Сейчас мы привлекли художника. У нас очень интересное решение по свету. Мы отказались от традиционных цветов, мы решили поиграть в цвета. Мы отказались от прованса. У нас три цвета: белый, бирюзовый и малиновый. Ты заряжаешься от этих цветов.

А. Шарков: В кодексе было указано, что новые здания в Петербурге должны быть покрашены в яркие цвета, поэтому у нас многие здания голубого цвета. Насколько первое представление о ремонте отличилось от реальности?

Э. Петрова, С. Хорошева: На 110 процентов. Все прошло более жестко. Оказалось, что православные рабочие не работают во время праздников. Я им говорю, что грешно, наверное, дедлайны срывать.

А. Шарков: Очень много рабочих, у которых вера иная. Мне кажется, что в инструкциях нужно уточнять, какие там праздники.

Э. Петрова, С. Хорошева: Сейчас Пасха, и они все уезжают к себе на Родину. Я с глубоким отношением к этому отношусь, но нужно в известность ставить.

А. Шарков: Многих пугает вопрос согласований при открытии таких мест. Как вы решали эти вопросы?

Э. Петрова, С. Хорошева: Все это сложно, когда сам делаешь и ни у кого не спрашиваешь совета. Пожарную сигнализацию мы закончили вчера, всё установлено по правилам, всё в порядке. Мы работали в бывшем кафе, поэтому всё подготовлено.

А. Шарков: Я слышал, что двери должны открываться в нужную сторону, что количество ступенек должно быть определенным. А что касается СЭС?

Э. Петрова, С. Хорошева: Просто подаешь заявление об открытие и всё.

А. Шарков: Ничего сложного.

Э. Петрова, С. Хорошева: Нам предлагали интересное помещение, но не бывшее кафе, мы на это не решились, нам кажется, что это сложнее. Наш хозяин очень опытный и нам помогает, дает контакты специалистов. Люди хотят помочь. Мы рекомендуем не покупать пустое помещение, покупать то место, где уже был общепит. Иначе будет проблема с вытяжкой и так далее.

А. Шарков: Я наблюдал, что открываются кафе в хорошем месте, с хорошим ремонтом, но мало людей, и наоборот.

Э. Петрова, С. Хорошева: Это и отличает эти проекты от других мест. Они создаются под людей, которые друг с другом знакомы и хотят туда приходить с определенными целями: поиграть, почитать, поспать, встретиться, поесть, продемонстрировать новую машину, компьютер, новое платье. Люди идут, потому что они знают, что встретят там определенный круг людей, в этом отличие таких мест.

А. Шарков: Вы обратили внимание, что сейчас не сначала создается продукт-проект, а под него потом ищется клиент, а наоборот. Сначала поступает заказ, стопроцентная предоплата, затем мы делаем заказ, либо ищем новость, тренд и под это делаем продукт. То же самое сделали вы, когда есть сообщество, и под него делается продукт. Очень интересно, как это будет развиваться, мы делаем выпуск накануне открытия. Я думаю, что мы сделаем выпуск уже по результатам какого-то периода, и вы сможете рассказать, как ваши планы оказались несоизмеримо скромными по сравнению с тем, что на самом деле случится.

Э. Петрова, С. Хорошева: Мы обязательно отчитаемся. Мы готовы еще раз раздеться и рассказать про все цифры.

А. Шарков: Надеюсь, к следующему выпуску мы будем говорить, какая сеть из скольких заведений будет открываться в этой стране для начала.

Э. Петрова, С. Хорошева: Спасибо.

А. Шарков: Девушки, я желаю удачи вашему проекту. Он очень нестандартный, его креативная и бизнес-составляющие определенно привлекательны, я буду следить за всем эти делом. Такого еще не было. Спасибо Света, спасибо Эльнара.

Э. Петрова, С. Хорошева: Спасибо, Андрей.

А. Шарков: Увидимся завтра на открытии. Это была программа «Берись и делай», меня зовут Андрей Шарков. Удачи Вам и до встречи.

Ширина

В гостях у программы «Берись и делай» вновь Эльнара Петрова и Светлана Хорошева. Напомним, что девушки являются совладелицами коммуникационного агентства «NextMedia». Но сегодня Эльнара и Светлана выступают в другой роли — совладелиц коворкинг-кафе «Третье место», которое открылось в прошлую пятницу, 13-го апреля, в Санкт-Петербурге.

Девушки поделятся опытом создания и ведения своего проекта.

В подкасте:

— Что такое коворкинг-кафе, для кого существуют такие места.
— Монетизация подобного проекта.
— О структуре и организации кафе.
— О подводных камнях открытия кафе.

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Всем доброго дня! 13 апреля у нас было технической открытие, с 18 апреля "Третье место" начинает кормить бизнес-ланчами. Кухня работает в тестовом режиме, поэтому гостей мы принимаем по записи.
    Итак, если вы хотите зайти в "Третье место" (Марата, 57) на этой неделе - оставляйте в комментариях к этой записи дату: http://vk.com/wall-27136800_860
    Будем рады вас видеть и готовы ответить на все вопросы!
    17 апреля 2012

  • 0
    Эльнара, добрый день!
    Подкаст пока послушать не успел, но есть вопрос - как бы с Вами связаться-то? На сайте у вас контактов нет, а через почту и ВКонтакте мой сотрудник все не может получить от Вас ответ...
    21 апреля 2012

  • 0
    Грешно срывать дедлайны!!!! Девушки, вы просто прелесть! Прекрасная фраза, да еще и в тренде времени!
    25 апреля 2012

  • 0
    А теперь вопрос. Эльнара, посмотрел на Вашей страничке фотографии Третьего места. Дизайн замечательный, яркий. Как раз то, чего не хватает в серых столицах. Однако появился вопрос - Ваше кафе позиционируется, как коворкинг, то есть то место, куда люди придут не только покушать, но и поработать и пообщаться. Я себе представлял такое кафе обставленное диванчиками - можно уютно усесться, откинуться, поговорить... Естественно, я понимаю, что диванчики - это дорого и занимают много места. Плюс люди будут в холостую засиживаться... Хотел бы услышать Ваши комментарии на эту тему. Осознано ли был сделан выбор в пользу стульев.
    Заранее спасибо за ответ!
    25 апреля 2012