Лариса Афанасьева в гостях у «Берись и делай»

0
29 мая 2012
14172 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте. Обычно гостями нашей программы являются предприниматели и бизнесмены, которые достигли определенных результатов в коммерции, бизнесе, но сегодня у нас не совсем обычный гость. Свой потенциал она решила оправдать в социальном проекте. Ее деятельность абсолютно совпадает с концепцией «Берись и делай», потому что область, в которой она работает, очень не простая. Во многом уровень развития нашего общества определяется отношением к социальным проектам и участием в них. Я надеюсь, что этот выпуск будет действительно интересным, я советую его послушать всем, кто занимается бизнесом или хочет им заняться, потому что Вам придется столкнуться рано или поздно с предложением от таких проектов. Я надеюсь, Ваша реакция будет правильной, и пример, озвученный в этом выпуске, будет для Вас созидательным. Это проект «Упсала-Цирк», и у нас в гостях Лариса Афанасьева, директор этого цирка. Здравствуйте.

Л. Афанасьева: Здравствуйте, Андрей.

А. Шарков: Лариса, расскажите, пожалуйста, что такое «Упсала-Цирк», и чем он занимается?

Л. Афанасьева: Это автономная некоммерческая организация социально-культурных услуг. Для нас это название, как и для детей, звучит очень расплывчато и непонятно. Несколько лет назад мы себя определили как единственный в мире цирк для хулиганов. Сначала мы шутили по этому поводу, а сейчас нам приходится справляться с таким громким названием и в рамках этого хулиганить.

А. Шарков: Мне приходит очень много писем, где наши слушатели пишут о том, что развивать предпринимательство здорово, но есть люди, у которых большой креативный потенциал, но им не столь интересна коммерция, сколь социальные проекты. Ваш проект тоже социальный.

Л. Афанасьева: Это не коммерческий проект. Мы живем на гранты, на спонсорскую помощь от фондов, от частных предпринимателей. Я могу Вам сказать, что 5 лет назад мы пришли к тому, что структуру мы должны заимствовать у бизнеса. Я пошла, учиться в бизнес-школу, чтобы понимать, как это организовать. Я все больше понимаю, что у социальной организации и бизнес организации основа одна. Мне очень интересно учиться у людей из бизнеса.

А. Шарков: Я считаю, что и государственное управление должно вестись по тем правилам, которые работают в бизнесе. Бизнес — это управление ограниченными ресурсами. Многие чиновники считают этот ресурс неограниченным. Нужно правильно и бережно к нему относиться и выводить на эффективность любое дело. Вам это удалось сделать в непростой области. Почему Вы не пошли именно в бизнес или какую-либо другую сферу, несвязанную с социальным направлением.

Л. Афанасьева: Я как-то давала интервью и сказала, что я не люблю две вещи: цирк и социальные организации. Мне сложно существовать с ними в чистом виде, поэтому в своей организации я смогла найти тот момент бизнеса, момент энергии и выход на результат. Я люблю свою работу.

А. Шарков: Вы же не всегда занимались цирком. Что было до него?

Л. Афанасьева: Я была студенткой, думала, что буду заниматься режиссурой в театре, но для меня возникла сложность в институте театра. В том, как это образовывается, какие взаимоотношения складываются в театре. Для меня это было бы сложно. Работать с трудными детьми для меня доставляет больше удовольствия.

А. Шарков: Какой у Вас был первый и ментальный шаг в сторону цирка? Что в первую очередь произошло в голове, а потом уже в реальности? Что Вы в первую очередь сделали, чтобы реализовать свою идею?

Л. Афанасьева: Вы знаете, когда мне рассказали про метод цирка для уличных детей, я очень люблю, когда люди владеют методом, и выходят к детям не просто с разговорами, а с инструментом. Когда я узнала про гениальную идею работы с детьми методом цирка, а цирк — это современная уличная молодежная культура, это риск, я поняла, что это можно брать и делать и выходить на качественный уровень. Когда мне предложили работать в этом цирке, я поняла, что не хочу делать социальный проект, я не хочу, чтобы было ощущение жалости к детям, я хочу сделать профессиональные качественные спектакли. Понятно, что за этим стоит большой труд. Первая наша поездка на цирковой фестиваль сразу же принесла результат, потому что это своя закрытая тусовка, а мы сделали там революцию. Людям сказали, что приезжает социальный проект из Петербурга, сразу же возникли стереотипы, что приедут несчастные дети, которые плохо все делают, но им нужно аплодировать. Приехал «Упсала-цирк» и взорвал пространство, нам впервые зал аплодировал стоя. Это была победа, которая нам дала уверенность в том, что мы все делаем правильно.

А. Шарков: В чем фишка? Там дети участвуют в постановках? Чем отличается от обычного цирка?

Л. Афанасьева: Мы не классический цирк. Это умный цирк, где есть одна идея спектакля. С нами работает профессиональный хореограф, который занимается модерн-балетом. С нами работают профессиональные цирковые артисты, которые владеют капойэрой, хип-хопом, акробатикой, жонглированием. С нами работают профессиональные театральные художники. Это спектакль. Мы очень часто участвуем в фестивалях, к нам приходят зрители, и зрители часто удивляются в качестве спектакля.

А. Шарков: Подростки вовлечены именно в сам процесс, то есть они участники?

Л. Афанасьева: Они актеры этих спектаклей. Репетиции в цирке проходят 5 раз в неделю. Мы оставляем им иногда один день, чтобы встретиться с людьми, чтобы сходить в музей, чтобы поучаствовать в интересных мастер-классах, потому что наша цель — не воспитание профессиональных цирковых артистов. Есть этот метод, есть отношение к делу, которое мы хотим делать профессионально и качественно, но при этом наша цель — социализация детей. Для меня социализация заключается в том, что выпускники нашего цирка не будут стоять с бутылками пива в метро в черных одеждах и обвинять всех в том, что у них плохая жизнь.

А. Шарков: Чтобы гопников стало поменьше.

Л. Афанасьева: Да, когда мы говорим, что у нас цирк для хулиганов, ребятам до хулиганов еще расти и расти. Хулиганство и гопничество — две совершенно разные вещи.

А. Шарков: Где Вы берете участников? Это участники других социальных программ или сами занимаетесь привлечением?

Л. Афанасьева: 10 лет назад мы сами входили на улицы, потому что очень много детей было на улицах. Я их учила жонглировать, показывать фокусы, потому что этот опять метод. Астрид ездила на одноколесном велосипеде. Мы выходили на станции метро, приходили на тусовки и набирали наших артистов. Сейчас ситуация изменилась, мы привлекаем ребят из кризисных центров, социальных учреждений, приютов. Наборы происходят редко, один раз в три года. Максимальное количество в группе 15 человек. На сегодняшний момент у нас 4 проекта, и общее количество детей 60 человек. У нас есть единственное в России детское цирковое шапито. Помимо спектаклей мы хотели построить цирковой шатер. Все относились к этой идее скептически, но я отметала идеи, что нужно заниматься в школах, потому что это не красиво. Любого человека должна окружать красота. Вы были у нас в гостях когда-нибудь?

А. Шарков: Нет еще.

Л. Афанасьева: Вы должны к нам прийти. У людей от наших спектаклей происходит некое удивление, и от нашего места тоже. Это красивый разноцветный шатер, пруд, зеленые лужайки. На берегу пруда стоит старинный особнячок, где находится наше офисное пространство, оформленное дизайнерами. Мы находимся на территории бизнес-центра.

А. Шарков: Это где?

Л. Афанасьева: Бизнес-центр «Бенуа», это Свердловская набережная. Архитектор бизнес-центра Чобан — известный немецкий архитектор. Он сделал интересное решение для этого бизнес-центра — это черные стекла, на которых расположены эскизы костюмов «Бенуа». Внутри находится детский цирк, внутри бегают белочки, зеленые поляны, пруд с карпами. Мы сейчас участвовали в «Ночь музеев», к нам приходили много гостей, они все были поражены. Сейчас задача «Упсала-цирка» сделать так, чтобы он стал событием города, как социальный проект. Это уже наше будущее.

А. Шарков: Для организации пространства, инфраструктуры нужны определенные средства. Если эти средства не выделяются федеральным бюджетом, как это делается для многих фондов, то нужно эти средства привлекать. Насколько я знаю, Вы эти средства привлекаете самостоятельно, потому что Вы независимы от каких-то фондов. Здесь работают правила, как в бизнесе. Как Вы обеспечиваете такое финансирование?

Л. Афанасьева: Это нелегко, это очень интересно. Мы понимаем, что история про то, что благотворительность должна вызывать жалость уже не работает. Нам важно предложить нашим спонсорам интересные проекты. Я могу Вам сказать, что сложнее всего найти человека, который понимает, что такой фандрайзинг в России. Можно только надеяться на Божий дар. Последнее наше ноу-хау — разработка сайта www.da-shatru.ru. Человек, который попадает на наш сайт, может приобрести кусочек виртуального шатра. С одной стороны это фан, а с другой стороны это рекламная платформа. Мы все это делаем впервые, есть свои ошибки, но это интересно развивать. У нас есть конкретный проект, мы строим новый шатер для детей. Этот шатер должен быть профессионально оборудован, этот шатер изменяет пространство города, в этом шатер будет много детей, зрителей.

А. Шарков: Я сейчас зашел на сайт. Ваш проект привлекает много внимания. Вполне естественно, что компания, которая жертвует деньги, получает что-то взамен.

Л. Афанасьева: Это партнерские отношения. Мы коммерческим компаниям предлагаем размещение логотипов на самом шатре.

А. Шарков: От какой суммы нужно сделать взнос?

Л. Афанасьева: От 50 тысяч рублей. Чем больше будет этих наклеек на шатре, тем шатер будет интереснее.

А. Шарков: Какой штат компании этого проекта?

Л. Афанасьева: Есть директор сайта, компьютерная компания, которая нам помогла создать этот сайт. У нас есть администратор этого проекта. У нас работает над сайтом около 3 человек.

А. Шарков: А вообще в проекте?

Л. Афанасьева: 12 человек.

А. Шарков: Ведь всем людям нужно платить зарплату. Если компания не генерирует прибыли, то зарплата платиться, в том числе из привлеченных средств. У меня есть опыт поддержки некоторых социальных проектов. Расскажу про негативный опыт. Несколько лет назад, ко мне обратилась компания по специальным олимпийским играм.

Л. Афанасьева: Специальный олимпийский комитет.

А. Шарков: Да. Где основной задачей была помощь организации спортивных мероприятий для сложных подростков, для детей с ограниченными возможностями. Человек так яростно приходил, все рассказывал, моя компания еще находилась далеко не на том уровне, на котором находится сейчас. Я не был тогда за кредитован, все средства, которые были в обороте, были только собственные. Я пожертвовал несколько тысяч долларов и продукции тоже на несколько тысяч долларов. Когда меня пригласили на мероприятие, я был печально удивлен тем, что шоколадки раздавались не детишкам, а были на фуршете, на котором присутствовали местные чиновники администрации, предприниматели. Организаторы лебезили перед чиновниками. Я просто ушел и зарекся таким проектам больше не помогать. Потом ко мне обратилась другая организация, когда они составляли список того, что нужно купить для детей из детских домов. Я перевел несколько тысяч долларов, я получил именное письмо, где были сканы чеков с размерами, местом, где купили, с фотографиями детей, которым это дали. По крайней мере, ощущение реальности происходящего было. У меня не было разочарования. Я знаю некоторые специализированный сайты, на которых есть список нуждающихся, и можно каждому конкретно перевести какую-то сумму.

Л. Афанасьева: Андрей, то, что Вы мне сейчас рассказали, навело меня на такую мысль, в любой сфере есть такие черные овцы. Имидж социальных организаций сейчас неоднозначный, потому что люди приходят непрофессиональные. Мы сейчас говорили с компанией «Yota», чтобы бизнес начал образовывать социальные организации. Любой человек, который хочет заниматься социальными организациями, должен проходить какие-то менеджерские курсы, хотя бы знать их основу. Отчет в виде фотографий — это просто этика, которой можно научиться. Мне жаль, что у Вас был такой опыт, но без него, наверное, невозможно.

А. Шарков: По крайней мере, сейчас я осторожно к этому отношусь.

Л. Афанасьева: Есть такая проблема, когда перед Новым годом детишкам хотят помочь, а потом у них начинаются диатезы. Люди хотят помочь, но не знают, как это сделать. Когда бизнес жертвует миллионы рублей на скульптуры, а дети при этом не знают, как сварить кашу и приготовить яичницу, не понимают, как в этом мире жить. Это про ответственность бизнеса. Поэтому я, пользуясь случаем, обращаюсь к бизнесменам, помогать нужно уметь.

А. Шарков: Лариса, сейчас проект находится в той стадии, когда о нем знают многие, благодаря эффективному пиару в хорошем смысле слова. Какие сейчас стоят основные задачи перед проектом?

Л. Афанасьева: У нас сейчас есть площадка, сейчас нам нужно развиваться. Мы встречались с Московским институтом «Стрелка», которые очень заинтересовались нашим проектом. Новый шатер создан для того, чтобы начать строить социально-культурное пространство для того, чтобы проводить мероприятия. Мы хотим проводить международные фестивали, мы хотим открывать красивые мастерские для детей. Я все больше встречаю молодых предпринимателей, которые хотят развивать. Социально-культурный центр — это план на 5 лет.

А. Шарков: Такие вещи как мастерские, кафе, они будут как-то монетизировать?

Л. Афанасьева: Да, мы хотим, чтобы это приносило прибыль.

А. Шарков: Как Вы смотрите на такой инструмент монетизации, когда совместно с коммерческой компанией делается продукт, в стоимость которого изначально вложена какая-то определенная сумма или процент, который будет отчисляться проекту.

Л. Афанасьева: Мы сейчас работаем над этим с «Панда Фуд».

А. Шарков: С Толиком?

Л. Афанасьева: Да. Мы прорабатываем сейчас идею, что от каждой третьей коробки с лапшой деньги будут отчислять на строительство нового шатра. Люди, которые купили такую коробочку, могут прийти на спектакль «Упсала-цирк» и познакомиться с проектом, получить какую-то информацию. Это первый коммерческий проект. Еще есть идея создания дизайнерских футболок.

А. Шарков: Сколько стоит билет на мероприятие?

Л. Афанасьева: У нас интересная история, мы не продаем билеты, каждый человек после спектакля может пожертвовать деньги. Люди больше жертвуют чем, когда они покупают билет.

А. Шарков: У меня к Вам встречное предложение. Как Вы смотрите на то, чтобы сделать определенную линейку шоколадок, шоколадных наборов, которые может нарисуют Ваши художники. Это будет продаваться с упоминанием о том, что процент с продаж будет идти на «Упсала-цирк».

Л. Афанасьева: А слоган мы сделаем «Берегите хулиганов».

А. Шарков: Можно так. Моя компания занимается тем, что продает неординарный шоколад через интернет.

Л. Афанасьева: Андрей, я была на Вашем сайте. Очень понравилась идея. Давайте подумаем.

А. Шарков: Пользуясь случаем, могу сказать, что это будет социальный раздел. Любой пользователь сможет убедиться, что его средства дошли на счет «Упсала-цирк».

Л. Афанасьева: Я сразу представила, что кусок нашего шатра будет шоколадный.

А. Шарков: Я призываю и другие бизнес-проекты для таких программ.

Л. Афанасьева: Мы с нашими европейскими спонсорами общаемся около 10-12 лет. Они имеют конкретные бонусы, это правильно.

А. Шарков: Есть люди, которые до конца не знают механизмов подобных процессов, видят, что какая-то звезда пожертвовала средства на заграничный фонд, говорят, что они получают льготы и так далее. За границей каждая компания платит налоги, но Вы можете заявить, что Вы считаете, что налоги расходуются правильно, и можете попросить, чтобы сумма Ваших отчислений пошла в поддержку конкретного проекта. Те средства, которые они жертвуют в пользу кого-то, уменьшаются на это значение. По сути, идет прямое целевое распределение собственных налоговых отчислений. В этом я не вижу ничего плохого. Более того хочу, чтобы и у нас так было. Я абсолютно заявляю о недоверии к этому. Я бы с удовольствием поучаствовал в распределении этих денег. Что касается Ваших отношений с госструктурами? Они как-то проявляют участие?

Л. Афанасьева: Мы не хотим взаимоотношений с государством. Я не научилась еще понимать этих людей. Как только мы вступим в такие отношения, мы потеряем нашу свободу, мы потеряем нашу легкость, потеряем возможность фантазировать и развиваться.

А. Шарков: Они сами инициативу проявляют?

Л. Афанасьева: Нас поддерживает комитет по культуре, они дают нам субсидии на международный фестиваль. Мы очень благодарны.

А. Шарков: Можете назвать конкретные лица, которые участвуют в этих комитетах? Мне очень хочется, чтобы наши слушатели понимали, что не все чиновники одинаковые.

Л. Афанасьева: Мне очень нравится госпожа Кучерова, она человек неравнодушный, она человек думающий, мыслящий, внимательный к проектам. Я не думаю, что во всех государственных службах сидят страшные упыри.

А. Шарков: Вы знаете, ситуация как раз такая, что все думают, что если чиновник, то он взяточник, если компания большая, то там все на откатах. Я наблюдаю и другие ситуации. Подонков везде полно, но и хорошие люди есть. Не стоит всех мазать одной краской. Можете Вы назвать компании, которые оказались неравнодушными, это поможет правильно сформировать мнения?

Л. Афанасьева: К нам две недели назад пришли люди из подразделения «Yota lub». Это молодые очаровательные люди, которые вместе с нашими детьми сажали цветы и все это разукрашивали. Я очень благодарна этой компании, потому что они делают очень важные для нас вещи. Отдельные люди это Родион Шишков и Вера Жукова, которые хотят менять и развивать.

А. Шарков: Есть ли в регионах подобные проекты?

Л. Афанасьева: Нет. «Упсала-цирк» единственный социально-цирковой проект в России. В Берлине существуют около 10 таких проектов. Это очень модная методика. Сейчас в немецких школах цирк ставят как урок. В математических классах проходит жонглирование.

А. Шарков: Я проходил курсы по возможностям развития памяти. Преподаватель говорил о важности мелкой моторики. Все задания, которые мы делали в перерывах, были связаны с жонглированием.

Л. Афанасьева: У нас есть воспитанники коррекционных школ, двое ребят после 5 лет занятий в нашем цирке, поступили в высшие учебные заведения. Помимо цирка дети занимаются английским языком, русским языком и литературой.

А. Шарков: Вас интересно было бы транслировать свой опыт на другие регионы? Нас сейчас могут слушать люди из других городов, которые хотели бы реализовать свой опыт и потенциал в социальных проектах, но одновременно делая добро и реализуя себя, получая определенной вознаграждение. Ваш пример показывает, что можно удачно комбинировать и реализацию такого потенциала, и добиваться успехов в такой области.

Л. Афанасьева: Мы уже готовы.

А. Шарков: Друзья, Вы услышали сейчас открытость представителя «Упсала-цирка», если Вы хотите брать и делать в этой области, то контакты «Упсала-цирк» можно найти на сайте www.upsala-zirk.ru. Лариса, я обещал нашей общей знакомой, что я Вас отпущу вовремя.

Л. Афанасьева: Алена предложила рассказать об «Упсала-цирк», а я ей предложила на конференции научить показывать фокусы. Поэтому сегодня мы будем проводить с «Сбербанком» цирковой мастер-класс.

А. Шарков: Я тоже с ними проводил мастер-класс. Очень приятно видеть лица и глаза детей, которые видят какую-то альтернативу. Мне хочется, чтобы люди старались улучшать то, что их окружает через себя, транслируя свой опыт. Лариса, спасибо за то, что пришли к нам в программу.

Л. Афанасьева: Спасибо.

А. Шарков: Я надеюсь, мы с Вами еще увидимся в студии и в других местах. О шоколадках мы поговорим отдельно.

Л. Афанасьева: Да, приходите к нам в гости.

А. Шарков: Друзья, вы слушали первый социальный выпуск нашей программы. Следите за деятельностью «Упсала-цирк». Меня зовут Андрей Шарков. Это была программа «Берись и делай». Всем удачи и до встречи.

Л. Афанасьева: До свидания.

А. Шарков: До свидания.

Ширина

В гостях у «Берись и делай» Лариса Афанасьева, директор «Упсала-Цирка» www.upsala-zirk.ru, www.da-shatru.ru/,Vkonakte/upsalazirk. Лариса решила реализовать свои идеи и желания в социальном проекте. Эта область довольно непростая и с ней рано или поздно может столкнуться любой предприниматель, т.к. предложения о сотрудничестве с подобными проектами приходят довольно часто. И, конечно же, участие в социальных проектах определяет уровень развития современного общества. Надеемся, что опыт нашей героини окажется для вас полезным в будущем и настоящем.

В подкасте:

— Что такое «Упсала-Цирк».
— Как пришла идея создать социальный проект.
— О концепции проекта.
— О социальных организациях в целом.
— О планах проекта на ближайшее будущее.
— О партнерстве с социальными проектами.

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Андрей как всегда на высоте! Здорово!
    29 мая 2012

  • 0
    Андрей, спасибо за подкаст!
    30 мая 2012

  • 0
    Лариса, спасибо Вам большое за Вашу работу. Вы делаете такой вклад в будущее! Я был когда-то командиром стройотряда в институте. И нам в обязательном порядке давали в отряд несколько подростков-сирот. Они сейчас уже стали взрослыми людьми, но прежнему мне звонят и говорят, что если бы не наша работа с ними, то они закончили бы свою жизнь в тюрьме, в лучшем случае.
    Андрей, спасибо за прекрасную гостью и подкаст. Успехов Вам!
    26 июля 2012