Создание высокотехнологичной компании с нуля

0
9 октября 2012
22120 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

А. Шарков: Здравствуйте, меня зовут Андрей Шарков, и вы слушаете программу «Берись и делай». Программа о предпринимателях, которые сделали свои компании с нуля. И сегодня у меня в гостях Андрей Медведенко. Андрей, здравствуй!

А. Медведенко: Здравствуй!

А. Шарков: С Андреем мы познакомились осенью прошлого года. Почти год назад это было?

А. Медведенко: Наверное, да!

А. Шарков: Да, да, да. Когда в ЛДМе было мероприятие под громким пафосным названием, тогда мы и познакомились. Андрей занимается контрактным производством электроники и возглавляет собственную компанию под названием «Гранd PCB». Андрей, расскажи, пожалуйста, что такое контрактное производство электроники. Я думаю, нашим слушателям не до конца ясно, что это такое.

А. Медведенко: Контрактное производство электроники — это физическое производство электронных модулей по разработкам заказчика. Т.е. есть предприятия, в которых есть инженер, который на компьютерах разрабатывает некие устройства, которые надо потом реализовать. Соответственно присылает нам техническое задание, а мы на основании технического основания делаем модули.

А. Шарков: Т.е. модули похожи на платы, которые интегрируют в компьютеры.

А. Медведенко: Только это идет не в компьютер. Но в принципе, да. Идут комплектации — микросхемы, резисторы, транзисторы — все возможное с электронной начинкой, дальше пайка. Т.е. из некого, скажем, бумажного проекта, это вырисовывается в некое осязаемое устройство.

А. Шарков: Для некоторых наших слушателей, я поясню, особенно, думаю, для женской аудитории это будет полезно — если с вашего компьютера снять корпус, то вот зелененькая штучка — это основа на которой бегают дорожки и разные шарики присутствуют — это и есть та самая плата, то самое устройство и модули, которые делает компания. Т.е. самый простой образец модуля — это модули оперативной памяти.

А. Медведенко: Да, это тоже плата, там есть ряд микросхем, такая линейка-плата, на ней микросхема.

А. Шарков: Правильно ли я понимаю, что есть универсальные какие-то модули, допустим для каких-то бытовых, гражданских объектов, будь то телевизор, компьютер, которые стандартизировано имеют четкое название, а есть заказчики под которых нужно разработать, интегрировать в их устройство и это не стандартное решение

А. Медведенко: Да, это то, что делается под заказ. Если нужна в компьютер материнская плата, ты идешь и покупаешь. Это стандартно, сотнями тысяч выпускается на заводах. А здесь — это когда людям надо, хотя тоже бывают серии тысячные, когда их разработка, например системы безопасности, допустим, те же турникеты, все знают эти вертушки, туда идет электронная начинка. У нас есть такие заказчики, которые выпускают те же турникеты, они у нас заказывают эту электронную начинку, а железо они все делают на стороне у себя. Установка, продажа — это их задача.

А. Шарков: Было интересно, как делаются подобные устройство, они адаптируются по существующей технологии решения, либо под них что-то делается. Оказывается, такие компании как у тебя решают эти задачи. И ты знаешь, звучит настолько технологично, настолько сложно, что в моем понимании производство вот такой высокотехнологичной продукции и это что-то на уровне Microsoft Intel.

А. Медведенко: Это глобальные компании мирового значения, мы гораздо меньше.

А. Шарков: Расскажи, как все это начиналось и что представляет твое производство?

А. Медведенко: Начиналось все банально. Я насколько помню себя, всегда хотел иметь что-то свое. Но денег ни на что не было, поэтому я поработал менеджером по продажам в разных организациях, много чего продавал и машины, и сайты пытались делать, и искал заказчиков. И в итоге пришел в похожую компанию. Т.е. моя история, как я говорил, банальна. Я 2,5 года отработал менеджером по продажам, разобрался, что это такое, чем занимаются, в компании, которая занимается контрактным производством электроники. Получил некоторых своих заказчиков, которые со мной работали. Менеджером я был не очень плохим, за первый год я сделал 200 % плана.

А. Шарков: Да, это показатель!

А. Медведенко: Потом я понял, вернее я считал, что я ничем не хуже основателя той компании, решил попробовать сам. Открыл юр. лицо, первое время занимался чистым «купи-продай», т.е. у меня были заказчики, плюс я отдельно искал других и получал заказ на свое юр. лицо, передавал в другую организацию и дальше получал результат и продавал, т.е. это было начало.

А. Шарков: У меня то же самое. Прежде чем открыть производство шоколада, я делегировал производство другой компании, но продавал под своим брендом.

А. Медведенко: Да, то же самое. Правда, тут надо немножко разделить нас. Дело в том, что электронный модуль состоит из трех частей: первая — это подложка, печатная платы, второе — это соответственно сама комплектация. Опять же мы делаем все по ТЗ заказчика, т.е. какие закладывает туда заказчик компоненты, такие мы должны поставить. Соответственно у нас в Росси делается довольно мало, хотя есть все-таки отечественное производство электронных компонентов, т.е. в основном это было закупка импорта — это Америка, Европа, Китай. И третий этап — это пайка, т.е. соединение в один модуль. Что касаемо печатных плат у меня изначально был инженер, который их обрабатывал, потому что то, что приходит от заказчика надо еще привести в определенный вид. У меня был сразу инженер, с которым мы познакомились в той ж организации, он пошел сначала мне на подхват, потом все больше и больше, затем перешел ко мне. Соответственно, печатные платы мы делаем в Китае, правда и в России тоже на производствах, хотя это довольно сложное производство, там требуется определенное оборудование, и вообще это довольно сложно — сами подложки. В основном так все так и делают. Мы возим оттуда. Вот эту часть я делал изначально сам. Т.е. я сам связался с заводами, сам начал размещать заказы, сам начал решать вопросы по логистики, т.е. это полностью было все мое до нуля, я знал только общий принцип и знал, где искать заказчиков. Соответственно, то, что пайка, сборка, монтаж отдавал на сторону, закупка электронных компонентов тоже на сторону, т.е. у организаций, кто этим занимается. Вложения мои были первые это 10 тыс. руб. на регистрацию юр. лица. Плюс минус.

А. Шарков: Ну плюс минус это так и стоит.

А. Медведенко: Все у меня шло. Благо, все что мог на тот момент — это позволить по 100% предоплате , поэтому я получал чужие деньги, на них соответственно и делал. Поэтому в принципе больше никаких вложений своих не пришлось делать своих.

А. Шарков: Моя любимая схема.

А. Медведенко: Скажем так, я поставил дома у себя компьютер, поставил МФУ, т.е. у меня был в одном факс, принтер, копир и я где-то около двух лет, наверное, сидел у себя дома просто на телефоне, компьютере, т.е. электронная почта ну и мотался сам на своей машине, т.е. ездил к заказчикам — развозил, получал, отвозил на монтажное производство и д.т.

А. Шарков: Ты знаешь, в этой истории, к сожалению, не так много производственников, поэтому твой пример, особенно ценный. Я сам производственник, ты знаешь, но у меня продукты маркетинговые, больше имеджевые, у тебя продукт высокотехнологичный, и впервые передо мной сидит человек, который занимается производством именно вот таких компонент, тем более сделал это все с нуля абсолютно. Тебе скажу даже более того, у меня нету вообще никакого представления о структуре и объеме рынка на такой товар, но у тебя это появилось во время работы в компании, в которой ты был менеджером, я так понимаю. Но вот сам переход именно от продаж к производству в этой сфере, пока что мы с тобой еще не развернули эту тему до конца, кажется ну очень сложным, потому что одно дело продавать какую-нибудь там полиграфию или пищевые продукты, а там где речь о каких-то там возможно нанотехнологиях — это уже совсем другая история. И в какой момент все-таки ты решил перейти от продаж, к тому же я так понимаю, они у тебя неплохо шли, именно к созданию производства. У меня вот есть свой ответ на этот вопрос. Какой он у тебя?

А. Медведенко: Ответ довольно простой. С одной стороны — проще перепродавать, а с другой стороны это сложнее, просто когда у тебя свой цех, ты сам контролируешь какой заказчик важнее, какой не важнее, что чуть подвинуть, что это плюс куча разных косяков со стороны субподрядчиков вплоть до того, что что-то терялось элементарно, а некоторые вещи довольно дорого стоят. Конечно, все это решалось, т.е. везде люди адекватные, не хочу не про кого плохого чего сказать, но все равно есть какие-то неприятные вещи, поэтому всегда надо иметь что-то свое под боком, чтобы иметь возможность для маневров, я бы так сказал. Опять же, денег много не было, работал с компанией, которая в один прекрасный момент, не то чтобы разорилась, ну вот у них было второе направление и они как-то решили от него отойти, короче я у людей купил цех целиком, т.е. с людьми, оборудованием, я бы не сказал, что это шибко дорого было, относительно других. Вот взял, перевез к себе, где у меня на тот момент был офис, отремонтировали там помещение, поставили, сделали там вытяжки и т.д.

А. Шарков: А что представляет цех для такого рода производства? Знаешь, для меня цех, до того как я занимался своим бизнесом, для меня это такой ангар большой, с такими тельферами, кранами, там где переливается жидкий металл, искры! Для меня цех вот такое. Я понял, что цех это может быть и небольшое помещение!

А. Медведенко: Цех — это комнаты, они могут быть разные, в которых стоит, в моем случае, опять же надо понимать, что есть автоматизированные линии, у моих конкурентов они есть, у меня ее пока нет, но я думаю об этом, она довольно дорого стоит. В моем случае цех это — помещение, где сидят люди, самое главное, конечно люди, оборудование купить можно, главное люди. Т.е. что я купил, подразумевая под цехом? Я купил главного технолога, который сейчас у меня директор производства, и его персонал и плюс оборудование. Соответственно цех — это, у меня сейчас их два, — это две комнаты получается.

А. Шарков: Какая общая площадь?

А. Медведенко: Общая где-то порядком 60 м2, т.е. это не много.

А. Шарков: Т.е. вполне то помещение, которое можно арендовать, если не дорого, то в пром. зоне либо в бизнес-центрах не так дорого стоят эти помещения.

А. Медведенко: Нет, в бизнес-центрах нельзя, потому что есть тонкости законодательства, т.е. производство должно быть организованно именно на пром. площади. Если в бизнес-центре организуешь, то придет комиссия. Нельзя производство делать в бизнес-центрах.

А. Шарков: Ну, тем более что сейчас нет дефицита небольших производственных площадей, даже в центре города они есть.

А. Медведенко: Да, на сегодняшний день у меня всего 200 м2, из них порядком 60-70 производственных, а остальные офисные, там менеджеры, тех. отдел, отдел закупок. Т.е. это не так глобально.

А. Шарков: Да, я к тому, что производство может быть локальным, небольшим, и, тем не менее, высокоэффективным, и когда речь идет о цехах, то цех может быть площадью с квартиру, и, тем не менее, он может делать что-то небольшое, достаточно оборотистое и дорогое и приносить неплохую прибыль. У меня кондитерских цех, небольшой, размером с 3 студии. Есть показатель — оборот на квадратный метр или оборот на одного человека. У меня небольшой цех, как и твой, может быть намного эффективнее, чем цех на Кировском заводе.

А. Медведенко: Я был на многих заводах, даже в Питере, не буду их называть, там настолько не рационально помещения используется, настолько по-бестолковому, у них все разбросанно.

А. Шарков: Я думаю, мы с тобой на более цивилизованных производствах, где роботы ездят по разметке и по сигналам GPS ориентируются и подвозят рабочим. Там, где в огромном цеху работают 10 человек. Огромный цех это я имею в виду 1000 м2 , и получается 1 человек на 100 м2 приходится — это нормально, нам есть еще куда стремиться!

А. Медведенко: Это в Японии так, там как раз считается рентабельность на квадратный метр, у них все четко по этому поводу. У них в принципе страна маленькая, у них там площади очень важны. Я просто недавно общался с японцами, приезжали как раз производители оборудования. Мы с ним это обсуждали.

А. Шарков: И абсолютно правильно, и более того, чем меньше площадь, тем больше надо снижать эти измерения, доход на квадратный дециметр буквально. Я, по крайней мере, рассчитал доход на одного сотрудника и на квадратный метр. Есть 2 показателя и коэффициент между этими показателями должен соблюдаться в определенной пропорции, потому что у меня в одном офисе объединены 3 направления и, грубо говоря, чтобы отслеживать себестоимость и рентабельность каждого направления и отдельных продуктов, я разделяю этот офис на виртуальные зоны и понимаю, здесь у меня 3 человека занимают 20 м2, здесь 1 человек — 15 м2 и соответственно у него должны быть такие финансовые показатели, чтобы не возникало у сотрудников вопросов, почему для кого-то план меньше, чем для другого? Потому что один обходится мне дороже другого, поэтому и план у него больше. Это тема отдельного разговора.

А. Медведенко: Я никогда так еще не считал, я в целом считаю организацию.

А. Шарков: А ты знаешь, когда начинаешь так считать, знаешь продуктивность на сколько возрастает? Многократно! Потому что, казалось бы, в целом считаешь — цифры тебя устраивают. А когда ты считаешь именно так, по сегментам, ты смотришь, что в этом уголке у тебя все хорошо, а в этом не очень хорошо, вот здесь люди работают в ноль, по большому счету не окупая, те квадратные метры и погонные метры мебели, которые для них приобретаются. И когда ты знаешь, сколько стоит один час работы твоей фирмы, ох, как это ускоряет. И когда я приезжаю в очередной раз в офис и устраиваю там совещание, я понимаю, что если я веду его больше получаса, то вот эти полчаса стоят компании 10 тыс. например, у каждого свои цифры, но ты понимаешь, чтобы отвлечь людей от работы, сделать паузу, они должны уже намного больше заработать, они должны в этот день принести на 20 тыс. больше, что бы это совещание было оправдано. Когда ты понимаешь, сколько стоит один час работы твоего офиса и более того, когда ты уменьшаешь это до одной минуты, ох, как начинаешь время ценить.

А. Медведенко: Я бы тут разделил. С производством я согласен, потому что них есть постоянные заказы, они должны сидеть и делать и если кто-то выходит покурить, они теряют время. Это я утрирую. У меня просто такая область, что мы работаем только с юр. лицами, с юр. лицами большими, которые не ищут себе поставщиков, а к ним ломятся и надо договариваться, т.е. иногда может пройти с момента первого контакта с заказчиком до заказа, чуть ли не год. Т.е. что бы менеджеру сказать, что ты тут час теряешь, а значит это стоит столько-то денег, я думаю это не совсем правильно.

А. Шарков: Это с одной стороны, если ты считаешь по прибыли. А ты посчитай по расходам, по аренде, по зарплате, по связи и т.д. и у тебя есть определенный минимум стоимости всегда, именно по расходам, сколько тебе обходятся, грубо говоря, постоянные издержки, которые капают, с которыми ты ничего не можешь поделать.

А. Медведенко: Да, мы считали по количеству звонков, сколько должен сделать менеджер, чтобы не сидел просто. Просто я считаю, я сам из менеджеров, и, может быть кто-то будет со мной спорить, самое главное дело фирмы — это продажи, если он кормит всю фирму, соответственно остальные — это поддерживающий отдел, будь то производство, будь то закупки — это все равно отделы, которые поддерживают заказы, которые приносит менеджер.

А. Шарков: Ты абсолютно прав. Я тебе скажу, в эти выходные записывалась программа «Опытным путем», моя коллега записывает, Таня Гедзберг и она пригласила меня в качестве гостя. И как раз мы об этом говорили, именно о продажах. Речь была о технологиях продаж некоторых, и я делал такой комментарий, что я считаю продажи ключевой компетенцией любой компании, потому что, по большому счету, продажи без производства могут быть, и наша с тобой работа тому доказательство. Каждый из нас работал из дома в свое время, продавал кого-то. А вот производство без продаж, к сожалению уже никак.

А. Медведенко: Ну вот пример того цеха.

А. Шарков: Да, пример того цеха, потому так важно иметь качественное, эффективное производство — это плата за вход на рынок, но без продаж тут не о чем говорить.

А. Медведенко: С производством тоже есть такие моменты, должно быть хорошее ОТК, мы столкнулись с этим.

А. Шарков: Прокомментируй что такое ОТК, не все это знают.

А. Медведенко: Отдел технического контроля. Контроль выходящей продукции. Потому что всегда есть какие-то косяки у людей, у станков, у кого угодно, соответственно должна быть хорошо отлажена система выхода. Потому что, в принципе, получить заказчика — это одно, надо его удержать, он должен быть доволен тобой, а постоянно что-то где-то как-то.

А. Шарков: Кстати, по поводу заказчика. И вернемся уже потом к твоей специфике. Структура заказчиков у тебя какая? Кто эти компании? Чем они занимаются?

А. Медведенко: Это любые компании, которые, так или иначе, производят некоторые устройства. Вот я привел пример тех же турникетов. Есть какие-то компании, которые делают все возможные приборы, т.е. это не то чтобы компьютер, у нас сейчас электроника повсеместно. Любой прибор, который имеет электронную начинку, начиная с электрочайника, правда чайники у нас делаются не здесь. Я сейчас уже отошел от заказчиков и их уже не помню, но в основном это какие-то большие заводы отечественные, потому что они так или иначе выпускают продукцию, но их технологии, которые когда-то позволяли им делать свои платы, они, во-первых, уже устарели, во-вторых, это стало не рентабельно. Проще заказывать у таких компаний, как у меня. Т.е. заказчики все возможные. Я просто уже два года не занимаюсь продажами.

А. Шарков: Ты знаешь, я столкнулся с тем же самым, когда я контролировал все и был в курсе каждого заказа, а потом приходишь к управлению больше персоналом, смотришь на показатели цифровые, смотришь цифры, но престаёшь видеть.

А. Медведенко: Нет, я названия фирм помню, просто не хочу их озвучивать, а вот область, чем они занимаются: медицинская техника, система безопасности типа входа, вспомнил вот еще светодиодная — светильники на светодиодах мы делаем, эти линейки идут достаточно в больших объемах. Представляешь, такая вот линеечка 20-30 см, такие платы идут тоннами, на алюминии такие платы. Получается мы субподрядчики у подрядчиков, т.е. я знаю, ряд наших заказчиков работает на РЖД, они в вагоны ставят эти светильники и блоки управления. Т.е. они свое оборудование поставляют в РЖД, а мы им делаем какую-то часть, некий полуфабрикат. Нам без разницы, какую электронную начинку и для чего ее делать, это может быть все что угодно.

А. Шарков: А вот мне интересно, тебе ставят задачу, что устройство должно выполнять такие-то функции или все же заказчик дает ТЗ по схеме.

А. Медведенко: ТЗ по схеме как раз. Они разработкой занимаются. Но у меня уже есть штат инженеров, он уже не один, их несколько, и мы выполняем. У нас уже были заказчики, до смешного доходит, ТЗ приносили на листочке в клеточку, нарисованное карандашом. Соответственно, мы по этой схеме делали так называемую трассировку, т.е. разводку этой платы и дальше все остальное. Но саму разработку устройства делает, конечно, заказчик, потому что он знает, что куда у него идет, какие параметры.

А. Шарков: Я был в Китае и наблюдал ситуацию, когда в больших цехах сидят китайцы и делают устройства. Отдельно заказывают корпуса, где-то их отливают, игрушки там, телефоны, пейджеры, вертолетики с гироскопами и т.д., и сидят все сшивают у себя в одном помещении. И ты знаешь, молодые люди там работают, иногда кажется, что школьники и их много-много-много. И у них цеха открываются в одном городе, в другом, по несколько штук. И там нет дефицита с кадрами. Вот скажи, пожалуйста, у нас, насколько сейчас есть достойные специалисты, которые работают в этой области, и где ты их берешь? Менеджера по продажам можно найти и по объявлению, курьера, водителя, дизайнера, пищевого технолога. А вот в такой узкой сфере, где ты берешь людей?

А. Медведенко: Самый больной момент! На самом деле, с кадрами беда, конечно. Основной костяк, как я и сказал, т.е. если брать руководителей моих, сейчас у меня несколько отделов получается, инженер у меня с большим опытом. По сути дела, приходится брать людей, которые где-то уже работали, потому что сейчас у нас не готовят специалистов. Вот на производство мое, пайщиков пытаемся найти, но в основном народ предпенсионного возраста, берем молодых поучиться, но они приходят, чуть поработают, и уходят. С этим тяжело. Я был в паре лицеев, которые профильные, так мне там говорят, что не было наборов несколько лет на эту специальность. А я прихожу, говорю, мы на практику их возьмем, готов заплатить им за работу, т.е. не бесплатно, не просто так. Т.е. приходится брать, учить. Когда я брал цех, там пара людей было, но мы же дальше расширяемся, дальше набираем, получается, постоянно кто-то приходит, кто-то уходит и с этим сложно, конечно. Насколько я знаю, и у конкурентов то же самое. Т.е. в этой области у нас сейчас не готовят кадров и только, в лучшем случае, какие-то специалисты из института, если он где-то поработал, приходится брать и учить.

А. Шарков: Я тебе более скажу, на твоем месте сидел гость программы «Берись и делай» Александр Леонидович Кашин, основной владелец компании эври холдинг банк Александровский, который здесь находится неподалеку, с огромной структурой. Очень серьезный, видный питерский бизнесмен. И он говорил о том, что у него на оборонных предприятиях, у него есть ряд оборонных предприятий, которые делают для оборонки, знаешь какой средний возраст сотрудника?

А. Медведенко: 70 лет.

А. Шарков: Да, средний возраст сотрудника за 60 лет.

А. Медведенко: Да, я знаю, я тоже с такими организациями работаю.

А. Шарков: Ты единственный человек, из тех, кому я это озвучивал, назвал объективную цифру. О чем это говорит? О том, что буквально через 10 лет, если все продолжится как сейчас, просто встанет отрасль.

А. Медведенко: Это о чем я говорил. Надо рекламировать не тех, кто что-то покупает и продает, а тех кто что-то производит. С нуля придумал и делает. Печальное впечатление о нашем будущем.

А. Шарков: У меня оно такое более светлое.

А. Медведенко: С точки зрения образования будет провал. В плане того, что сейчас не готовят специалистов, а потом их не откуда будет брать, а те, кто есть они уйдут на пенсию.

А. Шарков: Да уже сейчас такая ситуация. Мне нужен технолог на такую более консервативную область — пищевая промышленность — мне нужен технолог-кондитер. Кстати, пользуясь возможностью, друзья, если в Петербурге кто-то занимается пищевыми технологиями, имейте в виду, мне нужен технолог-кондитер. Ты кстати, тоже можешь обратиться!

А. Медведенко: Мне нужны монтажники, пайщики.

А. Шарков: И ты знаешь, я владею ситуацией по отрасли у коллег, таких, которые имеют производства, как и я, там заработать специалист сможет намного больше, чем рядовой менеджер. И более того, люди технические сейчас востребованы, их днем с огнем не сыскать. У моего товарища крановщик получает 80 тыс.

А. Медведенко: Я тебе другое скажу, у меня есть один знакомый, работает на нашей здешней верфи, суда строят, не все конечно у них хорошо, у них не хватает, элементарно, хороших сварщиков, которые могут там под сотню зарабатывать.

А. Шарков: Кажется, что скоро ситуация уже перевернется. Что цивилизованный средний класс будут составлять люди технических профессий, буквально, в течение 10 ближайших лет, а менеджер — это будет уровень ниже среднего, потому что профицит таких специалистов, по крайней мере, не специалистов, а людей, которые себя так называют и специалистов из них очень мало, к сожалению.

А. Медведенко: Я бы сказал немножко по-другому­, у нас перевернули понятие менеджер. Хороший менеджер, именно «продажник», это тоже хороший специалист, который может много зарабатывать. Не каждый может быть хорошим менеджером, вот о чем речь. У меня были примеры, буквально недавно — полгода назад. Я взял еще двух человек, в итоге один человек просидел у меня полгода, я ему платил оклад, а он не принес мне ни одного заказа. Правда набирал его не лично я, тех которых я набрал, были лучше, но вот как факт.

А. Шарков: А ты знаешь, ситуация такая, нашим слушателям будет полезно это услышать, я наблюдаю такой тренд, что все больше людей считают должным получать зарплату, за то, что они приходят на работу, не за то что они работают и приносят результат, а за то, что приходят на работу. И частый вопрос на встречах, скажем, публичных, Андрей, как найти правильных специалистов? Это вопрос достаточно больной и нет такого четкого ответа. Половина ответа — это соответствие техническим требованиям определенным, и вторая половина критерия отбора — это просто человеческие его характеристики определенные: энтузиазм, активность, способность импровизировать и т.д. Вот это сейчас в людях исчезает, и понять это может только человек, который сам через это прошел и должен набирать частично таких же как он. Поэтому я считаю, всегда очень важно, я говорю о важности делегирования, но, пока ты сам не научишься что-то делать, ты не сможешь правильно делегировать, ты не сможешь нанять нормального специалиста. И вот, через что мы сначала прошли, сначала сами все своими руками, а затем уже начинаем это кому-то сливать, потому что можем их проконтролировать. Друзья-слушатели, я сейчас обращаюсь к вам, если вы считаете, что у вас есть бизнес-план, какая-то идея и вам там сразу нужны люди, постарайтесь сначала все что можете сделать сами, и самим добиться результата, чтобы затем оценивать качественно работу других людей. И хотя бы оценивать правильно кандидатов, которых вы к себе приглашаете. Потому что я столько историй слушал, ко мне приходят, жалуются, советов просят. Когда люди открывают компанию, нагнали специалистов, арендовали офис, 10 человек работают, вернее 10 человек приходят на работу, но никто не работает. И говорят: «Но вроде анкеты нормальные, образование — высшие и т.д., но никто не работает». Потому что образование вообще ни о чем не говорит зачастую, к сожалению, сейчас. Оно необходимо, оно нужно, но ни о чем не говорит. А почему такая ситуация происходит? Потому что люди сами ничего не понимают, не знают, только мнят себя бизнесменами. Каких-то книжек начитались, фильмов про Цукерберга насмотрелись, и считают: «У меня есть идея, и она будет сразу востребована везде». И они говорят, что: «Вот я создам проект, туда пойдут клиенты, будет спрос». А с чего ты взял, что клиенты пойдут?

А. Медведенко: Ты попробуй сначала посмотреть.

А. Шарков: Да, ты сначала посмотри! Ты сначала загони клиента! Поэтому берите пример с тех, кто сам своими руками сделал. Я, по сути, других примеров и не знаю, может быть, они есть, но мне они не известны, когда человек схему запустил, и она сразу заработала.

А. Медведенко: И дивиденды начал получать!

А. Шарков: Да, сидит где-нибудь на Кипре и денежки считает. Как правило, это труд собственный — сам, сам, сам. Ничего, ребятушки, просто не бывает. Основной месседж программы «Берись и делай» говорит о том, что взял — сделал, а потом кому-то отдал.

А. Медведенко: Я бы даже сказал, что те, кто в 90-е нахапали, им тоже надо отдать должное, это удержали.

А. Шарков: Может быть, положили там кучу конкурентов, где-нибудь закопали, но так или иначе, они все-таки трудились!

А. Шарков: Ну да, тогда были другие технологии, скажем так, труд иногда в других областях лежал. Хотя многие тоже все потеряли. Знаешь, люди, которые ездили в 90-е гг. на 40-х, это S-класс того времени, если помнишь. Это 600-е из анекдотов — это та машина. И все, настали другие времена и они сейчас как-то перебиваются, если не успели купить квартиры и дачи.

А. Медведенко: Я просто застал 90-е, я в училище учился в военном, и тогда там, на самом деле, в полу-шутку, в полу-правда, но народ чуть ли не рэкетирами хотел идти работать.

А. Шарков: Я помню свои школьные времена...Тебе сколь лет, кстати?

А. Медведенко: Мне 31.

А. Шарков: 31 это на 4 года ты меня старше. Я 1985 г., а ты, получается, 1981 г. Я прекрасно помню эту романтику, когда считалось крутым, когда у тебя кто-то там из родственников мог назваться, ну сам понимаешь, кем. Сейчас уже это звучит нелепо, смешно, но тогда вот мальчишки: «А вот мой папа...». Бред, конечно, понимаешь, но тогда был такой культ определенный, считалось это классным, престижным даже.

А. Медведенко: Я, кстати, хотел бы добавить, для тех, кто будет что-то начинать и думать. Вот у меня в свое время были стереотипы, что ничего серьезного не сделать без какой-то там лапы, но я не говорю сейчас об оборотах в миллиарды и т.д. Может быть, в Москве сейчас все решается по знакомству, но уровень миллионов, он вполне честно зарабатывается, решается и не надо иметь какой-то там блат. Если ты можешь выйти с нормальным предложением. Даже не всегда цена решающая, у тебя может быть дороже, но у тебя могут быть условия лучше, у тебя более гибкие условия оплаты, поставки, еще что-то, качество у тебя лучше и т.д. Т.е. вполне честно, без всяких связей, блатов и т.д. можно на уровень миллионов выходить.

А. Шарков: Абсолютно с тобой согласен.

А. Медведенко: У меня была в свое время такая иллюзия, что надо каких-то там блатных друзей-знакомых, но ничего подобного. Все без проблем и абсолютно честно.

А. Шарков: Ты прав на 100 %. Как я вижу, слушатели «Берись и делай» до его развития, если он еще не сделал свой бизнес, или только начал — задача выйти на показатель среднего класса в европейском понимании. Что я понимаю под средним классом — это человек, который обеспечивает себя и свою семью на столько, что у него есть своя недвижимость — квартира, например, машина, машина жене, дети не испытывают недостатка, в принципе, как семья и жена, он может 3-4 раза в год выехать куда-то за границу в хорошее место и иметь достаточно качественный потребительский уровень. По большому счету, этот класс в нашей стране, этот слой, он очень тоненький.

А. Медведенко: У нас нет среднего класса.

А. Шарков: У нас практически нет этого класса. Но вот я наблюдаю: Питер, Москва, в регионах, я, кстати, съездил в Ханты-Мансийск, в Самару, сейчас в Ижевск полечу.

А. Медведенко: Средний класс считается в процентном соотношении от общего числа. Средний он и по тому средний. А если у тебя, грубо говоря, на 140 миллионов 100 — бедных и 30 — богатых, и пусть 10 миллионов живут нормально — это все равно не совсем то. Т.е. здесь речь идет о процентном соотношении.

А. Шарков: Да, да, я с тобой согласен и вот задача, чтобы сейчас молодые люди и девушки, которые только начинают свое профессиональное развитие достаточно быстро вошли в этот средний класс. И через бизнес, я считаю, вход, для тех, кто имеет потенциал и желание этим заниматься, очень доступен. Я думаю в течении 5 лет — реальный срок. По-тихонечку...

А. Медведенко: Я бы сказал года 3.

А. Шарков: Ну, это я еще растянул, от 3 до 5 лет, примерно так. И с этого уровня уже проще идти дальше. Естественно, я искренне всем желаю и сам стараюсь для того, чтобы войти в класс уже в высокий, уже в элиты, чтобы можно было назвать себя богатым человеком, но для начала нужно все-таки стартовать от состояния «простой» и перейти к шагу, от шага к бегу. Примерно так. А вот многие сразу метят в звезды.

А. Медведенко: Хотя я бы сказал, что, в принципе, планку всегда нужно высокую ставить.

А. Шарков: Однозначно!

А. Медведенко: Всегда нужно хотеть заработать очень много, но понимать, что это должно быть поэтапное движение.

А. Шарков: Конечно, потому что, как сказал мой товарищ — Гриша Васенкевич — «Цели должны быть перманентно недостижимы». Всегда! Приближаешься — сразу отодвигаешь, потом следующую, следующую. Хотя сейчас мы обсуждали возможности для развития профессионалов немерено!

А. Медведенко: Единственное, что я хотел добавить — я пришел к такому выводу: у нас очень сильно за эти годы, я имею в виду после советского союза, изменилась психология. Если старые специалисты радели за дело, им не столько было важно сколько ты зарабатываешь, не ну конечно важно, жить-то хочется, кушать хочется и голодать никто не хочет, но им было важно, т.е. они не комфортно себя чувствовали, если выпускали что-то плохое, если делали что-то не так. То сейчас сталкиваемся абсолютно везде, что человеку, если его работа не влияет на его зарплату, плевать! Вот берем транспортную компанию — сидит девочка, к ней стоит очередь, а она ни чешется, ни чего... у меня водитель вчера буквально жаловался, рассказывал, что нет бы, что бы побыстрей пошевелиться, а у нее на зарплату это не влияет. И везде так. Т.е. раньше людям было стыдно сделать что-то не так не, потому что они денег больше или меньше получит, а просто стыдно. Сейчас такое понятие исчезло. Поэтому я стараюсь по возможности давать, чтобы человек тоже был не только на окладе, но и на процентах. Т.е. у меня так производство работает, у меня так «продажники» работают, у меня так закупки работают. Конечно, они тоже люди и понимают, что могут где-то что-то, но вроде тьфу-тьфу-тьфу, пока не было прецедента, чтобы кто-то был уличен.

А. Шарков: Я сторонник того, что оклад должен стремиться к нулю, а процент к бесконечности.

А. Медведенко: Даже тот пример с менеджером — полгода, у меня область такая, что с первого контакта не всегда... Хотя по своему опыту менеджера, я на второй месяц получил заказ, я имею в виду, когда только-только пришел и ничего не знал в той компании. А так, бывает, действительно может пройти несколько месяцев, прежде чем что-то серьезное получишь. К сожалению уже несколько раз давали второй шанс, чтобы хоть как-то вытянуть человека, но никак.

А. Шарков: Второй шанс — это хорошо, но надо с первого раза стараться.

А. Медведенко: Просто вопрос опять в том же, что специалистов нет, понимающих в этой области нет, и, соответственно, ты взял человека, несколько месяцев его учишь, он в это вникает и потом его выкидывать тоже жалко, потому что ты в него вложил.

А. Шарков: Но надо признавать ошибки. Как часто любит повторять господин Потапенко: «Стратегические просчеты невозможно компенсировать тактическими успехами». Вот здесь все правильно. Если, изначально ты выбрал не правильного человека, то, сколько бы ты в него не вкладывал, эти вложения не оправдаются.

А. Медведенко: Тут тоже такой момент — человек вроде говорить мог, но не то чтобы напора не было, а...разгильдяй, я бы так сказал! Т.е. если был бы более серьезный, может быть, там что-то и было, ведь держали, не то чтобы просто держать, но не получилось.

А. Шарков: Андрей, а вот сейчас уже у тебя все стабильно, у тебя нет там никаких долгов, дыр, минусов?

А. Медведенко: Нет, нету. Что значит долгов? Кредитов нет, кредиты не брал.

А. Шарков: Я об этом. Я о том, что ты работаешь в плюс.

А. Медведенко: Да, с первого месяца у меня получилось — сначала я на это жил, потом и аренда и т.д. — развиваться! Единственное, что все мы работаем, учитывая, что у меня все равно на сегодняшний день так или иначе есть поставщики и субподрядчики и те же китайцы, про которых я говорил, т.е. у меня есть какие-то долги перед поставщиками, передо мной есть долги у заказчиков.

А. Шарков: Это операционные вещи, глобальная ситуация, она положительная. А ты не думаешь как-то диверсифицироваться.

А. Медведенко: В принципе, есть идеи. Меня давным —давно смущает, что хочется выпустить что-то свое, но не хватает какой-то сформулированной окончательной идеи. На самом деле хотел бы обратиться к слушателям — если есть какие-то мысли в области электроники, произвести некое устройство и что-то выпустить на рынок под своим брендом уже, то я готов рассматривать варианты, вложиться в образцы, вложиться на то, чтобы это раскручивать и т.д. Есть идеи, обращайтесь! И в принципе, опять же, хочется другие направления. Я бы предпочел какие-нибудь интернет-проекты, если есть опять же какие-то сформулированные идеи, не общие идеи в облаках, а что-то реальное и у людей нет денег, то я готов вложиться, потому что, я хотел бы на самом деле совсем другие отрасли. Я очень хорошо знаю пример господина Хилтона, у которого во времена депрессии сеть отелей была убыточна, а казино приносило прибыль, за счет чего Хилтон остался Хилтоном до сих пор. Поэтому мне интересны другие направления, ну хотелось бы ближе к тому, чем я занимаюсь, т.е. электроника или интернет — я программист по образованию, те же программные обеспечения. Хотя, с другой стороны, почему бы не постичь что-нибудь абсолютно стороннее?

А. Шарков: Друзья, сейчас вам только что озвучили готовность инвестировать, сотрудничать, развивать направление, ваше, в первую очередь, поэтому воспользуйтесь возможностью — сейчас у нас в гостях инвестор по большому счету, который озвучил готовность работать. Конечно у меня просьба, я бы хотел сразу и тебя предупредить об этом и наших слушателей — уважайте время людей, которые предлагают вам сотрудничество, и если вы хотите прислать предложение какое-то — будьте добры, сформулируйте его очень четко, а желательно в картинках, в схемах, в цифрах и только тогда предлагайте. Я просто сам как инвестор хочу сказать, что проект, который сформулирован подобным образом как «есть идея сделать социальную сеть для любителей серых кошек» — это никому не интересно. Что интересно? Интересно четко сформулированный план действий, желательно какой-то прототип, разработка, либо четкое описание и даже, лучше всего — команда, которая готова этот проект реализовать. А не просто формулировка и описание нужных людей, которые должны быть в проекте, а желательно уже эти люди, которые готовы участвовать — это на много увеличит ваши шансы привлечь внимание и ресурсы инвестора. Что еще важно понимать? Если вы сами готовы в какой-то степени, естественно, что это зависит от объема проекта, это степень может быть меньше по объему вложений, если вы готовы сами вкладываться, своими деньгами в том числе — это показывает серьезность намеренностей.

А. Медведенко: Я бы еще добавил один момент, в принципе ты все правильно сказал, но с другой стороны, самое важное, мне кажется, чтобы человек радел за дело и ему бы это нравилось. Чтобы видно было, что он в этом заинтересован, а не так что — проснулся, меня осенило, почему бы не сделать? А человек, которому нравится программировать, он одно, второе, третье, десятое хочет. Когда горят глаза — должно обязательно получиться!

А. Шарков: Да, ты прав. Поэтому мы очень много говорим о том, что бизнес должен приносить удовольствие. Для меня — в первую очередь, для кого-то — в первую тройку этот параметров входит.

А. Медведенко: Я по себе скажу, я никогда не думал, что займусь этим, но у меня в свое время — в детстве и паяльник был, я и всякие магнитофоны ковырял, что-то перепаивал, т.е. раньше все это было просто так, а оказалось в итоге, что я с этим и сейчас связан.

А. Шарков: Андрей, в завершении программы, дай какое-нибудь напутствие, совет, основываясь на собственном опыте. Что ты можешь подсказать, может помочь советом начинающим и тем, кто еще может быть не начал, но на пороге стоит.

А. Медведенко: Но я бы сказал — кто ищет, тот всегда найдет! Т.е. если что-то не получается, но очень хочется и чувствует, что в этом что-то есть. Сейчас не получается, значит позже получится, главное не сдаваться и не бояться, что самое главное. Я помню как я начал, я открыл компанию в 27 лет, но, сколько себя помню, всегда хотел на себя работать. Путь довольно длинный, много компаний поменял. И в один день я встал и понял, что если я сейчас не пойду и не зарегистрирую юр. лицо, то никогда уже этого не сделаю! И я пошел, обратился к людям. Делается все элементарно. Расскажу жизненный пример: у меня есть знакомая одна — хорошая девчонка, живет с мужем, не работает, муж только работает, но у нее золотые руки. Она делает себе шляпки очень красивые, сумочки обшивает, но для себя. Я ей говорю: «Слушай, все равно ведь не работаешь, ну сделай в контакте страничку, сделай еще чего-нибудь!» И вот человек начинает придумывать: «Это же надо юр. лицо регистрировать, а это же бухгалтерия!» Я ей говорю: «Сделай для друзей вначале, сделай в контакте, сделай сайтик — не надо сейчас никакого юр. лица, ничего не надо, просто начни, будешь за нал все это делать, по чуть-чуть, по копейкам, если пойдет дальше, я тебе все расскажу!» К чему это все я начал? Люди сами придумывают себе проблемы не понятно откуда! Юр. лицо регистрируется элементарно! есть организации, ну 10 тыс. руб., ну пусть 15 тыс. руб., не помню сейчас, сколько это стоит.

А. Шарков: Десятку так и стоит!

А. Медведенко: Ну тем более, эту сумму любой может найти, в крайнем случае, пошел — занял, потом отдал, если сейчас этих денег нету. Т.е. юр. лицо зарегистрировать — никаких проблем нет, не надо никуда ходить, есть куча организаций, которые это делают. С бухгалтерией тоже проблем нет — определись, что ты хочешь, опять же, есть куча организаций, я так и начинал, у меня не было бухгалтера, я заключил договор с аудиторской организацией, которая меня довольно долго вела. И только потом нанял бухгалтера. Здесь нет никаких проблем — главное работай и делай, что ты хочешь. Единственно, что важно — это решить, как ты будешь продавать. Если у тебя золотые руки, то ты подумай не над тем, что тебе юр. лицо надо и бухгалтерию, а над тем, как ты будешь это реализовывать. В общем — надо делать и не бояться!

А. Шарков: Согласен однозначно! Видишь, как время быстро полетело — 50 минут уже! На этом мы выпуск завершаем. Контакты Андрея вы найдете в комментариях к выпуску на сайте podster.ru. Готовьте свои предложения! Андрей, а ты готовься к этим предложениям! С нами был Андрей Медведенко. Меня зовут Андрей Шарков. Андрей, большое спасибо, что принял участие в нашей программе! Друзья, беритесь и делайте! До встречи! До свидания!

А. Медведенко: До свидания!

Ширина

Андрей Медведенко доказал, что можно без больших стартовых вложений наладить производство электронных модулей. Сейчас его компания имеет семизначные обороты, а начиналось все с компьютера, принтера и работы из дома.

В подкасте:

— В какой момент возникла необходимость открывать производство.
— Что из себя представляет цех по изготовлению электронных модулей, кому они нужны.
— Продажи высокотехнологичной продукции.
— Обращение к стартаперам. Приглашение к сотрудничеству.

Выпуски

Комментарии

  • 0
    Уважение гостю. Интересная история.
    9 октября 2012

  • 0
    А что бюджет на видео-версию иссяк?
    10 октября 2012

  • 0
    Nikita Resheteev, видеоверсия доступна. по техническим причинам, к сожалению, позже выхода аудио.
    10 октября 2012

  • 0
    Спасибо за интересный подкаст.
    Но тезис насчет отсутствия проблем с рабочей силой в Китае, мягко говоря, спорен. Особенно, в промышленно развитых местах. Зарплата рабочего за последние 10 лет в долларах США выросла примерно впятеро. На китайский НГ получают бонус - и часто не возвращаются к своему работодателю, так как новый предлагает больше.
    Раньше производственники ездили в деревню, созывали молодежь, привозили в общагу, учили... теперь вариант не прокатывает. И в деревнях знают себе цену, а мало-мальски обученный рабочий сразу хочет ЗП выше средней по отрасли-региону.
    Китайские компании уже начали переносить производство во Вьетнам и др. менее богатые страны.
    14 октября 2012

  • 0
    Попробую трудоустроиться в компанию Андрея Медведенко.
    15 октября 2012

  • 0
    очень интерсный, вдохнавляющий выпуск.
    Спасибо Андреи :)
    18 октября 2012

  • 0
    Спасибо за интересный подкаст, особенно заслуживающий внимания по причине производственной тематики,чего в наше время сильно не хватает. Очень удивляет малое количество идей производственного характера,наверное данное веяние пока еще не тренде ) по сравнению с немного измененными и частично копированными облачными сервисами, новыми соц.сетями и т.д. Пора браться и делать... и Придумывать-Делать-Запускать
    23 октября 2012

  • 0
    Здравствует!!! Послушал, впечатлило. Есть идеи по дальнейшему развитию. К сожалению не где не нашло контактов Андрея.
    7 августа 2013