Анастасия Гамаюнова в гостях у «Берись и делай»

0
5 июля 2012
16421 прослушивание

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте. Меня зовут Андрей Шарков, и Вы слушаете новый выпуск программы «Берись и делай». Сегодня у меня в гостях Анастасия Гамаюнова. Доброе утро.

А. Гамаюнова: Доброе утро.

А. Шарков: Анастасия — основательница PR-агентства «Сарафан PR». Анастасия, расскажите, пожалуйста, что такое «Сарафан PR»? Чем Вы занимаетесь?

А. Гамаюнова: Агентство «Сарафан PR» занимается пиаром и только пиаром. Мы в основном ориентируемся на культурную сферу, на культурные события в Петербурге и в Москве. В Петербурге в большей степени, в Москве в меньшей. Занимаемся, в том числе и федеральными проектами, если это необходимо. Мы занимаемся media relations, взаимодействуем со средствами массовой информации, занимаемся guests relations, это специальные гости на тех или иных мероприятиях. Мы занимаемся пресс-турами, пресс-конференциями, всем блоком работ, которые связаны со средствами массовой информации. Мы занимаемся креативом, социальными медиа, которые на сегодняшний день максимально популярны и востребованы. Если необходимо, то можем брать проекты «под ключ», заниматься каллиграфией, креативом, чем угодно, в том числе и production, но для этого мы привлекаем какие-то сторонние ресурсы. То есть все, что можно вместить в понятие пиар, мы стараемся этим заниматься и заниматься хорошо.

А. Шарков: Как давно работаете на рынке?

А. Гамаюнова: Конкретно как компания «Сарафан PR» мы на рынке существуем с 2010 года.

А. Шарков: То есть относительно свеженькие?

А. Гамаюнова: Свеженькие.

А. Шарков: Сколько человек в компании работает?

А. Гамаюнова: На сегодняшний день штат компании 4 человека, но под каждый проект в зависимости от его масштабов мы привлекаем фрилансеров, сторонние ресурсы. С нами постоянно работают дизайнеры, копирайтеры. То есть штат по самому большому проекту может составить человек 8. Если мы включаем production, то количество человек может быть неисчислимо.

А. Шарков: Перед нашей записью я зашел на Ваш сайт и посмотрел Ваших заказчиков и увидел очень серьезные компании: Мегафон, сеть отелей и других авторитетных заказчиков. Я так понимаю, не сразу удалось выйти на такой уровень. С чего все начиналось? И вообще, почему Вы решили заниматься именно пиаром, а не чем-то другим?

А. Гамаюнова: Создавали мы агентство втроем. Я, Саша Шевченко, Юля Чай. Мы создавали агентство, и пришли к этому после ряда работы в огромном количестве компаний. Мы всегда работали, к нам приходили наши друзья и просили помочь им. В какой-то определенный момент мы дошли до точки невозврата и поняли, что необходимо создавать свое агентство, что это экономически выгодно.

А. Шарков: Вы произнесли только что про точку невозврата, у каждого она своя. Как Вы почувствовали, что это точка, и Вы сейчас в ней находитесь?

А. Гамаюнова: Вообще развитие компании «Сарафан PR» и меня как специалиста в сфере пиар происходит поступательно. Я в какой-то определенный момент открыла глаза и поняла, что все этому способствует. Ничего такого особенного не происходило, это было абсолютно логично. Я поняла, что настал тот день. Мы долго думали и мечтали о том, что было бы здорово создать агентство. Все оказалось совершенно не сложно. Мы просто взяли и оформили юридическое лицо. Это все абсолютно гармонично.

А. Шарков: Страшно не было оставлять неплохое рабочее место, стабильность?

А. Гамаюнова: Нет.

А. Шарков: Социальные гарантии? Нужно же платить зарплату, аренду и все остальное, делать много того, чего раньше делать не приходилось?

А. Гамаюнова: У нас всегда было достаточно большое количество проектов, когда мы работали под руководством каких-то сторонних людей. Как только мы создали агентство, мы уже имели несколько подрядчиков, несколько заказчиков. Опять же повторяюсь, что экономически выгодным это представлялось и представляется до сих пор.

А. Шарков: Проф. деятельность остальных участников проекта связана с рекламой или все из разных сфер?

А. Гамаюнова: Нет, все из пиара. Саша начинала работать в клубе «Бар. СПб», работала в «Red Club», в клубе «А2». Юля и Саша работали в «Светлой музыке». Юля работала в «Этажах». У каждого еще было огромное количество проектов, которые были на фрилансе, потому что никто не мог существовать только в рамках своей основной работы. У меня тоже достаточно большое портфолио, но оно никогда не было связано с музыкой до работы в клубе «А2». Я работала в разных сферах. У всех был большой опыт работы, но я все время мечтала работать в какой-то музыкальной сфере, и так получилось, что после того, как освободилась в клубе «А2» вакансия, меня туда позвали работать. Таким образом, я начала работать в этом клубе, после этого был еще клуб «Космонавт», который принадлежит тем же самым учредителям. Я осуществила свою мечту, после этого стала создавать агентство «Сарафан PR».

А. Шарков: Профильное образование вообще есть у кого-нибудь? Или все самоучки?

А. Гамаюнова: Профильное образование есть у меня. У Юли журналистика, у Саши социология или туризм. На самом деле, это не важно, потому что я считаю, что пиар — это подвижная живая структура. Образование, которое я получила в институте, оно мне ничего не дало. Я недавно давала интервью и отвечала примерно на те же вопросы и могу повторить, наверняка, без института я бы не прочитала «Гомера» и еще кучу разных интересных книг, но что касается именно специальности, я абсолютно ничего не получила.

А. Шарков: Я с Вами согласен. Есть те, кто прописал какие-то правила, им просто сказать больше нечего. Меня удивляет, когда в такой достаточно креативной отрасли те, кто считают себя экспертами и имеют право преподавать, больше обращают внимание на поля, нежели делают акцент на каких-то своих достижениях. Их просто нет. Достижения есть у людей, которые сами пробиваются, при этом, не обращая внимания на поля, делая зачастую всю не так, делая все наперекор. Именно своей оригинальностью они и пробивают себе дорогу.

А. Гамаюнова: Да, именно так. Преподаватели, которые были у меня, они не практиковали. Это была самая большая ошибка. Когда я сдавала диплом, я писала диплом «Коммуникативные стратегии в шоу-бизнесе на примере музыкального коллектива». Я пришла, у меня был отличный диплом, у меня спросили про репортажи на MTV, что это такое. Мне это нравилось, я фанатела о того, что я делала, я очень быстро написала диплом. Потом даже мой научный руководитель сказал, что у меня классный диплом. Я очень рада, для меня это было важнее, чем получить какую-то оценку. Я получила «4» за диплом, просто потому что мне не поверили, что я сделала все сама.

А. Шарков: Вы знаете, это стабильная проблема. Когда я сдавал свой диплом, я делал его по живому проекту, который мне уже приносил деньги. Преподаватели почему-то думали, что я все это взял с потолка, что я все это нарисовал и выдумал. В отличие от своих одногруппников это была не виртуальная история, а вполне реальная. У них просто в голове не укладывалось, перед ними стоял молодой человек 23 лет и говорит о серьезном бизнесе, который работает, что он там делал все совсем по-другому, не так, как его должны были учить, он практик, а они нет. Это многих задевало. Была какая-то обида. Это стабильная проблема. Я предлагаю молодым людям не обращать на это внимание, а просто брать и делать, как хочешь, как получается.

А. Гамаюнова: Образование получать необходимо — это факт, но если Вы хотите получить образование в пиаре, то получайте, но параллельно ходите на семинары, на тренинги. Это будет перестраивать Ваше понимание и принесет пользу.

А. Шарков: Вы знаете, буквально позавчера был на форуме «Ладога» — это такой областной питерский Селигер. У меня спросили, как я отношусь к консалтинговым услугам, имеет ли смысл к ним обращаться. Я сказал, что если человек не практик и не отвечает за свои слова деньгами или конкретными деньгами, это шарлатанство. Обращаться надо к человеку, который сделал что-то конкретное, тогда такую консультацию можно считать экспертной и чего-то стоящей. У нас в образовании много людей, которые имеют статусы, регалии, но не практиковали. Не будем на этом долго зацикливаться, вернемся к бизнесу и к началу Вашей деятельности. Я так понимаю, у Вас уже были определенные заказчики перед тем, как Вы официально стали предпринимателем со своим юридическим лицом, с тем, что можно назвать компанией. Мне этот путь кажется правильным, когда перед тем, как вписываться в эту историю, наработать заказчиков и сдавать компанию под заказчика. Это такая подстраховка. Я сейчас занимаюсь парусным спортом, правила, которые работают при управлении яхтой, проецируются на жизнь. Есть такой момент, когда ты переходишь с одного ветра на другой парус, ты разгоняешься и пока есть инерция, ты должен парус переставить, пока лодка не потеряла ход, ты подхватываешь ветер и плывешь дальше. Здесь то же самое, ты работаешь где угодно, но потихонечку начинаешь делать то, что тебе нравится, что тебе интересно, где ты видишь свое развитие дальнейшее. Нарабатываешь клиентов, оказывая консалтинговые, подрядные услуги, пока это есть, эту инерцию поймать и быстренько перейти со своего текущего места работы, организовать юридическое лицо, набрать единомышленников и работать уже в этом направлении.

А. Гамаюнова: Да. Но в тоже время никто не знает, когда закончиться тот ветер, который перестанет дуть. Это один из 100 аргументов, от которого страшно.

А. Шарков: Конечно, поэтому я и спросил с самого начала, не было ли страшно. Когда Вы работаете уже не в статусе профессионала, но и в статусе предпринимателя, появляются другие ситуации, связанные с администрированием этого бизнеса. Иногда креативная составляющая начинает перекрываться административными делами. Не произошло ли такого у Вас, когда нужно было делать договора, отвечать по ним, бухгалтерия, работа с подрядчиками, оплаты, просрочки, задолженности, это все отвлекает от креатива?

А. Гамаюнова: Нет, это занимает не так много времени. На самом деле намного проще существовать с какой-то юридической основой, чем без нее. Когда мы начинали работать вместе, но не являлись агентством, у нас были подрядчики, и нам мешало наладить с ними отношения отсутствие юридической формы. Были подрядчики, которые нам не выплачивали деньги, у нас были связаны руки, потому что у нас не было ни договора, ни печати.

А. Шарков: За наличные работали?

А. Гамаюнова: Да, работали за наличные деньги. И в одном из проектов нам сказали, что нам ничего не выплатят. Мы понимаем, что человеку невозможно донести, что мы не инженеры, при этом мы не можем юридически обосновать свою правоту. Это как раз был тот аргумент, который простимулировал появление юридической формы. Потому что с юридической формой намного проще, люди бояться печати. Все бумаги, конечно, можно сжечь, и в суд никто не пойдет, но суть в том, что все-таки это организует. Не такие сейчас нужны большие вложения, чтобы организовать юридическое лицо, нанять бухгалтера. Я сама разобралась в документообороте. Это не сложно, если ты этого хочешь. В какой-то момент мы поняли, что нам нужно обратиться к услугам бухгалтера. Бухгалтер стоит не дорого, можно попросить помощи, чтобы он сходил в пенсионный фонд. Поэтому с юридической формой существовать намного проще, поэтому лучше создавать ее сразу.

А. Шарков: Очень часто, когда предприниматели шли таким путем, то есть занимались конкретным делом, а не придумывали его, в какой-то момент поток заказов исчезает и нужно искать новых заказчиков. У Вас настала эта стадия? Или сарафан продолжает работать и привлекает каких-то клиентов? Или появился отдел продаж? Если появился, как он работает? Как Вы привлекаете клиентов на такую достаточно непростую услугу?

А. Гамаюнова: К счастью мы не привлекаем самостоятельно, люди приходят к нам сами. Ни разу не было промежутка времени, когда у нас не было заказов. Мне как-то боязно и немного стыдно перед собой, что я уже неделю встаю в 11 часов утра, но я понимаю, что скоро это закончится. К счастью какая-то звезда ведет. Мы работаем только на входящие.

А. Шарков: Не стоит опережать события, все правильно. Сколько сейчас проектов Вы ведете?

А. Гамаюнова: Конкретно сейчас я совершенно недавно закрыла большой проект, который называется «Большие игры Мегафона». Заказчиком этого проекта была большая компания «Модуль Про», они выиграли тендер на сопровождение компании Мегафон в рамках этого проекта. Они возят по всем городам России активности до дня Олимпиады. Кто был на Исаакиевской площади в День города, могли убедиться, что это нестандартная форма городского праздника. Было ужасно интересно, ужасно красиво, когда мотофристайлеры летали над Исаакиевской площадью. Я была менеджером этого проекта, я его закрыла пару недель назад, сейчас дописываю отчеты. Сегодня мы уже занимаемся проектом, который называется «Велоночь». Ребята по всему миру: в Риме, в Лондоне,, в Санкт-Петербурге, в Москве проводят «Велоночь». Суть в том, что люди ведомые эфиром радиостанции проезжают какой-то определенный маршрут в определенном городе, им рассказывают об архитектурных особенностях. Это все происходит ночью. Нас поддерживает город, Итальянское консульство. В общем, очень интересный проект. Мне он интересен тем, что я еще велолюбитель.

А. Шарков: Я тоже кстати.

А. Гамаюнова: В пятницу, субботу, воскресенье грянет проект, к которому мы готовимся уже полгода. Для нас это очень большой проект, очень приятные заказчики «Артмания». Они делаю мероприятия по нескольким городам России. Это текущие проекты, которые есть сейчас.

А. Шарков: Какие услуги в рамках этих проектов Вы оказываете организаторам?

А. Гамаюнова: Можно разобрать это на примере. Мероприятие очень интересно петербуржцам и оно имеет очень широкий культурный подтекст. Большой фронт работы на входящие со стороны средств массовой информации, обработка информации, правильное внесение информации. Мы работаем со средствами массовой информации: телевидение, радио, печатная пресса. Мы оказываем консалтинговые услуги по размещению рекламы, потому что ребята находятся в Москве. Мы не любим работать с размещением наружной рекламы, но делаем это хорошо.

А. Шарков: Как это происходит? Вам сначала выделяется бюджет, и Вы его распределяете по каким-то носителям? Или Вы предлагаете какой-то план, он утверждается, и под него выделяют уже бюджет?

А. Гамаюнова: Мы предлагаем план, план утверждается всеми. Если люди стремятся к тому, чтобы им оказывали консалтинговые услуги, если они доверяют своему подрядчику, то обычно проблем никаких нет. Выделяется бюджет, потому что «Артмания» прекрасно понимает какие у них бюджеты на рекламу. Сейчас у них подключился еще один спонсор в проект, мы сразу же все перекроили. Это абсолютно подвижная структура.

А. Шарков: Я сейчас в разделе «Проект» на Вашем сайте читаю список услуг. «Привлечение максимально влиятельных СМИ в качестве информационных партнеров проекта, создание информационной насыщенных интересных материалов для СМИ», то сеть получается, у Вас есть копирайтеры, которые пишут тексты, рассылают их. Вообще чем отличается просто отправка пресс-релиза в СМИ от полноценной работы с теми же самыми СМИ?

А. Гамаюнова: Тем, что мы понимаем, что мы делаем и кому что отсылаем. Если речь идет о конкретном проекте «Большие игры Мегафона», то на этот проект писалось несколько пресс-релизов, был охват под категории СМИ. Это городские досуговые СМИ, деловые СМИ, автотематика. Все эти люди должны получать совершенно разные пресс-релизы. Человек, который работает в журнале «Ваш досуг», он будет читать пресс-релиз не так, как журналист на сайте «Состав,ру». Мы понимаем, кто эти люди, мы отправляем им релизы, мы работаем с ними.

А. Шарков: Как регламентируется в договоре оценка эффективности пиар-агентства?

А. Гамаюнова: Это очень сложный вопрос. Кто-то не просит и, в общем, делает правильно. Потому что пиар оценить фактически невозможно. Бизнесмены хотят видеть цифры.

А. Шарков: Очень хочется.

А. Гамаюнова: На самом деле, от этих цифр толку абсолютно ноль.

А. Шарков: Какие критерии эффективности?

А. Гамаюнова: Это улыбка на лице заказчика. Что касается цифр, то существует два метода. Они абсолютно стандартные: пира value и подсчет количества контактов. В пиар value подсчитывается эквивалент коррелирующей рекламной стоимости. В основном те заказчики, которые к нам обращаются и работают с нами постоянно, они не требуют этого.

А. Шарков: Для «Мегафона» мы понимаем, что это исключительно имиджевая история, они никогда не подсчитают конверсию от такого мероприятия. У «Усадьба джаз» платный вход, правильно?

А. Гамаюнова: Да.

А. Шарков: Это конкретно коммерческий проект для организаторов.

А. Гамаюнова: Да, конечно.

А. Шарков: Поэтому от каждого вложенного рубля они хотят получить отдачу. Здесь уже возникает момент конверсии. Тут они понимают, то они вложили в пиар столько-то и у них есть конкретная отдача с этого мероприятия, и она весьма измерима.

А. Гамаюнова: Что касается «Усадьба джаз», это как «Стерео лето». Мы занимались «Стерео лето» в том году. Вы понимаете, что если пойдет дождь на мероприятии, то пиарщик может хоть взорваться.

А. Шарков: Да, все это умножается на ноль.

А. Гамаюнова: Да, форс мажоров может быть 4 миллиона и при этом если заказчик удовлетворен работой пиарщика в течение всего проекта, то, скорее всего претензий никаких не будет. Иногда бывает, что ты занимаешься мероприятием, на него приходит мало людей, все ищут тысячи причин, но к пиарщику никаких претензий. Я могу в любой момент дать отчет, сделать подборку статей, которые вышли.

А. Шарков: Какие основные затраты в Вашей деятельности?

А. Гамаюнова: У нас есть бытовые затраты, мы содержим офис, сотрудников, что касается бизнеса. Что касается проектов, то это курьерская рассылка, копирайтеры. Расходы могут быть какие угодно. Может быть ноль расходов, а может 2/3 от проекта составлять только расходы.

А. Шарков: Этот вопрос был задан в дополнение к вопросу о стоимости креатива. Понятно, что оценка может быть субъективной. Как у Вас происходит вопрос ценообразования? Какие встречаются препятствия или понимание со стороны заказчиков, когда Вы озвучиваете ту или иную цифру? И какие это цифры?

А. Гамаюнова: Все очень подвижно, лояльно. В основном мы до какого-то креатива ставим определенную цену. Мы говорим, что будет разработана некая концепция, накидываем эту концепцию, предоставляем стоимость услуг. Если мы понимаем, что к нам пришел фестиваль фильмов, который мы не можем не взять, руки чешутся, то мы поставим лояльную цену. Если к нам пришел большой клиент, то мы понимаем, что мы можем поставить максимальную цену. Хорошо, что существуют и те, и другие заказчики, они позволяют нам балансировать. Мы можем заниматься проектами, которые нам очень нравятся или которые нам приносят доход. В основном заказчики, которые приносят меньшие деньги, живут все в Петербурге, а заказчики из Москвы приносят деньги. Мы понимаем, что живем в Петербурге, какими-то проектами мы нарабатываем себе контакты. Это живая история.

А. Шарков: Если третья категория клиентов имиджевая? Которые просто являются яркой строчкой в Вашем портфолио, которые являются заманухой для других клиентов?

А. Гамаюнова: Да, конечно. Таких клиентов очень много, таких проектов 80%. При этом мы умудряемся делать так, что платим зарплату.

А. Шарков: Я многим рекомендую сделать подгон. Я сейчас продолжаю так делать. Если вернуться к разговору о цифрах, сколько примерно стоит Ваши услуги на конкретном примере?

А. Гамаюнова: На конкретном, скорее нет. На сегодняшний день мы не позволяем себе вести проекты, которые стоят меньше 80-100 тысяч рублей за проект. Максимальная цифра, которая была, примерно 400 тысяч рублей. Суть в том, что на сегодняшний день мы не позволяем себе работать с проектами ниже по ценнику в отличие от прошлого года. Потому что мы геометрически прогрессируем.

А. Шарков: Это нормально, компания эволюционирует.

А. Гамаюнова: На сегодняшний день есть еще такая история, как демпинг.

А. Шарков: Я хотел об этом поговорить. Расскажите, пожалуйста. Сейчас каждый второй школьник считает себя пиарщиком. Насколько это серьезная угроза? Не дискредитируют ли такие пиарщики отрасль?

А. Гамаюнова: Нет. Каждый занимается на фрилансе тем, чем он занимается. Если он сейчас не пришел к тому, что эти услуги стоят на рынке дороже, то он придет к этому потом. У нас есть хороший пример, когда мы просто общались с людьми, которые делают свое дело хорошо. Мы понимаем, что это конкурентная среда. Но если ты решил делать то, что ты делаешь, ты все равно будешь это делать, только поставь цену на свою услугу, приближенную к рыночной стоимости. Мы встречались с некоторыми людьми и говорили, что в курсе ли они вообще, сколько стоят их услуги. Некоторые говорили, что не могут позволить себе поставит такую цену. Те, кто делает плохо, они сами по себе уйдут с рынка. В Петербурге очень мало людей, которые являются большими конкурентами. Те, кто ими являются, мы стараемся с ними дружить.

А. Шарков: Кого Вы можете назвать своими друзьями?

А. Гамаюнова: На сегодняшний день мы являемся друзьями и работаем в одном и том же направлении со Светой Мельниковой. У нее тоже есть небольшое агентство. Мы знаем, что они делают работу хорошо. В общем, хотелось бы ровнять себя на пиар-отделы крупных компаний.

А. Шарков: Вы сказали про пиар-отделы крупных компаний, как Вы считаете, для среднего и малого бизнеса нужно создавать свои отделы или делегировать это другим компаниям? Или выделить это в отдельную структуру?

А. Гамаюнова: Это здоровый путь. Недавно я общалась с соучредителем «Модуль Про», который создал за 5 лет огромную структуру. Они получают тендеры от огромных компаний, Мы как раз общались с ним на эту тему. Но не так много компаний в Петербурге, которые могут работать на большие компании.

А. Шарков: Да, так и есть. Анастасия, может дать пошаговую инструкцию для тех людей, которые всерьез задумываются о создании пиар-агентства?

А. Гамаюнова: Нужно давать себе стопроцентный отчет в том, что ты делаешь. Нужно ли тебе это или нет. К человеку должно сначала прийти понимание того, что он хочет это. Он должен понять, что по-другому он не может. Если Вы пришли к этой точке, то Вы будете это делать. Просто делайте и не бойтесь того, что Вы делаете. Вы в любом случае будете совершать ошибки, наступать на одни и те же грабли. Будьте супер уверенными, даже блефуйте. Это иногда невероятно помогает. Идите узнавайте, ломитесь , стучитесь, общайтесь с людьми, доносите до них информацию. Очень большая проблема в том, что люди делают что-то, а вокруг них даже друзья не знают, что они делают. Доносите информацию о том, что Вы делаете. Если Вы поняли, что хотите создать свое пар-агентство, Вы должны понять, нужен ли Вам кто-то рядом. Найдите того человека, с которым Вам будет комфортно существовать. Создайте юридическую структуру, поймите, как обращаться с документами. Набор шагов очень простой, дальше Вы уже сами поймете, если та самая удача, которая необходима в начале бизнеса, Вам будет светить, то Вас просто вынесет течением вперед.

А. Шарков: Я даже думаю, что правильный софт пиар, это реклама своей компетенции. Если Вы смоли сделать так, что о Вас у знали, то Вы сможет сделать так, чтобы у знали о Ваших клиентов.

А. Гамаюнова: Да, это так. Мы стараемся, чтобы больше людей узнавали нас. Сейчас наши проекты уже говорят о нас. Лучше сначала подумать о том, как продвинуть себя и свое имя, а потом как продвинуть компанию. Потому бизнес персонифицирован.

А. Шарков: Анастасия, Ваш самый крупный клиент, который принес больше всего денег, откуда о Вас узнал? Что это за компания?

А. Гамаюнова: Это была компания «Хайнекен». Они о нас узнали от друзей. Ребята находятся в Москве, но в Петербурге есть представительство, там работает наш приятель, который со мной учился в институте. Социальные сети решили вопрос. Он увидел, что мы делаем. Мы подписали контракт с компанией «Хайнекен», занимались их проектом полгода. Это как раз была та категория заказчиков, которые приносят больше денег, чем удовольствие. При этом мы понимаем, что мы должны относиться к любым проектам с максимальной ответственностью. Мы делали все так, как делали в других проектах. Все остались довольны.

А. Шарков: С госструктурами работаете?

А. Гамаюнова: Что такое госструктуры?

А. Шарков: Комитет какой-нибудь, администрация города?

А. Гамаюнова: Мы сотрудничаем с комитетами, но заказов от комитетов к нам никогда не поступало. Мы недавно участвовали в тендере на пиар сопровождение Face book депутата. Нам сказали, что это отменили.

А. Шарков: Это неудивительно. Это какая-то фигня. Анастасия, в этой отрасли, насколько приемлемы теневые договоренности? Просят ли какие-нибудь откаты?

А. Гамаюнова: Мы никогда не платим откаты. Если человек пришел и говорит, что есть проект, он стоит два рубля, рублю отдаете мне. Это не откат.

А. Шарков: А что это? Благодарность?

А. Гамаюнова: Благодарность. В моем понимании это не откат. Тогда мы понимаем, что если нам экономически выгодно брать проект за рубль, а не за два, то мы с удовольствием отдадим этот рубль другому человеку. Что касается каких-то проплаченных статей, мы так не работаем.

А. Шарков: Я согласен с Вами. Слушай Вас, я понял, что есть PR, GR, FR. Чтобы продавать все что угодно, достаточно понравиться одному человеку.

А. Гамаюнова: Есть еще такая категория заказчиков, с которой нужно работать с точки зрения персонификации бизнеса. У нас был такой клиент Артем Балаев, который был у Вас в эфире. Мне было с ним очень приятно работать.

А. Шарков: Да, действительно очень приятный человек.

А. Гамаюнова: Который в отличие от многих людей, знает, почему он делает каждый свой шаг. Я у него лично очень многому научилась. За что ему благодарна. Мы берем некоторые проекты, потому что нам очень интересно общаться с людьми, которые нам могут дать даже больше, чем мы им.

А. Шарков: Да, я с Вами согласен. Анастасия, у нас потихонечку время подходит к концу. Скажите напоследок, какие книги Вы можете посоветовать по теме?

А. Гамаюнова: Вся информация есть в интернете, подписывайтесь на рассылки. Подписывайтесь на что-то схожее.

А. Шарков: На что Вы подписаны?

А. Гамаюнова: Я читаю в основном в интернете. Я пытаюсь мониторить проекты, которые проходят крупные компании. Анализировать, читать кейсы. Это помогает разобраться детально. Если честно, когда приходит проект, то лучше почитать «Википедию», чем профильную книжку. Больше идей приносит проект, который не нуждается в каком-то креативе. Почитайте «Википедию», она Вам больше даст. «Вирусный маркетинг» интересен.

А. Шарков: Неужели нет какого-то издания, которое произвело на Вас впечатление?

А. Гамаюнова: Есть.

А. Шарков: Я могу сказать, книга Томаса Гэда. «4D Брендинг» на меня очень сильно повлияла. До сих пор все свои проекты я создаю, ориентируясь на эти знания.

А. Гамаюнова: Я прочитала книгу, которая мне помогла понять очень многие стратегии. Книга Артемия Троицкого. Это интересная книга. В некоторой художественной литературе пиара больше, чем в книгах про пиар. Читайте то, что Вам интересно.

А. Шарков: Анастасия, спасибо большое за то, что дали ценные советы нашим слушателям и приняли участие в нашей программе. Я надеюсь, что все услышали правильную информацию. Лично я почерпнул много чего интересного из нашего диалога. Надеюсь, что наши слушатели сделали то же самое.

А. Гамаюнова: Я надеюсь. Спасибо Вам.

А. Шарков: С нами была Анастасия Гамаюнова. Меня зовут Андрей Шарков. Вы слушали «Берись и делай». До свидания.

Ширина

Гостья программы «Берись и делай» — Анастасия Гамаюнова, основательница PR-агентства «Сарафан PR». На данный момент агентство, несмотря на небольшой штат сотрудников, оказывает широкий спектр услуг в сфере PR-коммуникаций и имеет довольно крупных заказчиков. Как Анастасии удалось выйти на столь высокий уровень работы — в сегодняшнем выпуске.

В подкасте:

— Как открыть собственное PR-агентство: первые шаги, концепция развития.
— О ближайших и уже реализованных ярких проектах компании.
— О конкуренции на рынке PR-услуг.

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Интересный выпуск, Андрей молодец, Анастасия супер :)
    5 июля 2012

  • 0
    Интересно! Но по-моему давать из двух рублей один менеджеру, который приносит заказ - это и есть откат. Даже если два рубля - это все равно экономически целесообразно для Вашей фирмы.
    27 июля 2012

  • 0
    Одна вода. Что же может быть откатом?! Ничего полезного. Шокировал совет читайте википедию. Один из самых нудных выпусков. Не удивительно что их сайт уже не работает.
    20 января 2013