Маргарита Адаева-Датская в гостях у «Берись и делай»

0
24 мая 2012
15791 прослушивание

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте, меня зовут Андрей Шарков, и Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». Программа о людях, которые делают бизнес и иногда делают его с нуля. Сегодня у нас в гостях Маргарита Адаева-Датская. Маргарита, здравствуйте.

М. Адаева-Датская: Здравствуйте!

А. Шарков: Когда я увидел описание всех регалий Маргариты, и всего что она сделала, я очень обрадовался. Особенно меня обрадовало то, что Маргаритаучаствовала в создании Стокгольмской Школы Экономики в Санкт-Петербурге и соответствующего издательства, хотя сейчас Мария занимает должность президента «АМИ» — это институт менеджмента. Правильно я сказал?

М. Адаева-Датская: Это бизнес школа.

А. Шарков: И также у Вас есть еще несколько других проектов. Какие?

М. Адаева-Датская: Издательство «BestBusinessBooks». Бизнес школа и издательство это два ключевых проекта. Просто когда я работала в Стокгольмской школе, я отвечала и за то и за другое, а когда мы вышли то, как бы разделились проекты по тому, кто в них участвует.

А. Шарков: Маргарита, помимо того, что Вы участвовали в создании бизнес школы Вы еще и сами преподаете?

М. Адаева-Датская: Я преподаю, консультирую, занимаюсь коученгом, но честно говоря, все эти три слова они меня немного смущают всегда, потому что для меня такая работа это обмен какими-то мнениями и впечатлениями. Всегда получается, что результат зависит от того с кем ты общаешься, т.е. он от тебя зависит в какой то степени. И поэтому в одной аудитории ты гений, в другойты ничтожество. Я так не очень люблю все эти...

А. Шарков: Я думаю, что по Стокгольской школе экономики, если Вы пересекались со всеми авторами книг, которые издала эта школа, такое состояние возможно часто было. Я был бы сам рад его испытать.

М. Адаева-Датская: Вы знаете, честно говоря, тут тоже по-разному. Есть авторы, которые считают, что я один, я тут творю, и если я буду смотреть по сторонам или сомневаться в себе, то я ничего не сделаю.

А. Шарков: Вы можете назвать тех авторов, с которыми Вам удалось лично пообщаться и поработать?

М. Адаева-Датская: Я до сих пор дружу с КьеллНордстремомЙонасом Риддерстрале это авторы книги «Бизнес в стиле фанк» у нас с ними очень большое совпадение идеологическое и поэтому мы дружим все эти годы. Даже не смотря на то, что книга, на мой взгляд, уже не является ни манифестом, ни чем новыми уже много вышло не менее прекрасных книг. Я дружу с Ицхаком Адизесом.Я употребляю слово дружба, потому что это отношения, в которых ... вот допустим с фанки бизнеса там нет коммерческой составляющей, с тех пор как Ксерейскаякунская школа была продана. Поэтому это дружба. Ицхак совершенно потрясающий мудрец такой еврейский, оченьпохож на Моисея и,кстати,Адизес. Это тот автор, которого обязаны знать все предприниматели, это облегчит им жизнь на этапе формализации бизнеса и перехода его в качественное другое русло. Потому что именно вотна этом этапе самые большие трудности все испытывают.

А. Шарков: Как Вы сказали?

М. Адаева-Датская: Ицхак Адизес.

А. Шарков: Ицхак Адизес. Я сразу себе сделаю заметочку, потому что почему то я не слышал о нем.

М. Адаева-Датская: Это вообще с точки зрения даже обучающего продукта, консалтингового продукта, даже просто как книга и понимание самой философии бизнеса очень полезно позволяет избегать очень много проблем. У нас допустим в бизнес школе «АМИ» программа называется мини MBA в предпринимательстве и если у нас большая часть аудитории предприниматели, и они слушают этот курс, они говорят — «надо, чтоб мои менеджеры послушали». Когда слушают менеджеры, они говорят — «А наши собственники знают о том, что вы сейчас говорите?» Это говорит о том, что есть какое то базовое расхождение при котором правы обе стороны и мне кажется, что подход Адизеса позволяет немножко совместить эти точки зрения.

А. Шарков: Маргарита, сейчас Вы собственник, в том числе собственныхпроектов, но ведь вы не всегда были bussineswomen, вы же сначала работали, как я понимаю на должности и в процессе уже все-таки пришли к тому состоянию, что пора делать самостоятельно. Как начиналась Ваша карьера?

М. Адаева-Датская: Вы знаете, я вот недавно издала книгу, два месяца, называется"Прибыль или рост«,ее написал президент очень известной швейцарской школы «AMD», Питер Лоранж и вот там, он описывает психотип таких людей как я. Просто я читала целую главу этому посвященную, он называет таких людей — менеджер-предприниматель и говорит о том, что организации для того чтоб она не прибывала в застое очень важно этих людей отслеживать, и что их очень трудно поймать, что они часто кажутся контрпродуктивными, с ними много мороки, это с одной стороны. С другой стороны, если правильно их готовить, то в общем то иногда получаются неплохие проекты. Я часто шучу про себя, что я как рыбка фугу, не правильно приготовишь и все очень плохо, а правильно и вроде ничего. Вот я работала на должности, нас было пять человек, от нас требовались мега фантастические результаты по конкурсу, по набору, потому что в Швеции Стокгольмская школа экономики — это просто организация № 1, это институт № 1 все мечтают ее закончить. Те, кто ее закончил невероятно гордятся этим,ибешеный конкурс. Я имею ввиду среди молодежи. И когда школа пришла сюда, то конечно очень много требований возлагалось на меня, что где все эти толпы? Почему не ломятся?

А. Шарков: А школа сразу "MBA«,по-моему, предлагала?

М. Адаева-Датская: Нет, она предлагала,кстати, тоже мне кажется потрясающий кейс такой. Не знаю, когда-нибудь напишут об этом в человеке или нет,но есть потрясающий кейс, я его раньше использовала про «Тетрапак». Так вот ХансРаузинг — один из основателей этой компании, это потрясающая совершенно личность, огромная фигура во всех смыслах, он еще и огромного роста. Он подарил Стокгольмской школе экономики два миллиона долларов, на то чтобы обучить сто русских менеджеров, потому что он фанат России. Он ездит с томиком стихов Пушкина у себя в таком потрепанномкожаномпортфеле. На Неве рассекает по сасексу, своему как бы имению в Великобритании. Многие бизнесмены возмущенные шведскими налогами живут вне страны. На данные деньги вначале, в течение двух лет мы делали просто годичную программу на английском языке, которая была датирована полностью. А потом уже стали вопросы, связанные с коммерциализацией этого. У бизнес школ разные модели, но у традиционных школ модели дотационные, т.е. есть фаундейшн — фонд который финансирует это все. И вот благодаря Раузингу это все состоялось и «MBA» появилось уже потом, как запрос для тех, кто закончил эту годичную программу на продолжение. Раузинг сам и вообще история Тетрапака интересна тем, что мне кажется, что это кейс про предпринимательства чистейший, на тему, во-первых упертости невероятной, во-вторых веры в себя. Чтобы пустые слова не говорить, то у человека была идея сделать упаковку, а делал он пеналы бумажные, которые с двух сторон запечатывались, а он мечтал о возможности возить и разливать жидкость. И потом для того, чтоб сделать одну упаковку, к которой мы сейчас относимся как к чему-то обычному понадобилось семь инноваций и девять лет, и продажа первого бизнеса основанного от сумм очень удачного, т.е. вся ставка была сделана вот на это. Мне кажется, что это такой интересный пример того, что иногда надо быть достаточно упертым.

А. Шарков: Всегда нужно быть достаточно упертым иначе,по-моему, в бизнесе делать нечего, особенно в самом начале. Это потом может быть, когда уже бизнес становится более менее стабильным мы расслабляемся. Я вот даже по себе сужу, когда я начинал, я ночами не спал, впахивал, когда у меня не было других вариантов, как действовать, только действовать. Все мосты были сожжены, я сам себя поставил в такие условия, что надо отбивать какие-то задолженности, платить зарплату, платить аренду. А сейчас, когда в принципе есть стабильность, все капает, вроде бы как все устраивает. Вот эта вот зона комфорта она есть и периодически понимаешь, что застоялся в этой зоне и уже пора пересаживаться с рейнжровера на астонмартин и почему то уже кто-то ездит, а я еще нет. Сознательно вводишь себя в состояние дискомфорта и начинаешь уже «лапками дергать» гораздо быстрее. Поэтому в начале, проявляется все гораздо ярче, но потом когда у тебя есть выбор.... Когда выбора нет — ты действуешь, когда есть выбор — можно позволить себе расслабиться. Этим многие страдают предприниматели.

М. Адаева-Датская: Мне кажется, здесь есть такой момент, с которым я столкнулась, поскольку по роду деятельности часто выступаю советником или консультантом, не люблю это слово, человеком которого иногда включают во что-то, чтобы помочь, иногда нужен кто-то стороны просто. Я хочу сказать, что есть две разных совершенно истории касающиеся начинающего бизнеса и бизнеса, который уже состоялся как успешный. В первом случае очень важна влюбленность. Вы знаете это как... у всех по-разному, но, тем не менее, я часто привожу как аллегорию разницу между влюбленностью, ухаживанием и браком, потому что ты не можешь десять лет не спать по ночам, только потому что ты встретил кого то, кого полюбил. Т.е. химия она рано или поздно стабилизируется, так и с бизнесом, ты вначале встречаешь первые успехи, первые проблемы, первые преодоления трудностей. Это дает невероятную энергию, потому что есть эмоция, она тебя увлекает, ты этим всем горишь, идеи и прочее. Потом это все замедляется и становится такой красивой историей. Причем историей не о трудностях или о чем то, а воспоминания об эмоциях, которые тебя так держали на плаву, поднимали в 6 утра и т.п. Когда наступает успех то, что вот я часто наблюдаю, что когда пройдена какая то точка и очевидно, что успех уже есть, наступает страх. Страх, что это единственно возможный успех, и ты больше ничего другого такого не сможешь сделать успешного. Те пробы, те бесстрашные действия, которые вначале делаешь не задумываясь, начинаешь делать уже задумываясь.

А. Шарков: Потому что есть, что терять. Раньше не было, что терять.

М. Адаева-Датская: Да,потому что теперь все знают, что у тебя есть этот успех и все уже под микроскопом рассматривают и говорят — «Ну как? Удастся ли?». Вот я помню, когда издательство "BestBusinessBooks«появилось мне все говорили «Рит, ну ты ж понимаешь, ты не сможешь сделать вторую Стокгольмскую школу?» Я говорю: — «А кто вам сказал, что я хочу вторую Стокгольмскую школу?» Для меня Стокгольмская школа экономики — это история, но история слишком большая, чтобы я сделала вид, что ее не было, потому что это десять лет жизни. Те кто предприниматели поймут, невозможно сделать второй проект такой же как ты делал первый, потому что вот я например не могу влюбляться в одного и того же человека заново и заново. Это я чувствую, и я пережила одни раз. Дальше мне нужны новые эмоции и новые впечатления.

А. Шарков: Как раз таки те, кто ищет в новом объекте любви отголоски предыдущего как правило их не находят и наоборот разочаровываются если продолжают ковыряться и копать, потому что, что-то новое это новое. Они пытаются создать или влиять на это. То же самое как с людьми. Изменить человека невозможно в принципе. Да? Так и в бизнесе,вы пытаетесь повторить сами себя. Нет, ну бывает, конечно, что это сработает, если тема похожая, но принципиально и концептуально, нет. Если вы делаете по новому, то это должно быть новое.

М. Адаева-Датская: Вот я смотрю, допустим, на серию Стокгольмской школы, она вся на эмоциях, она вся на инновациях, она вся такая революционная, потому что во мне тогда еще был достаточно силен дух противоречия. Я работала на три структуры и со многим была не согласна и мне очень нравились книги, которые говорят: — «Да! Ты правильно не согласна!» и т.п. Мне кажется, успех этих книг говорит о том, что таких людей с духом противоречия довольно много.

А. Шарков: Да! И даже более того скажу, про несколько книг, я неоднократно говорил о них в своей программе «Вдохнови меня заниматься бизнесом» — это конкретно книга Томаса Гэда «4-Dбрендинг», «Фанки бизнеса» естественно, автобиография Ричарда Брэндса «Теряя невинность» хотя название на русский язык не совсем точно передает суть.

М. Адаева-Датская: Это был единственно возможный вариант, потому что «Теряя девственность» это было бы слишком.

А. Шарков: Понятно. Просто в английском варианте virginity — virgin, а в российском варианте не все знают компанию virgin и поэтому название проигрывает.

М. Адаева-Датская: Ну да, игра слов могла быть. Конечно.

А. Шарков: Тогда я в принципе взял качественную бизнес литературу, впервые когда работал ночным сторожем, в кабинете директора того офисного здания. У него стояли книги «От хорошего к великому», «4-D» и т.д. Мне было приятно их держать, читать, и я был очень долго мотивирован этими книгами. Но вернемся все же к вашей биографии. Мне часто на встречах, которые я провожу со слушателями в рамках различных конференций по бизнесу, задают вопрос «Андрей, а вот как лучше все же начинать бизнес с нуля, сразу не имея опыта.. (потому что лично я начал бизнес в 18 лет, но я с 14 лет работаю. У меня был к 18 годам четырехлетний опыт работы) либо поработать в компании, может быть, поучиться, набраться опыта, посмотреть, что такое бизнес, „порох понюхать“ и затем уже начинать?» Если раньше я позволял себе заявлять, что не надо бояться, надо идти вперед, ну и что, что будет не просто, то сейчас я говорю, что это очень индивидуально, каждому свое. Кому то удается делать с нуля, кому то проще так, кому то лучше сразу работать на себя, кому то ни год, ни два, а может быть и десять лет лучше поучиться и созреть. Потому что у меня идея возникла сразу, мне было понятно, что я хочу и как я буду это делать. У многих же нет ответа на этот вопрос, и они стараются выдавливать из себя какие то идеи, какие то проекты или смотрят на тренды, хватаются за что-то, в итоге ничего не получается. Мне вот когда говорят: — «Андрей, у меня есть миллион рублей. Во что ты предложишь мне вложить или с чего начать?» Я говорю: — «Вложи это в себя и достигни того состояния, когда у тебя не будет возникать вопросов чем заниматься».

М. Адаева-Датская:Вы знаете, мне это напоминает кого-то из наших классиков не то Тургенева, не то Толстоговрать не буду, спросили: — «Что нужно сделать, чтоб стать писателем великим, таким же, как Вы, чтоб стать хорошим писателем?» ему ответили: — «Молодой человек, можете не писать, не пишите». На мой взгляд, чем хорошо поработать в компании — человек отвечает себе на вопрос, может ли он не писать. Потому что предприниматель он и в компании как предприниматель себя ведет и поэтому определенного типа компании в принципе этот типаж неприемлют. Это определенный психологический типаж, поэтому с точки зрения самоопределения поработать на кого-то есть смысл, чтоб посмотреть, как у тебя мотивация работает, на что ты хочешь влиять, достаточно ли тебе работы в рамках какой-то компании, которая позволяет тебе проявить себя. Это как часть, но самое главное делать то, что ты не можешь не делать, потому что ты влюблен, тебе от этого хорошо, потому что ты получаешь энергию, эмоцию, потому что деньги — это инструмент. Это не может быть целью. Люди часто говорят: — «ради чего ты это делаешь?». Я тоже занимаюсь лидерством, спрашиваю: — «Какова цель? В чем смысл предназначения всего этого?» мне человек говорит: — «Ну, какое предназначение? Ну деньги.» Я говорю: "А представь, ты завтра умер? И что? Ради чего?«он отвечает: «Я такие вопросы не задаю?», а я говорю: «А почему?». Вы знаете, мне очень нравится в одной из книг, которую я издавала раньше и издаем сейчас тоже, такой совершенно потрясающий Том Питтерс и мне нравится его вступление к его книге образ надгробия, где он говорит «Представьте себе, что будет написано на вашем надгробии — Он лучше всех делал балансовый отчет? Устраивает ли вас это?» И вот это мне кажется, отвечает на вопрос про предпринимательство. Мне кажется, что зона влияния человека на обстоятельства она очень индивидуальна. Я с Вами согласна, что ответ на вопрос тварь я дрожащая и право имею ли, каждый сам отвечает.

А. Шарков: Во многом даже люди, которые хотят даже в омут с головой прыгнуть в предпринимательство, брезгуя работать на кого-то, не добиваются успеха даже из-за своего подхода к делу. Компания — это прекрасная возможность протестировать себя за счет работодателя. Предпринимательство — это жесточайшая самодисциплина, особенно в самом начале. Про себя я могу сказать, что да, вот сейчас я расслабился. Я был более дисциплинирован, когда я начинал. Что-то внутри тебя поднимает, подрывает, ты рвешься, ставишь сам себе цели и сам себя оцениваешь и говоришь себе — «так сегодня я молодец! А вот сегодня ты урод. Ты сегодня не сделал ничего для приближения поставленной задачи. День прошел зря. Вычеркни его из жизни». А в компании для вас эти цели может, ставит ваше начальство, ваше руководство и многие позволяют себе недооценивать руководство, считая их надменными, заумными, бездельниками, которые не появляются на работе зачастую. Я сам у себя в офисе бываю не каждый день, во-первых, а если бываю, то не на весь день, а на пару часов. Но работать правило пары это 20 на 80 абсолютно, поэтому мне нет смысла сидеть в офисе. Друзья, но вот просто задумайтесь, что люди, которые являются вашими руководителями, в большинстве случаев неспроста там оказались. Есть,конечно, ставленники, родственники, доченьки, сынки такое бывает да, но очень часто, когда человек что-то для сделал, приложил усилия, чтоб оказаться на руководящей должности и был способен для себя ставить цели и задачи, и теперь их ставит для вас. Поэтому просто посмотрите, как он это делает. Смотрите на его результативность и если эти результаты они измеримы, и показывают хорошую, положительную динамику, которая выражается, в том числе лучший показатель — деньги на счету компании или на его личном счету. Если вы уже можете сами делать для себя, то что делает для вас начальство, тогда имеет смысл задумываться о бизнесе. Если вы даже в этих условиях не способны выполнять чужие задания, я сомневаюсь, что вы так же будете выполнять собственные задачи.

М. Адаева-Датская: Тут еще есть, мне кажется другая составляющая, она связана с тем, что называется в психоанализе Эдипов комплекс. Эдипов комплекс — это такое явления отношения к отцу, к авторитарной фигуре из прошлого. Мне кажется, что в российской ментальности эта проблема она очень глубоко укоренившаяся, то есть мы с одной стороны не спорим с властью, потому что решили, что это бесполезно, а с другой стороны ходим с фигой в кармане и сопротивляемся ей. И когда люди с такой установкой приходят в компанию они бывают против того, что кто-то ими руководит. Вы знаете это проявление неизжитого подросткового комплекса, когда ты из-под родителей растешь, пытаясь понять, кто ты. Очень важно чтоб люди, которые себя на этом ловят, задавали себе вопрос, почему это происходит, действительно ли человек который над нами, он так глуп, он так никчемен, как нам иногда мерещится. А может быть причина в другом, может быть я продолжаю самоутверждаться и вместо того, чтобы спросить себя чего хочу я, что в этой ситуации для меня. Я ищу объяснения тому, почему я так плохо работаю, почему я не достигаю чего-то. Люди в принципе которые не хотят чего-то достигать, всегда найдут миллион объяснений.

А. Шарков: Да, это так. У Вас очень большой опыт работы с иностранными компаниями и на сколько я знаю Ваши образовательные проекты они не только в России проходят, но и за границей и Вы одна из немногих, которая действительно может говорить о том, что вот у нас в России... Потому что многие об этом говорят не будучи ни в Европе, ни в Америке, ни в Азии. Сравнивают не понятно с чем, с каким-то собственным представлением о ситуации, но незнанием ее. Обладая Вашим опытом, какие Вы считаете основные наши, может быть национальные, глобальные проблемы на которые стоит обратить внимание? Я вот очень много путешествую, и мне со стороны тоже потихонечку становится видна наша ментальность, точнее ее уязвимые моменты относительно тех же азиатов. Я часто бываю в Китае, провожу встречи по поводу работы с Китаем. Ближайшая вот кстати встреча будет в Москве 31 мая имейте в виду,на странице берись и делайинформация есть на моей стене. Я вижу, как работают китайцы, как люди работают в Сингапуре, в Европе и как работают у нас. Обращал внимание, что вот откуда то, непонятно, но у большинства российских сотрудников, в том числе предпринимателей тоже, такое мнение, что мы самые классные и мы самые лучшие, потому что мы россияне. Я не говорю русские, я говорю россияне. Хотя поводов для гордости, особенно профессиональной у них не так много.

М. Адаева-Датская: И не профессиональной, и человеческой, у нас поводов для гордости не так много, как хотелось бы. Единственное не хотела бы, чтоб мы бросались из крайности в крайность и тут кричали, потому что мы хорошие. Как то недавно по телевидению, в какой то передаче была ссылка на то что делали какое то исследование кросс-культурное и там россияне сказали: — «Зато у нас душа лучше!» И вот эта фраза — зато у нас душа лучше, при том, что сравнивались какие то, как вы говорите профессиональные вещи. Первая вещь, которая должна быть такой повесткой дня у каждого из нас — это вопрос доверия. Мы очень недоверчивая нация. Мы любим говорить про души и все такое прочее, но на самом деле на базовом, глубоком уровне не хватает доверия. Это недоверие оно во всем проявляется: как мы водим автомобиль, как мы ездим, как мы ведем себя в определенных ситуациях. Если вы в самолете будете лететь со шведом, будучи шведкой, он обязательно с вами познакомится, потому что это вежливо. Русские могут ехать рядом или сидеть часами и если это не патологически активная личность с бутылкой водки, вероятность того, что ему даже в голову придет познакомиться с соседом невелика. У нас отсутствуют элементарные социальные базовые навыки и от этого, когда у нас люди оказываются за границей, их сразу легко вычисляют. Почему вычисляют? Не потому что мы там, какие то уроды или еще что то. Нет. Это связано с тем, что у нас на лицах невероятное напряжение и его невозможно снять усилием воли. Оно либо есть, либо нет.

А. Шарков: Я абсолютно согласен. Каждый раз за границей я сам с собой и со своими коллегами, если езжу в деловые поездки, играем в игру «Угадай русского». И вот мы идем в Гонконге, Гуанчжоу, где угодно и я говорю: — «О, наш, наш» и не разу не ошибся. И я иду и говорю: — «слушайте, интересно, вот меня также считывают?» мне ребята отвечают: — «Да».

М. Адаева-Датская: Считывают из-за того, что у нас в лицах есть напряжение, связанное с тем, что среда в которой мы находимся она предполагает, что если ты не дурак, то не расслабляйся и вообще юмор делай серьезный. Не хватает такой, знаете, базовой доброжелательности. У нас есть любимая шутка, вот Задорнов любит про американцев все шутить, шутки про то, какие они не искренние, они улыбаются. А вот мы такие серьезные, мы, зато очень искренние. Возникает вопрос, искренность в чем? В своей недоброжелательности? Любой человек который был в штатах согласится, что очень приятно находится в обстановке тотальной доброжелательности. Я не уверенна, что вот это вот мрачное отношение к жизни, которое мы культивируем и которое превращается в противоположное только под влиянием определенных напитков, я не считаю, что это верно. Самое главное, что с этим можно работать. Надо перестать бояться, нужно открыться, нужно перестать себя сравнивать с кем-то. И здесь конечно я вижу такую проблему еще, что, к сожалению, об этом сейчас очень много говорят все умы и представители культуры нашей, что нет национальной идеи. У нас нет национально идеи. У нас нет лидерства. У нас и менеджмента нет. У нас был, есть и остается вождизм. И это страшная проблема я считаю. И от этого у нас нет опыта. Мы выезжаем за границу, и у нас нет миссии. Мы не знаем, мы кто? Поэтому невольно, подсознательно мы оказывается в глуховой обороне. Почему? Нам нужно как-то реагировать на экономики и страны, которые очевидны и в этом сравнении выигрывают либо ехать куда-то, где мы себя чувствуем в более выигрышной ситуации.

А. Шарков: Я абсолютно с Вами согласен и очень печально, что многие сейчас спекулируют на этой теме. Высмеивая какие то качества иностранцев, возвышая наше самомнение не основанное вообще ни на чем. Все великие достижения были сделаны нашими отцами, дедами и прадедами. Наше поколение, к сожалению, мне горько это признавать пока еще не чем не отличилось. Вот последние лет десять, двадцать по сравнению с китайцами, я просто восхищаюсь китайцами. Это доминирующая страна скоро будет в мире, в ближайшие три года на мой взгляд. Я постоянно об этом говорю на встречах, но поймите правильно уважаемые слушатели, я говорю это не потому что, я не уважаю русских, россиян, наоборот, мне очень хочется, чтоб у нас было еще лучше, чем у них. Поэтому я работаю в России, веду свою деятельность здесь, хотя я могу делать это в любой другой стране, моя компетенция позволяет мне это делать. Потому что я верю, что мы сможем это сделать здесь, но для начала нам нужно признать, что мы в чем-то дурачки, мы чего-то не понимаем. Надо перестать заблуждаться, избавиться от этих своих имперских амбиций, абсолютно не на чем не основанных или по крайней мере что-то сделать для того, чтобы доказать состоятельность такого мнения. Потому что если мы такие классные, то почему извините меня, не один российский бренд, кроме сырьевого поставщика какого-нибудь не доминирует не на одном рынке мира? Если вот спросить любого иностранца: — «А что у тебя есть, где написано madeinRussia?» Ничего. Почему в магазинах ничего не найти? Может мы хорошие и классные, но все по отдельности и то, в собственном мнении о самих себе. Если почему то американцы, европейцы смогли объединиться и доверится кому то, правильному менеджеру или правильному лидеру, то я абсолютно согласен с тем, что у нас нет лидерства. Ведь лидеры, они в первую очередь объединяют идеи люди идут за ними, потому что они признают авторитеты, они признают компетентность других людейи не считают себя умнее всех. Может нам тоже стоитпотихонечку признавать это и лучшему научиться у них, и что-то сделать здесь? По крайней мере стремится к этому, а не замыкаться как крабики в своей ракушке или в своей норке. Начинать уже что-то делать, интегрироваться. И опять-таки печально наблюдать, что на уровне власти идет такая риторика, что все проявления каких-то гражданских активностей происки госдепа, ищется внешний враг, объяснения все в этом и люди охотно в это верят, что у нас все очень плохо потому, что кто-то против нас строит козни. Ребята, да мы вот на экономической карте мира, мы пятнышко. Да мы, по большому счету кроме наших сырьевых ресурсов особого интереса большого не представляем. Если вы думаете, что наши рынки интересны западным странам, лучше посмотрите цифры, они говорят обо всем.

М. Адаева-Датская: Вот кстати я Вам такой пример приведу на тему рынков. Рынок бизнес образования он глобализирован. Допустим, той же Стокгольмской школы не было б, если бы не деньгиХансаРаузинга, потому что это инвестиция. Посмотрите все европейские школы, американские они открывают филиалы и вкладываются в Арабские Эмираты и Юго-восточной Азию.Покажите мне хоть одну, ну Стокгольмская школа — это просто случайность, определенность, стечение обстоятельств, где было принято решение открыть кампус? Они открыты либо в Сингапуре, либо в Китае, либо в Дохе, т.е. деньги... вернее я б сказала так, косвенный сигнал к тому, где находятся деньги и платежеспособный спрос показывают тренды бизнес образования. И мыздесьв очень таком скажем отстающем положении.

А. Шарков: Да и просто жалко, что люди не понимают, что времени осталось не много на реабилитацию.

М. Адаева-Датская: Думаю, что да.

А. Шарков: Вообще не много, ребята. В Китае уже больше ста пятидесяти миллионов человек живут на уровне европейского среднего класса. Столько мерседесов s класса, бмв семерок и бентли я не виделнигде как в ГуанДжу и в Гонконге. Гонконг ладно, Бог с ним, но в ГуанДжу город, который 15 лет назад был не то, что деревней, но там не было небоскребов и 15 миллионов населения. Китайцы, они живут не в землянках, не в палатках. Они образованы, ездят на хороших машинах и в большинстве своем живут лучше, чем каждый из вас.

М. Адаева-Датская: Вы знаете, экономическая составляющая тут важна, но мне кажется, что самое главное, это то, что они живут с пониманием кто они в этом мире и в чем их предназначение. И это понимание оно не имеет отношения не к русским, не к американцам, не к европейцам, т.е. они находятся в ситуации, когда для того, чтоб ответить на вопрос кто ты, надо поставить себя в сравнение. Мне кажется, что это вот такой сигнал. Если мы сейчас говорим о том, что мы могли бы делать, то каждый из нас должен ставить задачу на своем уровне. Поэтому мы должны выбрать лидерство, мы должны выбрать во что мы верим и выбрать безотносительно того с кем мы себя сравниваем. Я всегда очень люблю говорить — рост вопрос сравнения. У меня рост метр шестьдесят, я смотрю на людей с ростом метр семьдесят и думаю: — «какой высокий человек», около меня останавливается человек с ростом метр пятьдесят, я начинаю снисходительно поглядывать на него в низ, думая, что я целых метр шестьдесят. Очень важно никогда не ставить себя в сравнение с кем то. Нужно бегать относительно самого себя. Я очень люблю, не мою мысль, к сожалению, но очень правильную, всегда ее повторяю и везде, что лучше быть лучшей версией самого себя, чем худшей кого-то другого, и мне кажется, что предпринимательство имеет сто процентное отношение к этому. У нас самый низкий уровень в мире предпринимательской активности и это связано не с тем, что у нас плохое законодательство, это связано с тем, что у нас в головах нет установки на предпринимательство, нет установки на то, что все зависит от тебя, что у тебя есть влияние на события. Да, оно ограничено, но оно везде ограничено. Нужно быть реалистами, что в любой стране есть предел, это от того чтомы называем демократия и возможность влиять на что-то, но ты не ограничен возможностью влиять на собственную жизнь.

А. Шарков:Мне очень приятно, что слушатели этой программы тем фактом, что скачивают ее, всвоиэпл девайсы, через программы, через интернет, они даже своим интересом уже относят себя к активному меньшинству, которые способны что-то изменить. Поэтому я своей миссией поставил, в том числе просветление таких людей. Поэтому все гости, которых я приглашаю, они показывают, что они взяли и сделали. В этом выпуске мы мало говорили о конкретных кейсах, но если мы будем говорить о всем вашем опыте, то однойпрограммы не хватит. Наши слушатели могут это прочитать отдельно, а наше ограниченное время я как раз рад потратить на то, что мы говорим о более фундаментальных вещах, тем более, что этот диалог идет не с теоретиком, а с практиком который вывел на рынок 30 брендов, работает на международном уровне и те вещи, которые здесь звучат они основаны на личном опыте и на личном видении. Приятно, что активность, по крайней мере, воздействия на людей оно точечно, но все-таки проявляется в этой программе, в деятельности каждого из нас каждый день. Более того, сейчас мы с единомышленниками, с коллегами, вот мне интересно Ваше мнение по поводу нашей инициативы, встречаемся с людьми, мы записываем программы, каждый из нас старается в первую очередь, изменив себя, менять свое окружение через своих сотрудников, через своих партнеров, слава богу, это получается. Каждый из нас на десяток, может быть на полсотни людей может влиять прямо, потому что они собственные сотрудники и для них мы авторитеты, потому что мы даем работы, мы обеспечиваем их определенные потребности. Мы решили объединиться и действовать уже на другом поле. Мы решили создать партию под названием «Прогрессивная Россия», которая объединит людей сделавших себя самостоятельно, в том числе миссией у которой будет образ героя не только предпринимателя, а вообще любого человека в профессионала даже в конкретной области, который взял и сделал, который не плачет, не ноет, а берет и делает и своим примером показывает другим, что может быть иначе. Ведь общество тоже разделяется на активное меньшинство и на пассивное большинство и мысли в пассивной части очень заразительны, потому что они своих не генерируют, но принимают то что есть и если пассив будет негативным он будут очень хорошо развиваться, что сейчас и происходит. Все плохо. Все ужасно.

М. Адаева-Датская: Просто когда ты пассивный ты кажешься умней.

А. Шарков: Да, проще все обругать и обсуждать какие-то обстоятельства, которые мешают что-то сделать.Я наблюдал на своем личном опыте, когда яркая личность говорит, что все может быть иначе и не просто говорит, а доказывает собственным опытом, собственной компетенцией, собственными делами и даже больше это делает, чем говорит, потому что дела это лучше слов, а когда речь идет не словами, а цифрамиэто тоже более наглядно и демонстративно, то в определенном узком социуме эти позитивные мысли, позитивные идеи тоже начинают очень бурно прорастать. Просто массово, сейчас, это не делает никто, хотя миссия государства, я считаю должна быть проработка национально идеи, которая есть в американском обществе она ярко выражена, в китайском обществе, они просто все светятся, горят, делают то, что мы все наблюдаем и когда они гуляют по улицам в новом городе я вижу их лица, как они смотрят на небоскребы светящиеся и понимают, что мы это сделали, мы хотели, и мы сделали за определенный короткий срок. Я хочу, чтобы было у нас также, поэтому таких людей мы объединяем. У нас нет вождизма, о котором шла речь, мы хотим сделать конкретного человека героем у себя на месте, чтобы он транслировал и проектировал позитивные, созидательные мысли и идеи там, где он есть, заражая других позитивностью и стремлением к действиям.

М. Адаева-Датская: Здесь есть несколько пластов того о чем вы говорите, но первый конечно это пассионарность. Что мы думаем о пассионарности российского народа и вообще россиян, и вообще нашего общества и молодежи в частности? Второе — есть два тренда: один — космополитический, другой — национально-локальный, отвечает на вопрос где эта пассионарность, тратится. Так вот, если люди не будут верить, что они должны ее тратить здесь и цифры как раз неутешительно показывают большой отток среднего класса из страны, значит, эти люди уйдут в тренде космополитизма, т.е. они будут среди других себе подобных китайцев уехавших из Китая, бразильцев уехавших, американцев уехавших из Америки и выбравших что-то другое, т.е. это прослойка маргиналов. Маргинализм очень сложное явление, очень трудно быть анти кем-то. В маргинальности идея анти кто-то, она есть, т.е. вы ушли не потому что и ради чего то, а ушли из за чего то. Мне кажется, что пассионарность, она должна быть действительно потрачена внутри страны, потому что тренд космополитизма он вне сверх задачи, и он ставит человека на уровень индивидуальный. Ты уходишь от того, что ты часть чего то большего. Это не плохо не хорошо, просто это дверазных совершенно истории. И мне кажется, что будущее за разнообразием, за тем, что будут сильные, интересные, локальные места. Я думаю, любой из нас признает, что когда мы приезжаем за границу, в какую-то страну и вдруг видим подобие наших же городов с той же рекламой, с теми же зданиями и прочее, мы испытываем разочарование. Нам хочется чего-то другого, нам хочется свежей струи, свежей мысли и т.п. Пассионарность, если не направлена в правильное русло, она тратится просто на другое и человек решает свои индивидуальные задачи, не привязывая их к влиянию на общество в целом. Благое намерение. У нас вышла книга, осенью, называется «Паук и морская звезда» и что меня поразило, книга эта в двух словах о иерархии и организациях без лидеров, когда мы ее издавали, конечно понятно это переводная книга, она больше ссылается на опыты зарубежные, и вдруг когда начались события в Москве по поводу выборов, когда люди стали самоорганизованные устраивать митинги и когда нам показали кто эти люди, это были менеджеры, это был офисный планктон, там кого только не было, то я увидела в действии идею морской звезды, что это самоорганизующееся движение, в котором лидерство распределенное, и в том что вы делаете, я вижу это распределенное лидерство, когда лидер не один человек, а их много, они самодостаточны и не бьются друг с другом не за что. Единственное что я хотела бы сказать, что для того, чтоб какие то события давали конструктивный выхлоп без лидера не обойтись, вопросы лидерства все равно встанут.

А. Шарков: В любом случае сами собой люди, в качестве даже политической партии не объединятся, нужно чтоб кто-то запустил процесс и тот, кто запустит этот процесс правильно в любом случае на какое то время останется, он будет может быть модератором, лидером, затем эта система сама решит, если она правильно будет организована она либо оставит его, либоможет быть пригласит кого-то лучше. Правильный лидер вначале он отдаст эти бразды правлению, потому что в любом случае нужно представлять где-то интересы, а миллион человек в один кабинет не пустишь. Тем более, что есть установленные законы механизма на которые определяют, по крайней мере, первый контур, который будет представителем всей той аудитории которая объединилась в рамках общей идеи. Мне кажется, что сейчас уникальная возможность для таких проектов и возможно другой исторической такой возможности не будет, потому чтоя вижу в наши дни, вот сейчас переломный момент. Переломный момент в нашем поколении, поколении восьмидесятых, девяностых. Есть два пути, в конце одного из которых у нас светлое будущее и очень легко сейчас повернуть не туда, очень легко.

М. Адаева-Датская: Вы знаете, я согласна, потому что мне кажется, что следующее поколение вообще будет жить в мире без границ. В реальном мире без границ, и человек будет выбирать комплекс ценностей, которые егоустраивают. Устраивают не эти ценности, я буду жить в этой стране, другие ценности в той стране. Мне кажется, что это касается и бизнеса в том числе. Мы выходим на арену конкурентоспособности на уровне ценностей, потому что современный человек самую большую проблему которую он испытывает это проблема идентификации — «кто я?» и если мы как государство, как бизнес, как люди можем отвечать на вопрос человеку — «кто ты?», то мы актуальны, если нет, то мы не кому не нужны.

А. Шарков: Я с Вами согласен. Нам еще много над чем предстоит работы. У нас еще поля не паханы работы в этом направлении. Маргарита, у нас, к сожалению, время ограничено хотя я бы еще продолжил беседу и на эту тему, и на другие, возможно мы сделаем это в наших следующих записях. Какие книги, которые вот Вы как издатель, у Вас огромный опыт работы и с авторами и собственным издательством, Вы посоветуете нашим слушателям, чтобы расширить и свой кругозор как предпринимателя и возможно понять, кто он есть, и ответить на вопрос собственного личного айдентити?

М. Адаева-Датская: Первая книга, если мы говорим о предпринимательстве, которая я считаю должна как учебник быть на столе — это книга «Как преодолеть кризисы менеджмента» Ицхака Идизеса. Он написал очень много книг, просто плюс этой книги в том, что она первая. Она в одном флаконе объединяет все, что потом разрослось. Из недавних книг я рекомендую книгу "Прибыль или рост«потому что всегда, когда компания развивается, встает вопростого — «Я деньги здесь зарабатываю? Я должен сделать фокус на том, чтобы обеспечить прибыльность бизнеса или я все-таки вкладываюсь, чтоб он экспансивно рос?» то вот здесь как бы оказывается, что можно определенной технологией добиться того, чтоб не надо было выбирать, чтобы и то и другое было в фокусе внимания. Это довольно революционный взгляд, но очень важный.

А. Шарков: А кто автор книги «Прибыль или рост»?

М. Адаева-Датская: Питер Лоранж, второгоне помню. Таких книг для предпринимателей на тему того как почитать и зарядиться тем на сколько не стандартно в самых стандартных отраслях люди могут мыслить. Я рекомендую книгу «Маверики в деле». Это как Ричард Бренсон только 32 раза, т.е. там тридцать два кейса написаны таким очень известным исследователем доткомов и я помню, когда первый раз в жизни прочитала Брэнсона, у меня было такое вдохновение! Мне хотелось бежать и что-то делать непременно. Потом как то эта эмоция потихоничку утрачивается и все другое добавляется и вот «Маверики в деле» — книга, которой я была благодарна за то, что эта эмоция как то всколыхнулась, потому что я увидела, что люди способны в условиях жесткой конкуренции находить очень нестандартные решения и это я считаю должно быть вдохновением всем нам..

А. Шарков: Для тех, кто не знает маверики — это что-то типа людей неординарных, изгоев возможных. Это идиома, имеющая определенную историю на английском языке. Маверики — это не фамилия. Друзья, у нас сегодня в студии была Маргарита Адаева-Датская. Мне было очень приятно с Вами побеседовать. Надеюсь, что мы встретимся еще не однократно. Спасибо Вам большое за встречу!

М. Адаева-Датская: Спасибо, что пригласили!

А. Шарков: Меня зовут Андрей Шарков, и Вы слушали программу «Берись и делай». Информацию о встречах вы можете найти на сайте berisidelai.ru и на моей странице в контакте.Удачи Вам и до встречи.

Ширина

В гостях у «Берись и делай» Маргарита Адаева-Датская. Именно она создала издательство Стокгольмской Школы Экономики в России и посвятила ей десять лет своей жизни. Также Маргарита является президентом Advanced Management Institute, совладелицей и издателем BestBusinessBooks, Членом Экспертных Советов по бизнес-литературе и бизнес-образованию, а также Членом Советов Директоров ряда компаний.

Сегодня Маргарита расскажет о своей работе, поделится опытом, полезными советами и своей неисчерпаемой мудростью.

В подкасте:

— О том, чем Маргарита занималась до создания и развития собственных проектов.
— Об успехе, страхе и эмоциях.
— О том, как человеку прийти к предпринимательству и каждый ли может заниматься бизнесом.
— О проблемах российского бизнеса и людей в целом.

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Спасибо за такое большое количество названных книг! Какую книгу Брэнсона посоветуете читать первой?
    24 мая 2012

  • 0
    Артем, в программе называлась основная книга Брэнсона "Теряя невинность". Большинство книг, которые называла Маргарита, можно найти на сайте издательства http://www.bestbusinessbooks.ru/books/vse_knigi/
    "Маверики в деле", "Прибыль или рост", и книги Ицхака Адизеса
    25 мая 2012

  • 0
    Интересный выпуск, будучи идеалистом очень уважительно отношусь к людям"self-made man", и тем более к женщинам!
    28 мая 2012

  • 0
    Очень классный выпуск. Слушал и было стыдно.
    Андрей нужно всегда ввести такую штуку, в любой ваш выпуск ваши герои советовали книги. Я сейчас Миллера читаю у меня просто мурашки по коже идут.
    29 мая 2012

  • 0
    Отличный выпуск! спасибо.. Андрей подскажи пожалуйста, что за партия Прогрессивная РОССИЯ
    29 мая 2012

  • 0
    Денис Шеронов, кто такой Миллер?
    Спасибо, Андрею и Маргарите!
    Очень интересно!
    "Андрея" все также много.
    Можно больше давать гостям говорить.
    30 мая 2012

  • 0
    Очень демотивирующий выпуск. Берись и Фрустрируй!
    20 июня 2012

  • 0
    Прекрасный выпуск. Андрей, спасибо за выпуски, у тебя отличная миссия! Мы сделаем Россию великой!
    5 сентября 2012